Б и Ч нашего времени

Нынешний белорусский режим породил особую породу людей – злобных чмошников.

Б и Ч нашего времени

В Минске арестовали высокопоставленного следователя грозной спецслужбы. Казалось бы, обычная история. Я вообще все меньше знаю в Беларуси серьезных людей, которые бы не прошли через лукашенковские застенки. Все заметные оппозиционеры отсидели от 15 суток до нескольких лет. Почти все крупные предприниматели прошли через каток государственной репрессивной машины. Последние годы потянулись в места лишения свободы уже и те, кто сам когда-то активно паковал других. Сидят противники президента, его бывшие сторонники и даже поклонники. Истории, типа: «Раньше я президента любил и ему верил, думал, что оппозиционеры живут на американские подачки, а потом меня оболгали и все отобрали, и теперь я хочу помочь в борьбе за демократию!» - уже давно перестали меня волновать. В этом нет ничего чрезвычайного и поразительного.

Я давно перестал потешаться над двойной жизнью большинства белорусских чиновников и бизнесменов, над тем, как они меняют в поезде Минск-Москва копеечные часы марки «Луч» на Vacheron Constantin, а стоптанные ботинки на новинки от Prada.

Меня не обижают просьбы не встречаться в Минске, и шумные, не к месту откровенные посиделки в Москве. И меня перестал утомлять и раздражать вопрос, не следит ли за мной КГБ. К пугливым, вечно оглядывающимся, двуличным (в хорошем смысле слова), периодически переходящим на шепот соотечественникам, честно говоря, привык. Никого за это не осуждаю, иногда лишь прошу не маскировать собственную трусость и слабость высокопарными словами или осуждением тех немногочисленных дерзких белорусов, которые пытаются с...ть против ветра.

Однако история следователя Г. поразила меня до глубины души. Вот такие белорусы, как арестованный следователь, вызывают у меня искреннее омерзение и злость.

Товарищ, как и положено, родом из далекой глубинки, из бедной семьи. С детства у него сформировался комплекс «неудовлетворенных амбиций», как описал следователя одноклассник. То есть жил бедно и завидовал богатым. Поступил в брестский строительный институт. Как оказался следователем, я не знаю, но каким он был следователем, мне известно.

Шел товарищ по головам. Вел самые резонансные дела, например, дело Тамары Винниковой. Уничтожал сильных мира сего без страха и упрека. Делал карьеру, изображал принципиальность и заботу о родном государстве, очень хотел стать генералом.

С ним часто знакомились разные бизнесмены в надежде решить какие-то вопросы. Он на контакт шел, вопросов никаких не решал, но и просил для себя не много: в баньке попарится, в ресторане вкусно поужинать,то-сё по мелочи. Такой тихий белорусский крестьянин в погонах. Много ему было не надо, но и своего он не хотел упускать. Он нашел для себя золотую жилу – бизнесмена Г., земляка. Бизнесмен тоже ангелом не был, попал в передрягу, думал, что земляк-следователь отмажет. И тут наш герой раскрылся. Он проявил чудеса таланта, опутывая бизнесмена нитями уголовного дела и выжимая из него деньги. Ну, казалось бы, возьми деньги, помоги земляку и живи спокойно, руби дальше головы коррупционерам. Не помогаешь – не бери деньги. Но червь стяжательства подтачивает слабую обездоленную душу. Аппетиты с каждым днем растут. В результате история затянулась на 5 лет.

Но интересно, как и что он брал. Не много. Машины - подержанные, дом - скромный. По-крестьянски рисковать не любил. Он даже не понял, почему его арестовали, ведь коммерсант в Беларуси по определению – враг государства. Ему, видимо, казалось, что и банька ни к чему не обязывает, и подарок до 10 тысяч долларов - это не цена свободы для богатых. Он и не допекал земляка особо своим расследованием, но и далеко его не отпускал, с крючка не снимал. Увы, теперь такое следует признать очень белорусским поведенческим стереотипом.

Я противник разных теорий, которые обсуждают превосходство одной нации над другой, объясняют поведенческие стереотипы генетическими кодами того или иного народа. Конечно, религиозные догмы влияют на правила общежития, есть еще климатические или географические факторы, но, по большому счету, все люди одинаково хорошие. Плохими их делают внешние обстоятельства.

Меня бесят российские гаишники, которые за 100 долларов закроют глаза на все, а за 1000 помогут еще труп пешехода оттащить подальше от «зебры». Но еще больше меня раздражают их белорусские коллеги. В России все понятно: либо гаишник возьмет сразу и без лишних разговоров, либо не возьмет вообще. В Беларуси вам вынесут мозг, достанут душу, возьмут деньги и еще за это пристыдят. У белорусских гаишников появилась новая форма взятки, называется «оставь денег на бензин». Два мои друга попадали на белорусских трассах под ГАИ, оба сначала выслушивали жалобы на жизнь, потом «песнь» о том, что они не хотят создавать хорошим людям проблем, и, наконец, «просьбу» оставить на ближайшей бензоколонке денег на бензин «сколько не жалко». Клянусь, что ничего не придумываю. Это подлая психология вороватых рабов - им и деньжат хочется срубить по легкому, и страшно. Я не призываю к открытому и откровенному стяжательству, упаси Господь. Эти истории взял исключительно в качестве примера. Меня просто пугает, когда подлость превращается в жизненный стереотип, в правило жизни. Когда свою трусость белорус конвертирует в агрессивность и жестокость по отношению к тем, кто оказался в зависимом от него положении. Это одно из следствий последних 15 лет, это одно из проявлений лукашизма как идеологии. Белорусы давно не были свободными и богатыми. Сейчас им позволяют слегка подзаработать, но как и раньше не позволяют «людьми зваться». Это какое-то историческое белорусское проклятие, когда достойные люди на обочине, а заправляют всем чмошники.

21:05 14/07/2009




Loading...


загружаются комментарии