Сергей Возняк: Пришло время назваться

Сергей ВОЗНЯК, опубликовал в газете «Товарищ» за подписью «делегат съезда от Минской  городской организации ПКБ» заметки по дискутируемому ПКБ вопросу о переименовании партии.

На первом заседании  партийного съезда, состоявшемся 23 мая, я умышленно не поднимал этот вопрос, считая его в той ситуации вторичным. Тогда главным было принять принципиальное решение: меняем мы название партии или  нет? Теперь, когда очевидное большинство делегатов (2/3 от общего числа) высказалось за изменение названия ПКБ и понятно, что это не подлежит ревизии, нам необходимо более тщательно подумать над новым именем партии.
Между прочим, времени  у нас в обрез — чуть более  двух месяцев, если учесть что второй этап съезда должен состояться не позднее октября. А дискуссия по новому названию партии (как и по предложенным изменениям и дополнениям в Устав ПКБ) идет весьма вяло. Считаю, что ее надо активизировать.
Что и пытаюсь  делать настоящими заметками.
Первое, что хочу сказать: все три предложенных первым этапом съезда варианта нового названия партии нуждаются, на мой взгляд, в  редакционной правке.
Считаю, что варианты «Партия демократии и справедливости»  и «Партия «Радзіма»» целесообразно начинать со слова «Белорусская». Это важно, если мы думаем о том, что являемся частью международного коммунистического, рабочего и левого движения и хотим дать четкий сигнал зарубежным братским партиям о своей государственной принадлежности. Поэтому предлагаю, чтобы на голосование второго этапа съезда были вынесены названия «Белорусская партия демократии и справедливости» (сокращенно — БПДС) и «Белорусская партия «Радзіма»» (сокращенно — Партия «Радзіма»).
Очень неблагозвучен, на мой взгляд, вариант «Белорусская партия левых». Это как «Войско Польское». У нас-то и сейчас название вопреки всем правилам русской и белорусской словесности — «Партия коммунистов Белорусская». Но этот казус был вызван требованием законодательства, установившим в свое время запрет на использование в названиях политических партий официального названия государства. Но сейчас, когда мы определяем имя партии сами, а не по указке Минюста, давайте избежим филологических несуразностей. Поэтому, как минимум, предлагаю вынести на голосование второго этапа съезда отредактированный вариант нового названия — «Белорусская левая партия» (сокращенно — БЛП).
От редакционных замечаний перехожу к сущностным.
Партия «Радзіма»  совершенно не устраивает меня своей  идеологической «всеядностью». В принципе, я приветствовал инициативу исключения из названия партии любых очевидных идеологем — так называемых «измов». Однако и бросаться в другую крайность тоже не считаю целесообразным. Предложенный же вариант совершенно не указывает на принадлежность партии к определенному политическому спектру. Так может назваться любая партия — коммунистическая, социал-демократическая, консервативная, либеральная… Для гражданина, избирателя, в этом названии нет никакого символа о политических приоритетах партии. Что, на мой взгляд, нехорошо.
В этом смысле Белорусская  партия демократии и справедливости и Белорусская левая партия выглядят предпочтительней. С одной стороны, нет раздражающего «изма». С другой, присутствует ясный сигнал для населения  о нашей политической природе.
Не скрою, вариант  БПДС — моя инициатива. За него я  голосовал на первом этапе съезда и намерен голосовать на втором. Почему?
Если помните, то одним из оснований для изменения  названия ПКБ было несоответствие этого  названия содержанию партийной Программы, в которой, в силу объективного состояния современного общества, не сформулированы задачи собственно коммунистического строительства. И правильно — подобная формулировка в нынешних условиях была бы политическим ребячеством, необоснованным забеганием вперед и наивным прожектерством.
Так вот, «Белорусская партия демократии и справедливости», на мой взгляд, идеально отражает содержание действующей партийной Программы. Она, как известно, состоит из двух основных частей: 1) программа-минимум, определяющая ближайшие общедемократические задачи ПКБ на этапе перехода Беларуси от авторитарного президентского государства к классической буржуазно-демократической республике; 2) последующая программа широких социалистических преобразований.
Все, таким образом, логично: программа-минимум выражается емким словом «демократия», последующая программа — емким словом «справедливость», отражающим сущность социализма. Поэтому — БПДС.
Пытаюсь найти у  этого названия недостатки, и не очень получается. Может быть, только — негативное восприятие частью населения термина «демократия» (слово «справедливость» вообще лидирует в рейтингах всех социологических опросов). Это объяснимо: люди, на памяти которых «лихие 90-е», ассоциируют демократию не с Марксом и Энгельсом, величайшими демократами эпохи бурного развития капитализма, а с Ельциным и Чубайсом, много сделавших для дискредитации этого понятия. Уверен, что это препятствие преодолимо. «Антидемократический комплекс» присущ больше людям старшего поколения. Молодежь воспринимает этот термин вполне лояльно. И в будущем у БПДС могут быть вполне привлекательные перспективы.
В принципе, я не против и БЛП. В современной Европе аналогичные  названия носят Партия европейских  левых, Левая партия Швеции, немецкая «Die Linke»... Одно только «но»: в европейских языках слово «левая» и производные от него не несут той негативной смысловой нагрузки, как в языках русском и белорусском. И это тем более серьезно для молодежной среды, где «левое» — значит, что-нибудь халтурное, халявное, несерьезное.
С учетом того, что именно этот вариант нового названия набрал большее число голосов делегатов на первом этапе съезда и, поэтому, является фаворитом предстоящего в октябре главного голосования, я попытался подумать над поиском оптимального решения. Придумал пока вот что.
Возможно, негативное восприятие слова «левая» у части  населения будет сведено к  минимуму, если мы «упакуем» его  в какое-нибудь словосочетание. Например, Белорусская партия «Объединенные  левые» (сокращенно — «Объединенные  левые»). В таком варианте, как  мне кажется, двусмысленность слова «левые», имеющаяся в русском и белорусском разговорных языках, совсем не очевидна.
Уместно здесь и  слово «объединенные». Это, во-первых, указание на объединительный съезд  ПКБ и КПБ 1993 года, указание на нашу преемственность и исторические корни. Это, во-вторых, сигнал для вовлечения в нашу партию представителей других левых политических структур.
Давайте подумаем и  еще над одним вариантом, который  только на первый взгляд кажется невероятным. А что, если попробовать совместить несколько предложенных новых названий партии в одно? Например, Белорусская левая партия демократии и справедливости «Справедливый мир» (сокращенно — Партия «Справедливый мир»). Здесь наиболее удачен сокращенный вариант (лучше бы, конечно, «Справедливая Беларусь», но, увы, — запрещено использовать название государства). Он точно указывает на нашу главную идеологическую ценность, справедливость, и наверняка будет вызывать у людей позитивные эмоции. Такое сокращение также гораздо лучше, чем любая аббревиатура. Все эти ПКБ, БЛП, БПДС (как и ОГП, БСДП, БНФ и пр.) часто непонятны для большинства граждан и ни о чем им не говорят. А «Справедливый мир» (или нечто подобное) предельно ясно позиционирует партию, простым и понятным лозунгом выражает ее политическую цель.
Предлагаю всем делегатам  съезда, всем коммунистам и сочувствующим  ПКБ критически обсудить мои предложения. Совместными усилиями мы должны определить оптимальное новое название нашей  партии. Точно отражающее нашу политическую сущность, раз. Привлекательное для широких слоев населения, два.
12:35 07/08/2009




Loading...


загружаются комментарии