Опасные игры с гранатометом

Судя по всему, следствие готовится предъявить Николаю Автуховичу очень серьезные обвинения в подготовке террористического акта в отношении представителей власти, то есть по ст. 359 УК РБ. Согласно данной статье, наказание может быть суровым — от 10 до 25 лет лишения свободы, пожизненное заключение в тюрьме или смертная казнь. Косвенно все свидетельствует о том, что Автуховича хотят связать с гранатометом, найденным почти пять лет назад.

Опасные игры с гранатометом
... В ноябре 2005 года возле школы-лицея №1 по улице Парижской Коммунны в Гродно нашли гранатомет. На школьной клумбе, под опавшей листвой, его по одной версии обнаружил учитель биологии, по другой -- дети. Тут же оказались взрывное устройство, детонатор, пульт дистанционного управления, тротиловая шашка.

Как рассказал по горячим следам «Советской Белоруссии» начальник отдела информации и общественных связей Гродненского УВД Георгий Сысой, «такие гранатометы использовались еще во времена Великой Отечественной войны. Однако вряд ли оружие могло 60 лет пролежать нетронутым.» В результате по данному факту в 2005 году было возбуждено уголовное дело по части 2 ст. 295 “Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ” и ч.3 ст. 339 “Хулиганство” Уголовного кодекса Беларуси, -- скажем прямо, по не самым страшным статьям.

А вот дальше начали происходить странные вещи. Гранатомет внезапно объявили вовсе даже не «времен войны», а относительно новым. В частности, экспертами вдруг было установлено, что «на гранатомете, который был обнаружен на территории лицея, “сбиты” номера. На нем сохранился год выпуска - 1991. По информации Минобороны Беларуси, такие системы не закупались с 1990 года, из чего следствие сделало вывод, что гранатомет был завезен в Беларусь из-за границы, возможно из одной из горячих точек.»

Потом выяснилось, что нашли его хоть и практически не спрятанным (ну кто серьезный будет прятать оружие под листвой на клумбе, да еще там, где постоянно табунами носятся дети?), но в стратегически важном месте – неподалеку от дома гродненского губернатора Владимира Савченко. Естественно, возле дома высокого чиновника тут же был поставлен милицейский патруль. И очень скоро, уже в начале декабря, тогдашний председатель КГБ Степан Сухоренко пообещал, что следует ожидать громких дел, связанных с подготовкой террористических актов на территории Беларуси. "Скоро вы сами узнаете. Первых процессов можно ожидать в День чекиста 20 декабря. У КГБ есть доказательства."

Сегодня появляется информация, что уже тогда на причастность к гранатомету проверяли Николая Автуховича и некоторых «афганцев». На самом деле это полуправда. Потому что проверяли всех. Под предлогом найденного гранатомета была начата кампания дактилоскопии всего актива Гродненской области. Вот что писала в тот период о происходящем журналистка Наталья Макушина. «В поле зрения гродненской милиции попали не только ученики и учителя школы, специалисты по электронике и торговцы игрушками с дистанционным управлением, но и активисты, ранее принимавшие участие в акциях протеста, а также журналисты независимых СМИ. Например, создателя анархистского движения «Разам!» Станислава Почобута вызвали в милицию и сняли отпечатки пальцев. «Милиционеры сказали, что им дали список людей, у которых надо «откатать пальцы», - говорит Почобут. По словам Станислава, его фамилию обвели кружком. Такие же кружки он видел против некоторых фамилий на листе бумаги. У Почобута спрашивали, что он делал за неделю до обнаружения арсенала, и нет ли у него родственников, служащих в армии.

Отпечатки пальцев сняли и у бывшего руководителя организации «Молодой фронт» Андрея Мелешко. Милиционеры выясняли, умеет ли он стрелять и знает ли, где живет председатель Гродненского облисполкома Савченко и председатель горисполкома Антоненко.
Наряд милиции явился на квартиру студента Европейского гуманитарного университета Валерия Руселика. Его родителям сообщили, что на гранатомете, найденном около школы, обнаружены отпечатки пальцев их сына. Валерий - редактор незарегистрированного журнала «Третий сектор», бывший студент факультета журналистики БГУ.

Ежедневно звонят из милиции матери отбывавшего срок за оскорбление белорусского президента журналиста Павла Можейко. С ним хотят побеседовать как с бывшим заключенным.

Пресс-секретарь единого кандидата от демократических сил Можейко считает, что поиски владельцев оружия - повод для постановки на учет всех, кто когда-либо участвовал в акциях протеста. По его мнению, список и отпечатки пальцев могут быть использованы против них силовыми структурами, чтобы в нужный момент нейтрализовать гродненскую оппозицию.»

Именно так: гранатомет был найден в разгар кампании по президентским выборам, когда КГБ откровенно угрожал, что будет заводить дела о терроризме. В этой связи по поводу найденного и внезапно помолодевшего гранатомета мнение было однозначным: спецслужбы сами его и подложили на клумбу. Чтобы: а) изобразить бурную деятельность накануне своего профессионального праздника; б) иметь возможность для дискредитации оппозиции в очень важный период президентских выборов.

Впрочем, гранатомет в течение пары недель резко поменявший свой «возраст», в конце 2005-начале 2006 года не понадобился. Степан Сухоренко ограничился дохлыми крысами, но превентивно дело об угрозе терроризма возбудил, за что и войдет в историю с позорной кличкой Степан Крысолов. Зато гранатомет через 4,5 года вновь появился.

...Многие, видимо, еще помнят, с каким маски-шоу задерживали в Волковыске Автуховчиа, Осипенко и Леонова. Ну, якобы была стопроцентная причастность к минским взрывам! И все же, видимо, оказалась стопроцентная непричастность. Потому вместо минских взрывов вдруг появилась дело о поджогах в Волковыске. Хотя и суды по тем делам прошли, и люди по ним отсидели, и потерпевшие никаких претензий к Автуховчиу не имеют, но дело есть. Автухович уже три месяца голодает в СИЗО, чтобы его либо в суд передавали, либо выпускали всех под подписку о невыездзе. Но как же такое дело передашь? Видимо, слишком хлипкое, особенно если учесть, что сделать процесс закрытым будет невозможно, поскольку очень уж много внимания к нему приковано со стороны международной общественности. И тогда мрачным призраком появляется гранатомет и подготовка покушения на губернатора Гродненской области Владимира Савченко, а также заместителя министра по налогам и сборам Василия Каменко. Кстати, Василий Борисович Каменко никакого отношения к Гродно не имеет, свою должность в Минске занимает с 1999 года, в министерстве курирует не Гродненскую, а Могилевскую областную налоговую инспекцию. Как ответственный за юридический блок в министерстве он, конечно, имел косвенное отношение к спорам бизнесмена Автуховича с налоговиками, но не более, чем многие другие сотрудники ведомства. В общем, почему надо было покушаться на Каменко, и почему именно в Гродно, совершенно непонятно. Если только, по сведениям КГБ они с Савченко в баню вместе ходят...

Так вот, спустя 4,5 года правоохранительные органы находят человека с темным прошлым некоего Ларина. Этот Ларин в свое время работал у Автуховича, но потом случился какой-то конфликт. Ларин был уволен, то ли отсидел, то ли еще сидел, и вдруг начал давать «интересные показания» на своего бывшего босса. В них и гранатомет, и покушение, и Савченко, и Каменко, и Автухович, и «другие афганцы»... В общем, дело о терроризме, которое не получилось у Сухоренко, вдруг (через столько лет!) само собой ложится на стол  следователей МВД. Правда, в хорошо видоизмененном варианте. И гранатомет другой, и мотивы другие, и подозреваемые новые... Согласитесь, очень похоже на чисто постановочную, режиссерскую работу. Только в театре если на сцене есть ружье, то оно обязательно должно выстрелить, а в нашем спектакле, кажется, в роли «домашней заготовки» был гранатомет...
06:01 11/07/2009




Loading...


загружаются комментарии