Роман Яковлевский: Пока продолжает развиваться кризис, а не программа «Восточное партнёрство

Несколько дней назад, со ссылкой на премьер-министра Швеции, появилась информация о том, что программа “Восточное партнёрство” будет временно “заморожена”. Кризис, господа! То, что это было якобы сказано именно премьером Швеции, наводит на размышления – именно эта страна приняла на днях из рук Чехии старшинство в Евросоюзе. Прокомментировать данную информацию корреспондент www.Euramost.org попросил международного обозревателя Романа Яковлевского.


--Лично для меня информация о «замораживании» программы «Восточное партнёрство» стало неожиданностью. Но насколько неожиданным её можно считать на самом деле?
--Насколько я знаю, первыми эту информацию распространила Армянская служба «Радио Свобода». Со ссылкой на премьер-министра Швеции. Интересна была реакция Брюсселя и в частности офиса Бениты Ферреро-Вальднер. Было заявлено, что программы «Восточного партнёрства» будут продолжены и будут работать. А за комментарием по поводу данной информации в Брюсселе порекомендовали обратиться в офис премьер-министра Швеции. По-моему, это свидетельствует о том, что нет дыма без огня. И я ещё никакого официального опровержения, что это не так, со Шведской стороны не слышал.

Во-вторых, я лично присутствовал в Праге 5-7 мая на гражданском саммите, накануне открытия официального саммита «Восточного партнёрства». У меня уже тогда закрались некоторые сомнения по поводу этой программы, которую я и некоторые мои коллеги назвали «Восточным позёрством». Например, я ни разу не видел там «живьём» главы шведского МИД, а именно он представлял Швецию там. Он не встречался с журналистами, не делал никаких разъяснений. Равно это относится и к польской делегации, где были Туск и Сикорский. Думаю, если бы было о чём говорить, они бы использовали контакты с прессой для разъяснения своих позиций. Как это делал Ющенко, например. Но этого не было. У меня появилось субъективное ощущение, что «Восточное партнёрство», в том виде, в каком оно было раздекларировано, напоминает куклу – снаружи деньги, а внутри пусто.

Ощущения эти укрепились после того, когда узнали, что проект стартует с суммой в 600 миллионов евро на 6 стран. Я даже не хочу комментировать значение такой суммы для запланированных проектов. Хотя нас убеждают, что отдельные проекты будут получать финансирование в процессе развития. Но сегодня мы видим, что пока продолжает развиваться кризис, а не программа «Восточное партнёрство».

--Не секрет, что Лукашенко в «Восточном партнёрстве» привлекла финансовая сторона вопроса, обещания европейцев…
--Вот именно, что обещания. Эти же проекты ещё должны утверждаться. И что это вообще за проекты – хотелось бы узнать поподробнее.

--Но в том момент даже обещания могли привлечь к себе официальный Минск…
--Я призвал бы к трезвости. Официальный Минск и не скрывает того, что в «Восточном партнёрстве» его привлекают только торгово-экономические аспекты. А сегодня мы всё чаще слышим напоминания о том, что «Восточное партнёрство» касается всех сфер сотрудничества. В том числе и гуманитарных – свободы слова, прав и гражданских свобод.

--И если деньги не поступят в ближайшее время, то…
--А куда они поступят? Хочу напомнить, что Беларусь, в отличие от других стран «Восточного партнёрства», не имеет договора о двухстороннем сотрудничестве с Евросоюзом. Следовательно, сотрудничество по проектам на двухсторонней основе не возможно. А только на двухсторонней основе, с участием, например, Украины и Литвы. И Польша хочет подключится. Нет у меня сильного оптимизма по поводу быстрой реализации таких проектов.

--Не махнёт ли в таком случае Лукашенко на Евросоюз и не кинется ли снова в обнимки к России?
--Прогнозировать действия сегодняшнего руководителя Беларуси я бы не стал. Насколько я знаю, в таких случаях отказываются от прогнозов многие политологи и наблюдатели. Но говорить в категориях: на кого махнёт, а к кому повернётся, я бы не стал. А что вы сегодня имеем от этого диалога с Европой? Лукашенко от него тактически выиграл. Как это интеграция Беларуси в Европу будет выглядеть в средней или долгосрочной стратегической перспективе?.. Я бы напомнил слова Мартынова, который сказал, что «мы даже и не размышляем об участие в Евросоюзе». Рассуждать о стратегической перспективе такой интеграции при нынешнем руководстве я бы вообще не стал.

--Можно ли прогнозировать будущее «Восточного партнёрства»?
--Если говорить о текущем годе, то эта идея будет в неясном состоянии. Будут какие-то фрагменты программ, но вообще я эту программу более склонен называть «позёрством».




07:49 08/07/2009




Loading...


загружаются комментарии