Когда нет правды в своей стране

Самый популярный человек в Беларуси — Александр Лукашенко. Хотя бы по количеству телеграмм, что посылают белорусы на его имя. В телеграммах жалобы на судей, прокуроров, следователей и чиновников... Как гаранта Конституции президента просят «разобраться», «дать указание», «наказать», «привлечь» и даже ратифицировать договор со Страсбургским судом.

22 июня Администрация президента получила телеграмму от бывшего жлобинского адвоката Сергея Ерошевича (на фото). С 2005 года он добивается своего права на справедливый суд. Адвокат прошел восемь судебных инстанций, четыре раза его дело рассматривал Верховный суд, но ответ везде один — приговор оставить в силе. «Я потерял надежду, что дело будет рассмотрено согласно законодательству нашей страны», — пишет адвокат президенту. — Если Вы хотите и дальше доверять Вашим компетентным органам, не лучше ли было бы ратифицировать договор со Страсбургским судом? Это дало бы Вам возможность лично убедиться в некомпетентности руководства Верховного суда и Генпрокуратуры».

Опального адвоката суды признали виновным в совершении уголовного преступления — хулиганства. Якобы в июле 2005 года Сергей Ерошевич в центре Жлобина, напротив исполкома, средь белого дня избил бывшего милиционера Сергея Новикова. Ударил его два раза кулаком в лицо и скрылся на машине. После этой истории адвоката уволили из Жлобинской районной адвокатской коллегии, где он был едва ли не самым востребованным специалистом.

Свидетели, на показаниях которых базировалось обвинение, теперь написали явки с повинной. Первый свидетель Дмитрий Лещин еще в ходе судебного разбирательства признался, что никакой драки не видел. Второй свидетель Наталья Новикова 15 мая 2009 года обратилась в Гомельскую областную прокуратуру с заявлением, что в суде оговорила адвоката под давлением «побитого». Однако Жлобинская районная прокуратура явки с повинной попросту игнорирует и дело по вновь открывшимся обстоятельствам не возбуждает.

— Они защищают честь прокурорского мундира и судейской мантии, — поясняет Ерошевич. — Если прокурор признает эти явки действительными, то они должны признать, что разбирательство в суде велось предвзято и несправедливо, нужно будет признать судейскую ошибку.

Дело давно минувших лет до сих пор не дает экс-адвокату Ерошевичу жить спокойно. В Жлобине он проработал адвокатом 5 лет. До этого 7 лет работал судьей в Петриковском районном суде. В Жлобине выступал защитником лица, на которого райпрокурор подал в суд. Защищал и самого «побитого» Сергея Новикова, укравшего цветной металл с БМЗ. Сергей попал за решетку, а жена осужденного стала встречаться с адвокатом. Когда Новиков вышел, отношения уже себя исчерпали, но ревнивый муж предпринимал попытки «отыграться». Милиция рассматривала заявления Ерошевича о том, что якобы Новиков украл у адвоката собаку, поцарапал машину… Через два дня после инцидента с царапиной Новиков написал заявление в Жлобинскую прокуратуру о том, что Ерошевич побил его.

По словам Новикова, все было так. 15 июля 2005 года в 17 часов Новиков шел по улице Петровского (центр города). Навстречу ехал Ерошевич с его бывшей женой Натальей Новиковой на переднем сиденье. Ерошевич остановился, выскочил из машины, ударил два раза Новикова в лицо со словами «оставь Наташу в покое» и скрылся. Новиков потерял сознание минут на 15 и после пошел в прокуратуру.

Рогачевский районный суд в лице судьи Николая Рубисова установил, что «у Новикова имеются характерные телесные повреждения (2 синяка под глазами). Телесных повреждений у Новикова до обращения в прокуратуру никто не видел». В больницу Новиков обратился только через шесть с половиной часов. Там ему поставили диагноз «сотрясение мозга».

К следователю прокуратуры обращается Дмитрий Лещин. Он говорит, что видел этот инцидент и в подробностях описывает случившееся, участников. Не сходится лишь одна деталь: Лещин утверждает, что Новиков после ударов сознание не терял и пошел в сторону, обратную от прокуратуры. В первом же судебном слушании Лещин показал, что «его уговорили за вознаграждение оговорить обвиняемого, рассказали, о чем надо свидетельствовать и показали фотографии участников». Лещин написал явку с повинной в Гомельское областное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Суд не поверил признанию Лещина и принял во внимание его показания, данные во время следствия. Ведь у суда был второй свидетель — Наталья Новикова.

Наталья в этот вечер встречалась с мужем в рамках очной ставки в кабинете следователя местного отделения милиции. После очной ставки она встретила Ерошевича, и тот, по доброй памяти, предложил отвезти ее на работу (ночная смена, БМЗ). На следующий день к ней пришли из прокуратуры с вопросами о вчерашнем вечере. Наталья сказала, что ничего не видела. После все передала сестре. Сестра в суде показала, что «в этот же день Наталья говорила ей, что Новиков написал заявление в прокуратуру о том, что Ерошевич его побил. Она спросила у сестры, так ли это. Сестра ответила, что, ты же знаешь Новикова, конечно, нет».

Проходит два месяца следствия и Наталья Новикова дает показания, что все так и было, как говорит ее бывший муж. Ерошевича осудили, дали 3 миллиона штрафа.

В мае 2009 года бывший адвокат получает sмs от Натальи: «Прости за все!» При встрече она призналась, что дала лживые показания под давлением бывшего мужа. Первые два месяца он практически терроризировал ее, а потом пообещал прекратить преследования, если она выступит свидетелем в суде. Об этом Наталья Новикова и написала в явке с повинной в Гомельскую областную прокуратуру.

— Мне было очень нелегко жить с таким грузом все эти три года. У нас в городе все знают, что Ерошевич не бил и не мог побить Новикова, — рассказывает Наталья. — Мне было стыдно, но я боялась за детей, и бывший муж ведь обещал оставить нас в покое. Но сейчас преследования начались вновь. Он через день сторожит меня под домом. Звонит начальству на работу, заявляет, что я работаю в состоянии алкогольного опьянения. Грозится, что наш старший сын Артем попадет в тюрьму. Я писала заявления и в милицию, чтоб остановили его. Но там мне говорят, что отобьют руки, если я напишу еще хоть одно заявление.

Явку с повинной Новиковой Гомельская областная спустила в Жлобинскую районную прокуратуру. Ответ тот же, что и Лещину: «Явку с повинной Новиковой Н.М. необходимо рассматривать как самооговор». Причем, следователь С.Таболич основывается на объяснениях «побитого» Новикова — ни Наталью, ни других участников дела он почему-то не опрашивал.

В демократических европейских государствах люди могут жаловаться на что угодно. И каждый гражданин, если не находит правды в своей стране, может обращаться в европейские инстанции, включая Суд по правам человека в Стасбурге. В выигрыше останутся все: и разгруженные от жалоб и обязанности делать отписки чиновники, и суды, и граждане. Ведь если наши суды работают по закону, то и бояться нечего. А если нет… То страх огласки местных судебных «ошибок» хоть немного простимулирует внутреннее чувство справедливости наших судей.
09:13 03/07/2009




Loading...


загружаются комментарии