Гарри Погоняйло: Авторитарная система породила политзаключенных

10 июля исполнилось 15 лет со дня второго тура первых президентских выборов в Беларуси, в результате которых к власти пришел Александр Лукашенко. С появлением первого президента в новейшей истории Беларуси появились и первые политзаключенные. Сегодня на вопросы корреспондента euramost.org отвечает председатель юридической комиссии Белорусского Хельсинского комитета Гарри Погоняйло.

- Когда появились первые политзаключенные, и кто это был?

Я прекрасно это помню, поскольку первые политзаключенные были моими клиентами. Первым ярким политическим заключенным был поэт Славомир Адамович, которого привлекли к уголовной ответственности за призывы к террористическому акту, за стихотворение «Убей президента». А следующими, уже чисто политическими заключенными были Павел Шеремет и Дмитрий Завадский, обвиненные в нарушении государственной границы.

Затем можно отнести к политзаключенным и Тамару Винникову (экс-главу Национального банка Беларуси – прим. Г. Л.). В большей степени она являлась жертвой этого режима, поскольку политической борьбой как таковой она не занималась, но, тем не менее, видимо, туда были привнесены какие-то обстоятельства, связанные именно с большой политикой господина Лукашенко, и ему было необходимо на определенное время упрятать ее в тюрьму. А потом пошло-поехало…

- Чем было вызвано появления в Беларуси политзаключенных?

Прежде всего, с авторитарным режимом г-на Лукашенко. Отсутствие справедливого суда, использование средств уголовной юстиции для борьбы с политическими оппонентами. Последнее является главной причиной появления политзаключенных. Хотя и без остальных составляющих тоже нельзя: был бы справедливый суд, он бы, конечно, не осудил невиновных людей.

- Какова сегодня ситуация с политзаключенными в Беларуси?

Дело в том, что в Беларуси продолжают использовать уголовную юстицию, административную юстицию для борьбы с инакомыслием. Людей привлекают к уголовной или административной ответственности, заведомо зная, что эти люди не совершали ни уголовного преступления, ни административного правонарушения. Идет практика запугивания, применение насилия, потому что незаконное осуждение – это худший вид насилия, когда человека незаконно лишают свободы, подвергая определенным репрессиям.

Естественно, у Лукашенко есть хорошие учителя. В частности, Иосиф Виссарионович Сталин, который широко практиковал подобные методы устрашения и подобные методы борьбы с противниками своей власти. Так что Лукашенко далеко не ушел в своих изобретениях. При этом международное сообщество уже официально признало, и в ряде резолюций это прозвучало, что в Беларуси незаконно, по политическим мотивам используется уголовная юстиция. Более того, в Уголовный кодекс введены ряд статей, которые прямо порождают подобного рода случаи и, соответственно, политзаключенных. Например, введена ответственность за деятельность от имени незарегистрированных организаций… Министерство юстиции неоднократно отказывает в регистрации «Молодому фронту», ряду других организаций, тем не менее, люди используют свое право на ассоциацию, которое гарантируется Конституцией, и их за это привлекают к уголовной ответственности.

Последнее «Дело четырнадцати». Там никакого криминала не было. Самое большее, что можно было бы применить в отношении мирных демонстрантов, это административное взыскание. И это было сделано, но наряду с административным взысканием затем последовало возбуждение уголовного дела, и вся «группа четырнадцати» была осуждена уже по уголовному законодательству. Естественно, все они подпадают под понятие «политические заключенные».

- Есть ли перспектива улучшения ситуации в Беларуси, хотя бы с политзаключенными?

Я думаю, что нет. Сама природа нынешней власти, система власти заточена на то, чтобы все время порождать подобные жертвы. Потому что люди активные борются с нынешним режимом, выходят на массовые акции, другим способом демонстрируют свое нежелание жить при такой власти и пытаются что-то изменить. А их тупо Ии настойчиво подвергают подобным репрессиям, связанным как раз таки с привлечением к уголовной или административной ответственности.

Накануне каких-то общественных акций или каких-то политических процессов, например таких, как выборы, проходят так называемые «зачистки», превентивные задержания, при этом на людей необоснованно, «от фонаря» навешивают правонарушения по типу «совершил хулиганство», «выражался нецензурной бранью», «приставал к гражданам» и так далее, хотя люди этих действий не совершали. Вышел из дому, там уже поджидали, взяли в «воронок», и судья приговаривает к 10-15 суткам. Вот какую практику мы наблюдаем и продолжаем наблюдать.
06:40 11/07/2009




Loading...


загружаются комментарии