Беларусь-Россия: Мы живем в одном дурдоме

Едва закончилась молочная война между Россией и Беларусью, а на горизонте уже маячит газовая — таким может быть ответ Кремля на то, что Александр Лукашенко проигнорировал саммит ОДКБ в Москве. Минск грозит ввести элементы пограничного и таможенного контроля на границе с Россией. Комментируют Борис Немцов, Юлия Латынина, Дмитрий Орешкин.

Беларусь-Россия: Мы живем в одном дурдоме
Борис Немцов, член бюро движения "Солидарность":

— В принципе Лукашенко, конечно же, относится к России как к сырьевому придатку и дойной корове. Режим Лукашенко поддерживался Путиным на протяжении всего его правления. Путин давал Белоруссии дотации от пяти до десяти миллиардов долларов в год — собственно, эти дотации и позволяли Лукашенко платить пенсии, КГБ содержать, репрессивный аппарат и так далее. Этот режим существует за счет русских денег. Если сейчас в Кремле осознали, что содержать режим они больше не хотят, то у Лукашенко возникнут проблемы. Сможет он с этими проблемами справиться или нет?

Лукашенко, хоть и законченный негодяй, но человек очень изворотливый и живучий. Я не помню, чтобы он после истерик и войн терял властные позиции, – такого не было ни разу за последние 15 лет. Так что голыми руками его не взять, у нас слишком слабая власть, чтобы с Лукашенко разобраться. Лукашенко сейчас будет рассчитывать на помощь Запада и на реформы. Он будет вынужден проводить реформы – приватизацию, например, он будет вынужден компенсировать ту недостачу, которая возникнет с прекращением дотаций от России получит. Но победить Лукашенко наш режим не может, потому что он сам такой же. Ворон ворону глаз не выклюет.

Юлия Латынина, журналистка:

— Самое смешное во всей этой истории, что в рамках некой политики двоемыслия мы в один и тот же день заявляем, что будем вступать в ВТО вместе с Белоруссией и Казахстаном, и тут же начинаем кричать, что Лукашенко зажрался, не хочет быть президентом и так далее. Все эксперты, в том числе и ваша покорная слуга, давно говорили (для этого не надо быть провидцем), что г-н Лукашенко возьмет у нас сколько возможно взять денег за признание Южной Осетии и Абхазии, а потом кинет. Причем достаточно очевидно, что Лукашенко нас переиграет, потому что среди стран-изгоев всегда побеждает наибольший изгой. В ситуации, когда страна живет в неком придуманном мире внешних врагов, Лукашенко, который рассказывает, что это всё потому, что российские олигархи хотят скупить белорусскую сметану, имеет перед нами феерическое преимущество. При всей неадекватности поведения нашего политического руководства, до олигархов, покусившихся на сметану, мы не дотягиваем. Мы не Лукашенко, не Ахмадинежад, не Северная Корея. В игре под названием "Кто больший отморозок" побеждает больший отморозок.

Я не думаю, что это кончится чем-то серьезным. Ведь у нас уже была масса обострений с Лукашенко, в том числе и сопровождавшихся личными оскорблениями по адресу Владимира Владимировича. Но почему-то оскорбления, которые не прокатили бы ни от Ходорковского, ни от Буша, ни от Обамы, от Лукашенко каждый раз благополучно скушивались, и опять наступала тишь да гладь.

В предыдущий раз, когда Путин, еще президент, прилетел в Минск подписывать новый союзный договор, он притащил с собой абсолютно всех высших чиновников — Миронова, Грызлова и других, — а также два разных варианта договора. Один предполагал, что Белоруссия просто получит очередные бабки, а другой - что Белоруссия и Россия образуют союз, который мог бы просто отменить президентские выборы. Тогда Лукашенко даже не встретил Путина на аэродроме, Путин приехал к нему в резиденцию, они сидели там до утра, а потом сказали, что обсуждали только кредит. Кредит, кстати, Лукашенко тогда получил. Он в очередной раз блистательно использовал свою технику: он все время обещает выйти замуж за Россию, но, естественно, никогда не выходит, потому что он диктатор, которому хорошо одному. Его идея независимости - как глисты в кишечнике: глиста зависит от кишечника, а кишечнику все равно.

Опыт показывает, что мы много раз это глотали от Лукашенко и потихонечку всё успокаивалось. Точно так же, как от Ирана. Мы постоянно получаем абсолютно унизительные истории с Ираном, который, конечно, понимает, что мы не являемся его союзником в стратегическом смысле слова, хотя бы потому, что Путину, конечно, выгодно, чтобы отношения Ирана с Западом были напряженными. При этом и цена на нефть высокая, и газопровод из Ирана не строится.

Но такие страны, как Россия, Иран, Венесуэла, Северная Корея, Белоруссия, они являются союзниками в том смысле, что живут в одном сумасшедшем доме. Они соседи по палате, и все очень разные: кто-то считает себя Наполеоном, кто-то считает, что он стеклянный и проклятый Запад его разобьет, кто-то считает, что он Чингисхан. Против России они всегда объединятся. Но когда речь идет о разборках между ними, тот, кто считает себя Наполеоном, и тот, кто считает себя стеклянным, никогда не согласятся между собой.

Дмитрий Орешкин, политолог:

— Все эти слова Лукашенко и Путина о государственности, о державе, о народе - это слова, а суть дела в политических интересах. Лукашенко хотел быть начальником России, его интересовала всегда только его личная власть. В те времена, когда ему казалось, что он может распространить свою власть на Россию, он был сторонником союзного государства. А сейчас он понимает, что это невозможно, что Путин хочет распространить свою власть на Белоруссию, заставить ее подчиняться старшему брату, например, признать Южную Осетию и Абхазию.

У Путина своя логика: он платит Лукашенко 5 миллиардов долларов нефтегазовой дотации, а политического подчинения в обмен не получает; соответственно, он испытывает желание нагнуть Лукашенко, потому что тот деньги берет, а обещаний не выполняет. Он пытается запретить импорт молока, как-то еще наступить Лукашенко на мозоль. Тот в ответ старается наступить на мозоль Путину, то есть России: вводит таможенные ограничения, говорит, что белорусы в землянки уйдут, но не подчинятся, молоко на улицу выльют, лишь бы России не продавать, раз она не покупает, и так далее. И наверняка он так и сделает, раз он полностью контролирует жизнь белорусов.

Путин исходит из того, что он зажмет экономические тиски - и режим Лукашенко развалится. А это вовсе не факт: в таком режиме существует, например, Корейская Народно-Демократическая Республика, и не скажу, что замечательно себя чувствует, но Ким Чен Ир себя чувствует неплохо.

Мы имеем вполне закономерный процесс появления вокруг России врагов. Это, мне кажется, большая заслуга путинской внешней политики. Можно долго говорить про происки Запада, но де-факто мы видим, что в путинскую эпоху дошли до кризиса отношения с Украиной, дошли до войны отношения с Грузией, ухудшаются отношения с Белоруссией. Эти "попытки диктовать" (если употребить советский термин), которые делает Путин, встречают последовательную неприязнь, неготовность идти навстречу со стороны СНГ. Вот уже и Узбекистан потихоньку взял и отказался идти в ОДКБ.

Это провальная политика, путинская провальная политика, которая исходит из того, что у Белоруссии есть зависимость от России, тогда как ее давно нет. Она была только в ту эпоху, когда люди боялись, что враги нанесут по ним ядерный удар, и думали, что нуждаются в обороне. Сейчас они не нуждаются, Лукашенко плевать хотел на ОДКБ — он знает, что никакая Западная Европа его оккупировать не будет. Но при этом он замечательно спекулирует на том, что вся противовоздушная оборона территориально находится в Белоруссии. И Путин прекрасно знает, что Запад не будет атаковать Россию, но он силовик, поэтому он использует вот это вот, а Лукашенко его разводит: нет цены, говорит он, защите от Запада, и сам идет на Запад за очередными кредитами. Он-то Запада не боится, но нас пытается запугать тем, что рухнет противовоздушный пояс.

Это абсолютно естественный продолжающийся процесс скукоживания реальной власти Путина, потому что она ориентирована на силовую тактику, выражающуюся в агрессии против заданного мира прежде всего. А западный мир предлагает то, что Путин предложить не может, — невмешательство и при этом кредиты на льготных условиях, Путин же вс` пытается давить силой. Получается катастрофическая ситуация, в которой Россия не может предложить ничего позитивного ни Белоруссии, ни Украине, ни Грузии, ни Молдавии, зато может напугать и предложить негативное — то есть наказать. Есть силы наказать, но нет сил привлечь.

Путин и наказывает: наказал Грузию и сам оказался в дураках с непризнанными республиками, пытался наказать Украину, что тяжелее, конечно, потому что она всегда выкарабкается. Теперь пытается наказать Белоруссию. Это повтор советской модели мира, который приведет к естественному результату — распаду, расколу, разделению. Теперь Россию будут ненавидеть еще и в Белоруссии, непременно будут — Лукашенко контролирует все СМИ, так что там сейчас такая волна антироссийских настроений пойдет, похуже чем на Украине.

07:01 18/06/2009









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии