Андрей Суздальцев: Начались интриги…

Итоги неформального саммита Организации Договора о коллективной безопасности в Киргизии продемонстрировали бессмысленность широкого обсуждения в российской и белорусской печати вариантов «торга» между российским и белорусским руководством.

Между тем, для российско – белорусских отношений неформальный саммит ОДКБ в конце июля является во многом знаковым. Прежде всего, если не считать несколько фраз, которыми обменялись главы России и Беларуси, на саммите не было вполне обычной официальной двусторонней встречи. Осталась нерешенной проблема получения РБ третьего транша (500 млн. долларов) второго кредита (2,0 млрд. долларов) России, как, впрочем, и постоянно поднимаемые белорусской стороной в январе – июне вопросы получения дополнительной финансовой помощи со стороны России.
Стоит отметить, что вопрос о третьем транше является наиболее болезненный для белорусского руководства. Несмотря на неоднократные заявления из Минска, что Москвы «нечего дать» «единственному союзнику», российское руководство в июле оперативно предоставило 500 млн. долларов Кишиневу…
Остались без обсуждения вопросы об одновременном участии Беларуси в двух противоположно ориентированных интеграционных проектах – Союзном Государстве России и Беларуси и программе ЕС «Восточное партнерство». Видимо, российскую сторону интересовала бы реакция Минска на резолюцию ОБСЕ (июль 2009 г.), разделившую ответственность за начало Второй мировой войны между гитлеровской Германией и Советским Союзом.
… но одна тема отпала: после заявления консульской службы МИДа РБ о признании Беларусью грузинской юрисдикции на территорию Абхазии и Южной Осетии, вопрос о признании независимости и суверенитета новых независимых закавказских государств, возникших, как и современная Беларусь, на территории СССР, можно считать закрытым. Хотя, объективно говоря, своим решением официальный Минск открывает вопрос о собственной легитимности…
Поведение А. Лукашенко на неформальном саммите ОДКБ было в немалой степени подготовлено скандальным интервью вице-президента США Дж. Байдена от 25 июля 2009 газете The Wall Street Journal и итогами поездки министра иностранных дел Беларуси С. Мартынова в Брюссель. Несмотря на то, что С. Мартынов финансовой помощи от Евросоюза не привез, он привез благословение Евросоюза, а интервью Дж. Байдена оказало на белорусское руководство неизгладимое впечатление, так как ответила на множество вопросов, возникших в правящей элите республики в отношении политики новой администрации США на постсоветском пространстве.
Дж. Байден фактически подтвердил, что А. Лукашенко и его окружение поступили своевременно, «сменив фронт». Уверенность, что Россия окажется в изоляции, что Москву «обязательно накажут» за Грузию («поставят на место») после визита Дж. Байдена в Тбилиси получила подкрепление в виде его заверений, что «перезагрузка» в российско – американских отношениях не будет произведена за счет отношений США со странами – союзниками на постсоветском пространстве. Отсюда в белорусском руководстве мнение, что НАТО и ЕС не дадут в обиду транзитные страны.
Кроме того, полученный второй транш кредита МВФ и информация о том, что «российская экономика находится на стадии полураспада», убедили белорусское руководство», что на фоне «распадающейся» экономики партнера по Союзному Государству А. Лукашенко со своей «стабильной» белорусской экономикой может получить очки на российском политическом поле. А. Лукашенко успокоился…
В Киргизии белорусский президент постепенно входил в новую для себя роль некого «посла Европы», что, в принципе объяснимо. С 2009 года, если не считать экономию от заниженных цен на российский природный газ, основную финансовую и политическую поддержку режима А. Лукашенко оказывает Запад. С учетом того, что Беларусь выбрала меньше половины выделенного ей кредита МВФ и продолжает переговоры с ЕС по широкому спектру проблем, включая финансовые, рыночные, визовые и т.д., то можно с высокой степенью уверенности говорить, что со второй половины 2009 года А. Лукашенко объективно войдет число очередного Саакашвили… Он удачно для себя сменил хозяев – доноров.
Москва это почувствовала и даже в деталях. В частности, белорусское лобби в России перестало доказывать гуманитарный и чуть ли не пророссийский характер участия Беларуси в «Восточном партнерстве». Видимо уяснили, что бесполезно. Традиционная аргументация Минска («белорусский военно-стратегический плацдарм», транзит, «союзничество», «защита западных границ союзного государства», десятки миллионов рабочих мест в России, зависимых от успеха белорусской экономики и т.д.) потеряла свою напористость и яростную демагогичность. Все как-то стихло, что видимо отражает тот факт, что российско – белорусские отношения постепенно втягиваются в некий новый этап своего развития.
С отношений между партнерами по Союзному Государству на глазах буквально слетает интеграционная «маскировки» и, как старая краска, слезает «братская» демагогия. Отношения становятся все более прозрачные, простые и поддающиеся прогнозу, что позволяет утверждать: процесс перехода союзнических отношений между Минском и Москвой в межгосударственные набирает ход и приближается к «точке невозврата». Всплески в медиапространстве двух стран эмоциональных призывов в духе середины 90-х годов безвозвратно ушли в разделы курьезов. К ним давно относят весьма полезные для сторонников развала российско – белорусского интеграционного проекта заявления госсекретаря Союзного Государства П. Бородина (Несомненный вклад П. Бородина в провал интеграции между Москвой и Минском еще ждет своего исследователя).
Политика белорусского руководства в последние двенадцать месяцев позволяет утверждать, что европейский (западный) вектор все в большей степени занимает внимание белорусского руководства, Минск активен в программе «Восточное партнерство». Можно утверждать, что А. Лукашенко действует на европейском направлении вполне осознанно и организованно. Ощущается наличие у белорусского руководства стратегии отношений с Западом, что не скажешь об отношениях с Востоком. О Москве в Минске вспоминают, когда возникает потребность в чем-то: деньгах, ресурсах, рынках, технологиях, вооружениях, или когда необходимо на фоне российского «развала» пропиарить очередные «успехи» белорусского режима.
Можно утверждать, что западная политика Минска кристаллизуется и ощутимо определяет внутриполитическую ситуацию в республике. Стратегия имеет солидное информационное прикрытие.
На этом фоне несколько подозрительно выглядят попытки определенных российских и белорусских медиа – ресурсов выставить А. Лукашенко неким «поздним патриархом», который уже ничем не управляет, а бразды правления в республике целиком взяла на себя придворная «камарилья», которая регулярно «подставляет» белорусского президента. Это в высшей степени ошибочная точка зрения на самом деле имеет целью сохранить у А. Лукашенко ореол «обманутого» некими «внутренними врагами» российско – белорусской интеграции «верного союзника» России, не понимающего куда его «тянут». Делается попытка снять с А. Лукашенко ответственность за западный дрейф и установление нового формата отношений с Западом за счет России.
На самом деле необходимо отметить, что А. Лукашенко, даже если он действительно утруждает себя в основном только церемониальными функциями, прекрасно разбирается в том, куда его «тянут». Группа высших должностных лиц, организовывающая медленный, но уверенный дрейф А. Лукашенко на Запад, во многом пересекается с его «семьей» (Н. Петкевич полноправный член «семьи», как бы это не нравилось некоторым идеологам режима).
Европейская политика А. Лукашенко поддерживается белорусским политическим классом и в настоящее время он отражает настроения и чаяния директората, бизнеса и силовиков. Попытка А. Лукашенко сохранить российскую финансово-ресурсную помощь параллельно с дрейфом на Запад вызывает понимание, как общества, так и элитных групп республики.
В белорусском политическом классе и обществе распространено мнение, что А. Лукашенко ловкий и хитрый политик, в целом содействующий сохранению суверенитета и независимости республики за счет безвозмездного привлечения ресурсов соседей. Столь трепетное для российского политического класса понятие, как «верный союзник» в политических условиях Беларуси не проходит. Века бесконечного «выживания» буквально на генетическом уровне передали медленно формирующейся элите республики правила лавирования и выхватывания ресурсов по всем азимутом. Как говорится: «хоть укради, но в Минск притащи». Никого не волнует, какими методами «добыто» необходимое – главное достать. «Доставала - добытчик» - непременный герой в понимании белорусского общества и политического истэблишмента.
По этой причине сентенции о «предательстве» или «уклонении от выполнения союзнического долга», а также «глобальной продажности», которые иногда автор этих строк использует в своих статьях, имеют отношение в большей степени к российскому политическому классу и российскому медиапространсву, привыкшему за последний десяток веков опираться исключительно на собственные ресурсы. Здесь нет иллюзий, что это тема не для белорусского дискурса. Белорусское общество и политический класс такие обвинения не просто не принимают, а они их элементарно не понимают, так как никогда в Беларуси никакие внешние обязательства или клятвы и договоры не имели приоритета перед необходимостью удержать власть и контроль над экономикой. Причем это надо было делать сейчас и немедленно любыми средствами и любыми методами. Так что то, что для российского политического класса может считаться геополитической «продажностью», для белорусского – «многовекторностью» и при этом белорусское общество искренне не понимает, «что от него хочет Москва».
Постепенно понимание данного свойства белорусского истэблишмента вползает в кремлевские кабинеты, что отчасти и объясняет появление статей об «обманутом» и «подставленном» А. Лукашенко. Это не что иное, как признание того, что ждать договороспособности от ныне правящей в республике элиты бесполезно. Она будет рвать на себя одеяло под любыми лозунгами и девизами… это и беспокоит кого-то, кто понимает, что политика Кремля не на пользу А. Лукашенко. Сейчас его пытаются представить «обманутым»,т.е. спасают…
Это принципиально важный момент, говорящий о том, что в белорусском политическом классе идеологические «полюса» исключительно подвижны и показатель их политической «волатильности» может сбить с толку политолога из той же Англии, США и даже России. Это относится и к идеологической платформе самого А. Лукашенко, которая с 1994 года изменилась до неузнаваемости, но в своей основе всегда отвечала интересам основной части белорусского истэблишмента.
Так повелось еще с начала российско – белорусского интеграционного процесса. Стоит напомнить, что в 1995 президент Республики Беларусь А. Лукашенко выступил инициатором интеграции между Россией и Беларусью, что являлось осознанной волей белорусского политического класса, искавшего возможность удержать политическую власть в республике и контроль над промышленными предприятиями. Экономическая и политическая интеграция с Россией обеспечивала безусловную и практически неограниченную финансово - ресурсную поддержку белорусской экономики со стороны российского бюджета. Российская интеграционная помощь позволяла белорусскому истэблишменту отложить структурные политические и экономические реформы, упрочить авторитарный политический режим, подготовить республику к участию в европейских интеграционных проектах. А. Лукашенко, в свою очередь, смог монополизировать процесс российско – белорусского сближения, что обеспечивало ему контроль над экономической помощью, получаемой республикой из РФ.
Белорусский политический класс всегда был озабочен исключительно своим экономическим «выживанием» и использовал интеграцию, как инструмент получения помощи от России. Сейчас, если получится, он также будет использовать «Восточное партнерство».
Отсюда и некоторые воззрения, широко распространенные среде политического класса республики и тщательно культивируемые в творческом союзе как властями, так и оппозицией.
В частности, считается, что А. Лукашенко, а в его лице белорусский истэблишмент в любом конфликте с Москвой обязательно одержат вверх, так как Беларусь крайне востребована Россией в качестве военно – политического плацдарма, транзитной территории и даже морально – нравственного примера (?). Утверждается, что проблемы в Белоруссии угрожают единству Российской Федерации, т.е. Москва кровно заинтересована помогать Минску.
Широко распространено мнение, что в отношении России белорусский народ выполняет мессианскую роль цивилизатора и приведения россиян к стадии «ранних» европейцев. Стоит отметить, что белорусский политический класс, включая оппозицию, имеет специфичское мнение о России и русском народе – азиаты, народ- лентяй, пропитый, рабочий класс неквалифицированный, разбитые дороги, грязь на улицах, навсегда развалившееся сельское хозяйство, глобальная коррупция, имперский Кремль и националистические настроения в народе.
В Минске с читается аксиомой, что власти в РФ неэффективны и не способны продолжительное время оказать Минску неограниченную финансово-ресурсную поддержку, но Россия будет и впредь вынуждена поддерживать белорусскую экономику не только по причине необходимости сохранения транзита, но просто по причине сохранения «лица», чем Минск может откровенно пользоваться.
Распространены и в чем –то экзотические мнения, что из-за развала российской экономики и сельского хозяйства российская сторона не в силах продолжительное время выдерживать «торговые войны» с Минском, так как российская экономика и рынок зависят от поставок белорусской продукции и продуктов питания.
Считается, что ситуация в экономике России в результате мирового финансового кризиса катастрофична, на фоне российской экономики белорусская экономика выглядит предпочтительней и более привлекательной для инвестиций. Здесь стоит отметить, что объективно белорусское руководство заинтересовано в слабой России, с рыхлым и слабовольным руководством, разрушенной экономикой, что позволит Минску диктовать свои условия Москве, как это и было в 90-е годы. Продолжают культивироваться надежды на ослабление федерации и даже ее раскола, но при этом не учитывается, что слабая Россия окажется жертвой внешних сил (США, Китая, ЕС) и никто из этих сил не посчитается с суверенитетом и экономическими потребностями Беларуси.
В белорусском политическом классе распространены идеалистические настроения в отношении Европы, низкопоклонство перед Евросозом, наивные и восторженные отклики на любой со стороны ЕС и США жест и заявление. Считается и не без оснований, что Европа, учитывая российский контекст, готова многое простить Минску, чем белорусское руководство пользуется и будет пользоваться.
Белорусский истэблишмент уверен, что европейские рынки для России безальтернативны и Евросоюз будет жестко увязывать допуск российских энергоносителей на европейские рынки с обеспечением транзитных государств российской энергетикой на льготных условиях. В этих условиях оказаться на стороне проигравшего для Минска является неприемлемым и Беларусь вполне может поменять формат союзных соглашений, имеющих в своей основе задачу обеспечения белорусской экономики дешевыми энергоносителями, на совместную позицию (ультиматум) с ЕС и участниками «Восточного партнерства» (Украина) по отношению к России. В этих условиях союз между Киевом, Минском и Тбилиси (транзитная «щель» между ЕС и Центральной Азией) является логичным. Беларусь готова оказать содействие в появлении альтернативных транзитных энергокоммуникаций из Центральной Азии и является естественным союзником фронта восточноевропейских и центральноевропейских государств, выступающих против газопровода «NordStream».
Белорусский политический класс считает, что Вашингтон обязательно накажет Москву за Грузию, защитит М. Саакашвили, что позитивно скажется на сохранении у власти А. Лукашенко (Москва не решится на смену власти в республике, испугавшись реакции США и ЕС). По этой причине никто из официальных лиц в Минске не называет Грузию инициатором российско-грузинской войны августа 2008 г.
Отсюда у белорусских проэлитных групп вызрели и выводы: с Россией не по пути. Запад все равно сделает Россию колонией (сырьевой придаток ЕС) и белорусам надо просто закрепить свое место у «пуповины», посредством которой Запад будет качать из России ресурсы, т.е. встать на сторону несомненных победителей. Это позволит сохранить экономику Беларуси и обеспечит у номенклатуры контроль над республикой. При этом, видимо в подкрепление, распространенно мнение, что белорусская промышленность на порядок современней российской, белорусский рабочий класс более квалифицирован, население трудолюбивое и «не пропитое», сельское хозяйство передовое, инфраструктура республики находится на европейской уровне. Считается, что менталитет населения является европейским и не сравним с «азиатским» менталитетом россиян. Уверены, что белорусская армия вполне готова к перевооружению по натовским стандартам. Появилась привычка считать, что белорусская элита лучше образована и более интеллектуально развита по сравнению с российской. Страна, по мнению белорусского политического класса, вполне готова к вступлению в НАТО и ЕС.
На этом фоне в Минске обсуждаются перспективы интеграции РБ в общеевропейский рынок, считается, что белорусские товары будут востребованы на рынках Центральной Европы, предлагаются варианты экономического доминирования Беларуси в Восточной и Центральной Европе (!).
А. Лукашенко вполне отражает вышеперечисленные широко распространенные в белорусском обществе настроения. Более того, он своим поведением, скандалами, эмоциональными заявлениями и оскорблениями той же Москвы создает иллюзию реальности и выполнимости этого нового белорусского «Mein Kampf». Даже оппоненты А. Лукашенко не замечают, как они все в большей степени проникаются идеологией этой «новой» Беларуси - «наследницы» России, ее ресурсов, территорий и т.д. Отсюда мечта «поживиться на развалинах империи».
Не все в этих мнениях и даже политологических схемах нежизнеспособно. Безусловно, через несколько лет, когда завершится этап перехода торговли энергоносителями между Россией и Беларусью на рыночную основу и у Минска исчезнут льготы и преференции на российском рынке, а Россия вступит в ВТО сама или, что было бы идеально, вместе с Казахстаном или той же Беларусью, то уже в другой Беларуси формула власти в республике – «у власти в РБ может находиться только тот политический лидер, который способен решать проблемы республики в Москве в пользу Беларуси», перестанет отвечать новому соотношению экономического развития республики и ее внутренних политических сил.
Это будет другая страна и сомнительно, что в ней найдется место А. Лукашенко или даже его преемнику, так как формула власти поменяет свою полярность – вместо Москвы там появится Брюссель (Вашингтон) или даже Варшава. Но здесь есть ловушка…
А. Лукашенко построил классический авторитарный режим. Политологам из белорусских вузов повезло – можно на живых примерах обучать студентов. Телевизор - готовое учебное пособие… Но есть безусловные правила функционирования подобных режимов. Построенные на одном геополитическом векторе, они не могут, словно сказочная избушка на курьих ножках, поворачиваться куда ветер дует. Начинает сыпаться. Это азбука.
Азбукой является и то, что А. Лукашенко при всем своем стремлении на Запад, имеет ограничитель: он должен быть уверен в сохранении своей власти. Тут его никакие европейские комиссары не переиграют. Страх потерять контроль над страной у него поистине животный.
Но белорусский президент сам заинтересован данный ограничитель обойти, так как инстинктивно чувствует – обратно дороги нет… Отсюда его надежды на то, что Запад примет его таким, как он есть – самовластным и авторитарным пожизненным президентом. Как А. Лукашенко сам проговорился, выступая 23 июля перед белорусским дипкорпусом: «Принципиально важно, что Европейский союз, руководствуясь новыми отношениями с Беларусью, и администрация США не ставят своей целью смещение действующей власти в нашей стране. Это значит, что появилось понимание возможности идти к одной цели разными путями», он верит, что Запад «возьмет» его на свой «белый пароход» таким как он и есть…
Но чтобы А. Лукашенко был нужен Западу именно в «каддафьевском» формате, белорусский президент должен активно работать против России. Иначе он превратится в тормоз процессов, которые сам привел в движение и в результате этой геополитической «гонки вагонеток», белорусский политический класс, который вполне сформировал свой европейский прозападный вектор, избавится от него… Видимо Запад этого и добивается.
10:56 03/08/2009




Loading...


загружаются комментарии