Один из первых белорусских политзаключенных вернулся в Беларусь

Поэт Славомир Адамович уже на территории Беларуси. Гуманитарный беженец в Норвегии, срок действия белорусского паспорта которого уже истек, вернулся домой. Судя по всему, насовсем. Хотя пока и не явился широкой публике.

Один из первых белорусских политзаключенных вернулся в Беларусь
Вот что рассказал Славомир Адамович «Белорусскому партизану» незадолго до отъезда из Норвегии.
-13 сентября 2009 года будет 7 лет, как я выехал на заработки в Норвегию и теоретически я уже гражданин этой страны… А жизнь моя еще все складывается и, думаю, неплохо. С другой стороны, всегда хочется лучшего развития событий…
- Одному, видимо, тяжело?
- Одному всегда непросто. Однако если что-то удается, то только благодаря своим личным усилиям… Чувство, что ты никому ничего не должен, - позитивное чувство.
- Временами говорят, что поэт, поэзия – это не профессия, это образ мышления, состояние души. Как Вам писалось в Норвегии? Много ли книг уже подготовили к печати? В общем, как работалось на чужбине?
- Правильноговорят. Только это «состояние души» нужно вливать в профессионально сделанные художественные формы. Нет формы – нет и искусства (в нашем случае – поэзии). Тем не менее, можно издавать книжку стихов и книгу прозы, лишь бы издатели нашлись. А еще загорелся сделать фотовыставку – дополнить свои тексты фотоснимками, иллюстрировать, как говорят.
- Сложилось ли Ваша личная жизнь?
- Что касается «половинок», то мы их дома будем искать. Вообще все – дома.
- Как пришло к Вам решение вернуться домой? По большому счету, Вы уезжали из Беларуси уже после отсидки в «американке», когда все наихудшее, казалось бы, осталось позади.
- Я покинул Беларусь в поисках заработка, как и сотни тысяч наших земляков. Поэтому и сомнений никаких не было насчет возвращения… «Американка» -- это еще не самое худшее. Самое худшее – бедность… А я не из тех, кому достаточно трех рублей и грязного платка в кармане. Нет более печального зрелища, чем бедный поэт в ХХI веке. Вот о чем мы должны говорить, если хотим говорить правду…
- Возвращаться домой не страшно? Речь не о возможном политическом преследовании, а о том, что за эти годы когда-то родное могло превратиться в чужое…
- У каждого свой страх… Если я не боялся сухой голодовки в тюрьме, то мне ли бояться возвращения на Родину!? Бояться увидеть своих родителей, любимых женщин и благодарных читателей!?
На то оно и родное, чтобы никогда, никогда не быть чужим!
11:49 21/07/2009




Loading...


загружаются комментарии