Сергей Скребец: Он мог в любой день умереть…

Волковысский предприниматель Николай Автухович с 16 июля прекратил голодовку, которая длилась более 90 дней. Бывший политзаключенный, экс-депутат Палаты представителей Национального собрания Сергей Скребец, который тоже голодал в тюрьме 40 дней, в интервью Euramost.org рассказывает, что он тоже одобряет решение Автуховича.


Голодовка Николая Автуховича длилась с 16 апреля, за это время заключенный похудел на 35 кг. По словам адвоката, состояние здоровья Автуховича "критическое". Автухович прекращает голодовку в ответ на просьбы адвоката и общественности. Предприниматель объявил голодовку, требуя в кратчайшие сроки либо передать дело в суд, либо изменить всем подследственным меру пресечения с содержания с содержания под стражей на подписку о невыезде.

- Решение правильное, - говорит Сергей Скребец. – Потому что во время голодовки происходят такие необратимые процессы в организме, что человек просто может умереть. Тем более, сейчас голодовка беспрецендентная – более 90 дней. Надо было ее срочно прекращать, и я рад, что он это сделал. Понимаете, есть такие критические точки, после которых очень тяжело вернуться в нормальное состояние. Будем надеяться, что Николай эту точку не перешел. Если он принял такое решение, значит все у него должно быть нормально. И, если, конечно, дальше не будут держать за решеткой.

- Но его подпитывали капельницами…

- Какая разница. Знаете, есть голодовки, когда человек просто хочет избавиться от лишнего веса, как это было в случае с артистом Джигурдой. Он затем с гордостью рассказывал о том, что ему удалось выдержать голодовку, что он имел возможность гулять и так далее. Но в тюрьме особо не погуляешь. Я, когда уходил из колонии, экс-кандидат в президенты Александр Козулин, с которым мы сидели вместе, голодал уже 27-й день. Даже опытному голодовщику это тяжело. Тем более, при том режиме, который сейчас в колонии, это тоже отнимает определенные физические силы. Да и само нахождение в тюрьме не прибавляет энтузиазма и здоровья. Нас ложили в санчасть, и мы пробыли там меньше суток, поскольку нас определили в палату к больным. Как известно, когда организм ослаблен голодовкой, нельзя находиться в одной палате с больными. При голодовке “привязывание себя к кровати” - тоже попахивает суицидом. При голодовке температура падает до 35 градусов. Токсикация небезопасно для мозга, потому что клетки мозга не восстанавливаются. И, конечно, без капельниц 90 дней он не выдержал бы. Но все равно – это очень мужественный поступок. Он мог в любой день умереть.

- Как вы думаете – рады ли власти и администрация изолятора, что Николай Автухович прекратил голодовку?

- Думаю, что им все равно. Потому что они выполняют приказ, и даже за смерть ответственности не несут.

- Сколько у вас продолжалась голодовка в тюрьме?

- Первая была - сорок дней. Вторая – около сорока. И еще две – по двадцать пять дней. И скажу, что на «зоне» проще голодать, чем в изоляторе, потому что там ты бываешь на свежем воздухе, а это очень немаловажно. Критические моменты у меня наступали на 20-й день обычно. Но даже сейчас я ощущаю последствия тех голодовок. Нарушен обмен веществ, подагра и еще куча всяких болезней. Немеют суставы, много проблем. Два года прошло, но я так и не смог восстановиться.

- Как вы думаете, повлияет ли такая длительная голодовка Николая Автуховича на следствие, на вынесение судебного решения?

- Думаю, что не повлияет. Потому что наша власть вообще не понимает, когда на нее давят. Другое дело, что привлечено внимание международного сообщество, и сейчас просто так «дело волковысских предпринимателей» уже не пройдет. Будут следить международные правозащитные организации, хотя, на мой взгляд, приговор все равно будет очень суровым. Потому что Автухович – это человек, который сражался и сражается с режимом, а таким людям не прощают ничего.

06:47 17/07/2009




Loading...


загружаются комментарии