Марк Зельцер: Я беспокоюсь за дальнейшую судьбу брата

За несколько часов до прилёта Эммануила Зельцера в Соединённые Штаты Америки Еврорадио взяло эксклюзивное интервью у брата теперь уже бывшего заключённого белорусской тюрьмы Марка Зельцера.

Марк Зельцер: Я беспокоюсь за дальнейшую судьбу брата
Во время разговора Марк находился на пути в аэропорт и признался, что едет на встречу взволнованным и одновременно обеспокоенным. За дальнейшую судьбу Эммануила.

Еврорадио: Уже понятно, что за всей историей с Эммануилом стоит охота за деньгами Бадри Патаркацишвили, у которого ваш брат был адвокатом. Главным охотником вы сами называете Бориса Березовского. Не боитесь ли, что охота за деньгами продолжится и Эммануил по-прежнему будет в опасности?

Марк Зельцер: Вы задали очень-очень правильный вопрос. Вот, сейчас он вышел на свободу — будет ли он дальше бороться? Я не знаю. Я с ним ещё не говорил, он ещё не прилетел. Но он большой и серьёзный адвокат. Будет он продолжать заниматься этим делом или нет — не знаю.

Понимаете, Бадри (Патаркацишвили. — ЕРБ) оставил завещание, он оставил деньги своей семье: по 25 процентов одной жене, другой, детям — по 5, по 10 процентов и так далее. В этом завещании, естественно, нет ни Березовского, ни Эммануила, ни Джозефа Кея — никому из них он ничего не оставлял. Мой брат занимался этим делом потому, что это был его клиент последние 14 лет. И из-за этого пострадал. Березовский решил, что половина денег, если не все, его.

Я никого из них не знал: ни Бадри, ни Березовского, ни Кея. Они все борются за какие-то безумные деньги. Мне нужно, чтобы с братом было нормально. Моё мнение таково и мой совет был бы таким: не думать о прошлом, закрыть эту главу и начать думать о будущем. И не заниматься больше этими вещами. Мы знаем о происшествии в Беларуси — в нём не было никакой юридической подкладки. То же самое и с Березовским. Что там можно решить юридически? Ему что-то не нравится — он одурманивает, сажает в самолёт и направляет к своему другу в Беларусь. Чтобы там люди исчезли. А следующий раз будет пуля в черепе.

Если я не могу бороться с человеком своими собственными силами, если он выступает, как говорил мой профессор московской консерватории, в другой весовой категории, то что же я могу сделать? Я не убийца, я не уголовник, я стрелять в него не буду. А он может! Но ведь это неравные силы! Здесь должны быть замешаны правоохранительные органы России, Англии, которая хочет его (Березовского. — ЕРБ) держать у себя, Беларуси, которая должна была его выдать. Но это решать моему брату, а не мне. Но я ему буду советовать не связываться".
07:25 02/07/2009




Loading...


загружаются комментарии