Случайно ли совпадение?

День рождения Лукашенко приходится на Международный день пропавших вез вести

Случайно ли совпадение?
Исчезнувшие известные люди, в том числе и политики – это, как правило, событие сенсационное, за которым следуют громкие расследования и почти неминуемое наказание виновных. К тому же, в истории никогда не было групповых исчезновений, если конечно, не брать во внимание сталинские, гитлеровские, полпотовские или пиночетовские лагеря. В современной белорусской истории четыре человека пропали без вести один за другим в течении 12 месяцев. И это были не рядовые граждане, а известнейшие политики — Юрий Захаренко и Виктор Гончар, крупный бизнесмен Александр Красовский и оператор РГТРК Дмитрий Завадский. Доводы президента Лукашенко, что мол-де в стране и мире пропадают сотни, а то и тысячи людей, никакой критики не выдерживают, потому что именно эти люди как раз и были непримиримыми противниками его режима, открыто об этом говорившие и действовавшие.
Никто не забыт и ничто не забыто! Этот лозунг на своих линейках озвучивали советские пионеры, клявшиеся помнить зверства фашистов и имена героев погибших за свободу и независимость своей Родины. В современной «демократической» Беларуси он вновь становится актуальным. Когда в мирное время исчезают известные люди, противники режима – это уже не демократия, это уже вполне законченная диктатура личной власти. Прибавьте к этому разгоны мирных демонстраций, заключение людей в тюрьмы и лагеря по политическим мотивам, изменение нарушение важнейших статей Конституции, незаконное продление сроков президентского правления, разрушение экономики, науки и культуры, растление молодежи фальшивыми ценностями, насаждаемыми государственными СМИ – и разве после этого можно говорить о некоем демократическом пути развития Республики Беларусь?
За то, чтобы люди помнили имена без вести пропавших белорусских политиков, вот уже десять лет борется демократическая оппозиция, поддерживаемая институтами западных правозащитных и иных демократических институтов европейского сообщества. Были и митинги, и шествия, и «цепочки неравнодушных людей», выстраивавшихся на Октябрьской площади Минска, в двухстах метрах от резиденции А.Лукашенко, несмотря на дубинки и кулаки ОМОНа. Всё это было, но теперь…
Ныне все изменилось! Европейские страны, бывшие буквально в прошлом году непримиримыми противниками последнего европейского диктатора, сделавшие Лукашенко и его ближайшее окружение невъездными в страны цивилизованного мира, вдруг, как по команде, забыли все его преступления. Александр Григорьевич теперь может ездить по всему миру, включая и демократическую Европу, встречаться на высшем уровне с лидерами Германии, Франции, Великобритании, Италии и иных стран Евросоюза.
Докладчик юридической комиссии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), автор нашумевшего доклада “Пропавшие люди Беларуси” Христос Пургуридес считает, что «пока Лукашенко будет находиться у власти, никогда не станет известна вся правда об этих делах. И я очень надеюсь, что когда ситуация в Беларуси поменяется, будет начато независимое расследование. А пока, к сожалению, это невозможно... Говоря о том, что якобы следы преступников причастных к делу о похищении белорусских политиков найдены в Германии, должен заметить, что Лукашенко просто вводит людей в заблуждение. Все следы убийц Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского находятся в Беларуси».
С господином Пургуридесом совсем недавно была согласна вся Европа. Что же изменилось сегодня? Ради чего согласны поступиться незыблемыми демократическими принципами лидеры Евросоюза?
Перед слушателями «Голоса России» согласился выступить председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, который сам лично, и руководимая им организация, несмотря ни на что, продолжают добиваться и от белорусских властей, а также от ПАСЕ и других европейских институтов по правам человека, создания независимой комиссии, чтобы продолжить расследование об исчезновении белорусских политиков. Тем более, что в текущем месяце, 30 августа, отмечается «Международный день без вести пропавших людей».
— Анатолий Владимирович! Ваше отношение к этой больной теме известно, но сегодня ситуация несколько изменилась и перестала быть острой. С чем это связано?
— В мирное время пропадают без вести бомжи, а политиков похищают и убивают, поэтому вопрос терминологии крайне важен. И Виктор Гончар, бывший заместитель председателя Верховного Совета, и экс-министр внутренних дел Юрий Захаренко были похищены и убиты за свою общественно-политическую деятельность. Это не только позиция соратников и единомышленников, не только мнение родных и близких, — этот вывод зафиксирован в итоговой резолюции ПАСЕ. В Парламентской ассамблее Совета Европы, куда входят все страны за исключением Беларуси, назначили докладчика Христоса Пургуридеса, который приезжал в Белоруссию, встречался в высокопоставленными лицами, сам будучи полицейским по профессии. И его вывод звучит так: «Есть факт политических убийств, назывались конкретные имена тех людей, которые подозреваются в организации похищения и убийства Гончара, Захаренко, Красовского».
— Однако ныне можно говорить о том, что отношения между белорусской властью и руководством Евросоюза значительно потеплели. Не стало белорусских «невъездных». Лукашенко и его ближайшее окружение может ездить по всему миру, встречаться с любым президентом или премьером супердемократических стран. Не является ли это, на Ваш взгляд, прямым отступлением от принципов европейской демократии в угоду прагматизму, экономическим выгодам и политическим победам местного масштаба, когда недавний «последний диктатор» вдруг, в силу антироссийских высказываний и действий, становится чуть ли не другом Евросоюза?
— Мы должны констатировать, что в политике тоже есть времена моды. К сожалению, да, сегодня тема похищенных и убитых белорусских политиков поддерживается сегодня не всеми в Европе. Многие хотели бы эту тему из основной повестки дня опустить в «разное» или вообще вычеркнуть, потому что есть политическая конъюктура. Но, к счастью, есть такие институты, как ПАСЕ, Европарламент, и там не на всех есть рычаги воздействия как политического, так и экономического. Я скажу, что тема похищенных и убитых, конечно же, не без политики, но у нее морально-нравственная сердцевина. Эту тему мы не делим, что ее можно в Европе хорошо «продавать», а в России нет. В свое время мы и жены похищенных политиков встречались в российской Думе с лидерами фракций, и тогда было озвучено специальное заявление. Не подписал его только Зюганов, все остальные лидеры фракций и партий, как провластных, так и оппозиционных, подписали обращение к Путину. Это проблема, которую не должны замалчивать и в Российской Федерации. Один из похищенных и убитых – журналист Завадский, оператор Российского телевидения. На тему похищенных и убитых в Белоруссии надо говорить и на Западе, и на Востоке. Потому что если убивают людей только за то, что к них другие политические взгляды, это означает, что никакой цивилизованной политики здесь нет, а есть жесткий авторитарный режим без всяких правил.
— 30 августа отмечается Междунарожный день пропавших вез вести; с другой стороны, это день рождения Александра Лукашенко. На ваш взгляд, эти даты случайны?
 
— В Беларуси они символизируют, что, к сожалению, у нас нет общественного контроля над властью. У людей нет права на информацию, на ее получение и распространение. Прошло десять лет, но не проведено объективное расследование. Дела положены под сукно. Понятно, что у Лукашенко, который называет себя человеком с «царскими полномочиями», огромная власть, но он не использовал и одной тысячной, чтобы на самом деле расставить все точки над «i». Единственное, что сделал белорусский правитель, — постепенно отправил «в утиль» тех людей, чьи имена звучали в связке с похищениями – это Шейман, это Павличенко. Но мы должны понимать, что есть не только исполнители, но и заказчики. На мой взгляд, на вершине власти был интерес в том, чтобы прекратилась политическая деятельность и Гончара, и Захаренко. Им поступали угрозы, им поступали заманчивые предложения финансового плана, и когда эти люди не поддались ни на пряник, ни на кнут, тогда был запущен инструмент «эскадрона смерти». Печально, что обо всем этом мы говорим в XXI веке. Но есть и позитивный опыт. На Украине имена убийц Гонгадзе и их хозяев скоро объявят. Сколько веревочке не виться, а конец будет. Пусть не 30 августа сего года, а через год или два, но мы узнаем правду.
— 30 августа ОГП как-то отметит?
— Безусловно, мы к этому времени и информационную кампанию-напоминание проведем, и традиционно выйдем на улицу в «цепи неравнодушных людей». И хотя нам говорят о том, что незачем выходить на манифестацию, подчас всего по нескольку десятков человек, мы сделали самое важное – остановили конвейер смерти. После трагических событий 99-го года, в Белоруссии оппонентов власти сажают в тюрьму, — как Старовойтова, Маринича, Козулина, Леонова, других известных людей — но уже не убивают. Позиция напоминать власти, что никто не забыт и ничто не забыто – самое правильное. Власть будет болезненно реагировать на эту тему. Люди в Белоруссии могут простить всё: даже нищету и унижение, но никто не простит загубленной человеческой жизни.
Несколько иную позицию по вопросу перемены настроений в Евросоюзе относительно пропавших без вести белорусских политиков высказал Сергей Калякин, председатель ПКБ (Партии коммунистов белорусской). В частности, он отметил:
— Я думаю, что здесь надо задуматься белорусским политикам. Европа этих преступлений не видела, она этих людей не знает. В мире пропадает довольно много людей, и задача белорусских политиков, чтобы фокус международной общественности не рассеивался, а точка кипения была на высоком градусе. Поэтому тот факт, что в Европе стали забывать о пропавших белорусских политиках – это, в значительной мере, наша вина. Лукашенко, как человек, который отвечает за ситуацию в Белоруссии, до сих пор не может дать никакого внятного ответа по этим людям, которые пропали, несмотря на то, что были заявления на разных уровнях о том, что это дело будет раскрыто, что вот-вот правда станет явью для всех. Я имею такое подозрение, что власть умышленно не хочет пролить свет на этот вопрос. Она, действительно, многие вещи утаивает, а раз утаивает, то небеспочвенно подозрение о причастности власти к этим событиям.
— И, тем не менее, «экспресс белорусского батьки» в любой момент может вкатиться в Европу, несмотря на значительный груз явных и тайных преступлений против демократии и прав человека?
— Дело в том, что въезжать белорусскому поезду или не въезжать — решать тому, кто контролирует эту территорию. В данном случае я не видел таких условий со стороны Европы, что именно вопрос расследования является препятствием. Пока это не так. Мое личное мнение, что это впрямую связано с признанием того, что Беларусь является демократической страной, где невозможны пропажи людей – это очень важный вопрос, приближающий нас к европейским демократическим ценностям.
— Антироссийский душок здесь, на Ваш взгляд, не усматривается. Коль скоро Белоруссия, как союзное с Россией государство, вдруг прониклась неожиданной симпатией к Евросоюзу и получила в ответ не меньшие преференции?
— Есть конкуренция за влияние на Беларусь между двумя крупными геополитическими центрами. Но пока, безусловно, Европа проигрывает и будет проигрывать дальше, потому что пуповина белорусской экономики, и, соответственно, благосостояния белорусских людей находится в России. Еще раз повторюсь, что наши стратегические интересы лежат в России, нравится это кому-то или не нравится. Любой здравомыслящий политик в Беларуси — если он говорит, что будет улучшать благосостояние людей — должен думать о том, как он будет взаимодействовать с Россией в первую очередь.
 
 
 
 
 
18:24 07/08/2009




Loading...


загружаются комментарии