Новая "клетка" для Снегирей

На днях сына бывшего прокурора Минской области Михаила Снегиря допросили на детекторе лжи. Вадим Снегирь отвечал на вопросы, которые касались кражи из коттеджа, к строительству которого имел причастность его отец.

Напомним, что в конце мая этого года преступники обворовали коттедж бывшего прокурора Снегиря. Дом находится недалеко от Цнянского водохранилища.
О том, что в коттедже побывал кто-то чужой, первым узнал сын Снегиря Вадим, который вместе с другом приехал посмотреть, как охраняется дом.

"По решению следствия 15 мая коттедж был передан на хранение администрации Советского района, в частности ЖЭСу № 68, - сообщил Вадим журналистам. - С того самого времени, как коттедж был опечатан, там никто не был. Я ехал с другом  и просто решил посмотреть, как охраняется дом, и увидел, что ворота взломаны. Разумеется, вызвал милицию.

Стоит отметить, что раньше во дворе была собака, но когда коттедж арестовали, нас попросили собаку забрать... Коттедж никем не охранялся.

Приехав, милиционеры стали выяснять, кто я такой и почему позвонил в милицию. Мне пришлось долго объяснять, что мой отец был причастен к строительству этого дома, и я просто выполнил свой гражданский долг, вызвав милицию".

По словам Вадима Снегиря, из дома вынесли сантехнику, газовый котел, двери, начали снимать окна.

Сын экс-прокурора Минщины говорит, что в доме милиция нашла отпечатки чьих-то пальцев, также был зафиксирован след от обуви.

"Некоторые высказывают версию о том, что эта кража в первую очередь была выгодна нам самим, - говорит Вадим Снегирь. - Но я не могу понять, какая нам от этого выгода. Нам и так проблем хватает..."

Через несколько дней в РУВД Советского района Минска сообщили, что будут отрабатывать две версии - кража и инсценировка кражи.

"В этом нет ничего особенного, - отметили сотрудники РУВД. - Так расследуются все подобные преступления. Как показывает практика, до 50 процентов заявителей о похожих преступлениях говорят не то, что произошло на самом деле".

Вадим Снегирь рассказал изданию "Тут и теперь", что процедура тестирования на детекторе лжи заняла немного времени.

"С моим другом разговаривали чуть больше, а мы справились примерно минут за 10-15, - говорит Вадим. - Я ходил один, без адвоката. Да и чем там поможет адвокат? Вопросы сформулированы так, что на них надо давать краткий ответ: "да", "нет" или "не знаю". При желании можно было что-то уточнить. Никаких претензий к сотрудникам, которые проводили эту процедуру, нет: все было спокойно, доброжелательно. По этому делу я прохожу как свидетель. И по предыдущим итогам теста я вроде бы не имею никакой причастности к тому, что произошло в коттедже. Хотя я лично это знал и без разговора под запись детектора лжи (улыбается).

Насколько я понял, итоги теста на детекторе лжи могут использоваться как дополнительные доказательства по делу.

Перед тем как начать тестирование, меня предупредили, что я в любой момент могу отказаться от названной процедуры, и что она не является принудительной. Но я сам для себя решил: мне нечего скрывать от следователей, так чего отказываться? Если откажешься, могут пойти разные разговоры, и так далее. Наша семья заинтересована в сотрудничестве со следствием, хочет, чтобы как можно скорей нашли тех, кто хозяйничал в доме, который помогал строить отец".

Вадим Снегирь не знает, кого еще допрашивали в качестве свидетелей или подозреваемых по этому делу.

"Нас не знакомят с материалами того, как идет следствие. И многих бумаг, которые могли бы внести ясность, в том числе и в это дело, у нас, к сожалению, нет", - говорит сын бывшего прокурора Минской области.

Также Вадим Снегирь не обладает информацией о том, выставлена ли сегодня рядом с арестованным коттеджем охрана.

"Я туда больше не езжу, чтобы у следователей вдруг не возникло каких-то дополнительных вопросов", - отвечает Вадим Михайлович.

Как сообщает издание "Тут и теперь", 26 июля заканчивается срок расследования дела о краже из коттеджа Михаила Снегиря. В ближайшие дни следователи должны будут определиться: продолжать сроки предыдущего расследования либо приостановить дело.

Полиграф ничего не доказывает?

Примерно год назад бывший министр внутренних дел Беларуси Владимир Наумов утвердил инструкцию о порядке проведения опроса граждан с использованием полиграфа (в народе этот прибор называют "детектором лжи").
Как написано в инструкции, во время опроса должен использоваться полиграф, "который не наносит вреда жизни и здоровью человека, а также окружающей среде".

Опрос с использованием полиграфа может применяться в двух случаях: в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также во время отбора на службу в органы внутренних дел.

В инструкции, согласованной с генпрокурором Беларуси Григорием Василевичем, написано: "Опрос при проведении оперативно-розыскных мероприятий служит для выдвижения следственно-оперативных версий и разработки оптимальных вариантов действий по их проверке".

10:38 23/07/2009




Loading...


загружаются комментарии