Павел Сапелко: Провокация

16 июля Витебский областной суд вынесет приговор по делу витебского правозащитника Леонида Светика. Правозащитник обвиняется в нарушении части 1 статьи 130 УК - умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства без квалифицирующих признаков. Свою вину в совершении преступления Леонид Светик не признал.

В своем выступлении на суде адвокат Павел Сапелко однозначно заявил: уголовное дело в отношении подзащитного – чудовищная провокация, причем «инициатором провокации выступил мощный государственный институт», «это не просто чья-то хулиганская выходка».
«Изучив уголовное дело, обладая информацией в целом об общественно-политической ситуации в государстве, учитывая и поддерживая позицию моего подзащитного, я пришел к убеждению, что события, предшествующие возбуждению уголовного дела, его расследование и направление в суд – это звенья чудовищной провокации, направленной на дискредитацию моего подзащитного, который является известным и признанным не только в регионе, но и за его пределами правозащитником, правозащитных организаций республики, с которыми так или иначе связывалась его деятельность и в целом правозащитного движения. Гонения на эту часть общества характерны не только для сегодняшнего дня и для нашего государства», - заявил защитник.
Адвокат обратил внимание суда на известное всем обстоятельство: изначально Леониду Светику вменялись две статьи – часть 1 статьи 130 УК и часть 2 статьи 367 УК – «Клевета в отношении президента Республики Беларусь, соединенная с обвинением в совершении особо тяжкого преступления». Уголовное преследование за клевету прекращено в связи с недоказанностью совершения преступления.
Доказательства обвинения, большая их часть, доказывает только событие преступления. «Однако никто не станет спорить, что распространение перечисленной в обвинении печатной продукции не было направлено на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства, а преследовала цели, о которых я говорил ранее. Часть этой печатной продукции, кроме того, носила характер, унижающий достоинство наций, национальных символов, содержала угрозы в отношении лиц», - подчеркнул Павел Сапелко.
Адвокат подвергает сомнению законность назначения экспертизы ввиду отсутствия научно обоснованной и разработанной методики ее проведения; заключения даны без ссылки на полный объем научной литературы, использованной при ее проведении, и фактически представляют из себя некий околонаучный труд ее авторов; персональный состав экспертов не свидетельствует о способности дать заключение по поставленным вопросам (двое из экспертов являются историками, лишь один имеет филологическое образование, однако в заключении представился как искусствовед, т.е. не имеет стажа работы по специальности, в т.ч. экспертного).
Более того, показаниями  свидетелей и потерпевших вина Леонида Светика не подтверждается, что, однако, не помешало государственному обвинителю ссылаться на них.
«Тенденциозно поданная некоторыми свидетелями и потерпевшей Гусаченко информация о якобы имевшихся у Светика Л.В. мотивах доставить неприятности лично им не является фактом, а представляет из себя домыслы, которые не могут быть положены в основу обвинения». – полагает адвокат.
Павел Сапелко настаивал на признании части доказательств обвинения, добытых с нарушением закона, недопустимыми. Речь идет о заключении экспертов по экспертизам, проведенным в период приостановления предварительного расследования, поскольку отсутствовали основания для его приостановления, предусмотренные ст.246 УПК; заключении экспертов по экспертизам, проведенным на основании постановлений о их назначении, с которыми Светик Л.В. не был ознакомлен своевременно по правилам ч.4 ст.227 УПК; заключении экспертов иных, чем указано в постановлении о назначении экспертизы, экспертных учреждений и их подразделений.
Адвокат настаивает, что ни одно из доказательств не обладает заранее установленной силой, а значит, следует отнестись с сомнением к ряду выводов экспертов.
Павел Сапелко полагает, что к изготовлению печатных материалов могут быть причастны сотрудники государственных институтов.
«Подражание почерку другого лица может быть  выполнено  по  памяти или путем срисовывания с оригинала, при этом и в том и другом случае  может иметь место предварительная тренировка. При наличии оригинала и времени для длительной тренировки удается добиться не только  воспроизведения  внешнего сходства, но и выработать, приобрести в известных пределах чужой почерк.  В подобных  ситуациях  могут отсутствовать  признаки  замедленных  движений, подрисовок, раскоординированности, неустойчивости движений. При  тренировке по образцам может быть приобретен новый навык автоматизированного  письма. Поэтому данный случай - наиболее трудный для предварительного исследования. Различия с оригиналом будут в тех, признаках, которые остались непонятными, нераспознанными или незамеченными. Особенно трудными для распознания подражания в  процессе  предварительного исследования  являются  случаи,   когда   подделывается   небольшой   объем почеркового  материала,  имеется  оригинал  для   подражания,   время   для длительной тренировки, хорошая  зрительная  память,  особая  способность  к подражанию (имитации), хорошие волевые качества и др.
Все перечисленные обстоятельства – доступ к образцам почерка обвиняемого, описание личностных качеств имитатора – характерны для сотрудников органов МВД и КГБ», - заявил адвокат.
В заключение своей речи защитник подчеркнул, что Леонид Светик не был своевременно уведомлен о сути выдвинутых в его отношении подозрений (обвинений), чем был лишен права на защиту; неоправданно долгое время не был открыто и гласно судим; лишен права допросить одного из потерпевших (Владимира Базана); а по результатам оглашения письменных материалов дела – всех свидетелей; лишен права защищать себя посредством выбранного им самим защитника – Хамайды Б.Х.; был принужден к даче показаний в качестве свидетеля при наличии подозрений в совершении преступлений.
В нарушение принципа равенства сторон в процессе, защита лишена права самостоятельно назначить к проведению ряд экспертиз, в том числе почерковедческую, техническую, лингвистическую, поскольку исследуемый материал недоступен для защиты. В проведении ряда экспертиз защите судом отказано.
Поэтому Павел Сапелко просил суд оправдать Леонида Светика по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 130.
11:15 14/07/2009




Loading...


загружаются комментарии