Николай Статкевич: Каждый политик имеет политическую историю

Координатор «Европейской коалиции» Николай Статкевич  первым из оппозиционных политиков  публично объявил о готовности участвовать  в предстоящих президентских  выборах. Тем более, что в конце  июля погашена судимость – политик спокойно может участвовать в любой избирательной кампании.

Николай Статкевич: Каждый политик имеет политическую историю
Как Николай  Статкевич оценивает ситуацию в  оппозиционном лагере за полтора  года до президентских выборов? Своими рассуждениями политик поделился с «Белорусским партизаном»
- Я считаю, что  нужно рассматривать долговременные  последствия интеграции Беларуси  в Европу, средневременные и кратковременные.
В долговременной перспективе интеграция Беларуси в  ЕС позволит беспрепятственно участвовать  в рынке европейских товаров, инвестиций и технологий. Интеграция Беларуси в ЕС, как показывает опыт совсем недавно еще небогатой, даже нищей Румынии, поднять уровень нашей промышленности, уровень нашей жизни  - от здравоохранения до экологии.
В кратковременной  перспективе само стремление Беларуси в ЕС позволит реализовать т идею, которую я публично высказал лет 12 назад, - идею неконфликтного европейско-российского баланса на территории Беларуси. Времена, когда эта идея высказывалась, власти игнорировали эту идею; сейчас, когда сами захотели реализовать этот баланс, изменилась ситуация. Европейский Союз вплотную приблизился к Беларуси, а внешняя политика России приобрела ярко выраженный динамичный, даже в некоторой степени агрессивный характер. Поэтому реализовать этот баланс, на мой взгляд, возможно только из состава ЕС.
Для Беларуси проблема взаимоотношений с Россией –  это проблема оптимального выбора расстояния: слишком близко быть нельзя – притянет и будем поглощены бескрайним российским морем, слишком далеко – нерационально, глупо не использовать все эти выгоды. Да и опасно слишком далеко удаляться от России – это вызовет ее противодействие.
Я думаю, членство в ЕС и роль самой дружественной  страны в составе ЕС позволит нам  этот баланс реализовать и воспользоваться  его преимуществами.
Теперь –  о кратковременной перспективе. Все наши европейские стратегии  не могут быть реализованы, если в  стране не будет восстановлена демократия. «Европейская коалиция» рассматривает  идею европейской интеграции нашей  страны как идею, способную вернуть  страну к демократии, потому что движение в сторону Европы, такое притягательное для большинства населения, способно быть очень сильным мотивом. Мотивом по изменению внутри страны, мотивом демократии, идеей, способной вывести многие и многие десятки тысяч белорусов на улицы. А без давления улицы у нас ничего не получится.
Нынешний белорусский  режим не проведет демократические  выборы только под давлением извне. Еще не было, наверное, примера, когда  недемократичные режимы делались демократическими под внешним давлением; необходимо и внутреннее давление. Кое на какие уступки власть может пойти. В нашей стратегии, которую мы приняли на европейском конгрессе, есть такие слова: даже частично демократизируя под внешним давлением законодательство, белорусский режим обеспечит такое его применение, чтобы исключить победу демократии на выборах и исключить потерю власти. И здесь необходимо давление улицы.
- Но ведь не  только «Европейская коалиция»  разыгрывает европейскую карту…
- Шесть лет  назад, когда мы стали вести первые агитационные кампании на тему европейской интеграции, Народная Грамада, «Европейская коалиция» были в одиночестве. К сожалению, другие партии, в программах которых такие положения записаны, третий сектор, который имеет гораздо больше возможностей, чем тогда имели мы, они от этой идеи отказались. Сейчас мы с удовлетворением видим, что хоть и с опозданием, но организации третьего сектора, возглавляемые движением «за свободу», повернулись лицом  к этой идее.  Мы это приветствуем, и приветствуем идею Европейского форума, о проведении которого движения «За свободу» объявило осенью. Можно было бы обойтись и без него, но он не помешает – он поможет еще раз привлечь внимание, сориентировать третий сектор на работу в этом направлении. И здесь у нас противоречий нет.
Но мы понимаем, что третий сектор способен только готовить общество к этой идее, а  вернуть цену демократии он не может. Стратегия европейской пропаганды движения «за свободу» - это одно, а политическая стратегия «Европейской коалиции» нацелена на возвращение страны в демократию – это разные вещи.
Здесь очень  тяжело оценивать движение «За свободу», потому что оно выступает сразу  в двух качествах: как организация  третьего сектора, чью деятельность мы приветствуем, и как политический субъект другой коалиции – коалиции ОДС.
И здесь хотелось бы подискутировать на тему предстоящих  президентских выборов.
- Давайте.
- Мы с большим разочарованием отметили, что коалиция ОДС еще раз распадается накануне президентской кампании. Что его важная часть – движение «За свободу» как политический субъект отказалась участвовать в процедуре выбора единого кандидата. Мы в общем-то не можем понять: как только куда-то за границу ехать, как только встречаться с европейскими чиновниками – коалиция ОДС едина; а как участвовать в президентских выборах – она уже распалась на две части.
Повод для распада  – разная геополитическая ориентация. Это серьезный повод. Но надо начинать не с того конца, и не с того конца, что делает оставшаяся часть ОДС, - обсуждает долговременную процедуру выдвижения единого кандидата.  Начинать надо с того, с чего начинали мы – надо разработать стратегию на президентские выборы. Стратегию именно победы в тех условиях, какие есть. Надо вначале оценить условия, в которых пройдут президентские выборы. Все известные мне оппозиционные политики на прямой вопрос «Будут ли фальсификации на президентских выборах?» отвечают положительно: «Да». Значит, нужна стратегия победы для выборов, которые власти будут фальсифицировать. Любая стратегия предполагает какой социальный слой вы будете вызывать на улицу. Мы предлагаем европейско ориентированную часть общества, активную часть общества. Когда-то мы ориентировались на ту часть общества, которая выступала за независимость, лет десять-двенадцать назад, когда мы вели так называемую уличную войну за независимость, когда эту независимость поддерживала только треть белорусов. И мы оказывали серьезное давление на власть и заставили ее отступить.
Сейчас позицию  независимости разделяют более  девяноста процентов белорусов, и власть сама активно ее использует тоже. Сейчас ставится другой вопрос: под какую идею мы можем вывести людей, чтобы оказать давление на власть и заставить ее отказаться от фальсификаций? Идея европейской интеграции в данном случае является оптимальной, хотя мы не исключаем и других вариантов. Под социальные лозунги мы не добьемся массового выхода на улицы, чего не случилось ни в демократической Украине, и не в совсем демократической России… Социальный лозунг, к сожалению, сейчас не работает, не работает лозунг защиты национальной культуры. Лозунг демократии в чистом виде тоже не очень работает. А европейская идея, которую можно назвать «свобода плюс колбаса в одной упаковке», может сработать.
Мы пытаемся помочь той части коалиции ОДС, которая  осталась консолидированной и пытается выдвинуть своего кандидата. Мы направили своего консультанта к ним, эксперта Сергея Скребца, но, к сожалению, многие его предложения игнорируются. В том числе и предложение – начать со стратегии. Начните со стратегии, а потом уже будет видно, какой кандидат вам нужен. Когда это предложение не было услышано, тогда Сергей Скребец, например, на одном из последних заседаний назвал одно требование к кандидату, которое при любой стратегии является непременным условием – требование решимости кандидата бороться за победу, невзирая на опасность для себя. Это требование, кстати, записано в стратегии «Европейской коалиции». Вроде бы это требование услышали, но вот трактовка, которую я прочитал на вашем сайте, звучит так: требование, чтобы кандидат участвовал в выборах до конца. Это значит, чтобы он участвовал в имитации этих выборов, подыгрывал власти до конца? Эту трактовку и так вроде можно понимать.
Мы не хотим  повторения ситуации 2006 года, когда  вроде бы все шло хорошо, правильно. Тогда «Европейская коалиция» участвовала в ОДС (вместе с «Пятеркой плюс» мы были основателями ОДС; мы ушли только после того, когда убедились, что ОДС отказались от базовой идеи европейской интеграции, под которой, кстати, подписались все, в том числе и коммунисты). Вроде все было правильно, кандидаты сказали, будем бороться до конца, призвали людей на улицу в восемь часов вечера. А что мы увидели потом? Единый появился через час-полтора позже, убедившись, что все спокойно, руководитель штаба единого – заболел, а руководитель теневого кабинета единого наблюдал, как он сам сказал, со стороны. Это что – борьба? И вы что хотите опять длительную процедуру выдвижения единого, повторения всего этого? Еще раз говорю: начните со стратегии; любая стратегия, если она направлена на победу, подскажет – кандидат должен быть готов жизнь свою положить за победу. Для него это должен быть последний бой. А не еще одна ступенька по повышению рейтинга по пути продолжения политической карьеры.
- Вы сказали,  что поводом для фактического  распада послужили различные геополитическая ориентация. А причина в чем?
- Когда «Пятерка  плюс» создавалась, эти геополитические  векторы были очевидны. Проблему  убрали в 2004 году, в ноябре, когда  «Пятерка плюс» и «Европейская  коалиция» объединились в ОДС,  и к нашему удивлению и радости субъекты «Пятерки плюс» подписались под идеей европейской интеграции. Потом эта проблема возникла опять.
Я думаю, что  идея того или иного политического  вектора в ОДС, разногласия из-за геополитических векторов разных, при  которых они великолепно существовали пять лет вместе (а учитывая «Пятерку плюс» - еще и больше) привлечена искусственно. Потому что все эти различные геополитические вектор в ОДС, мне кажется, используются спекулятивно, - все вектора. Не секрет, кем была создана «Пятерка плюс», не секрет, кто консультирует и управляет работой ОДС. Куда раз в несколько недель лидеры ОДС ездят для отчета. Вот это чья коалиция. А все эти пророссийские, проевропейские различия привлечены искусственно. С одной стороны, ярко выраженная проевропейская часть ОДС просто ищет повода не участвовать в совместной работе на президентских выборах, понимая, что шансов избраться ее кандидату от этой коалиции нет; а другая, пророссийская часть, просто  пытается получить  финансирование под эти выборы от России. Хотя, восхищаясь людьми, которые смогли получать деньги и с Вашингтона, и с Москвы одновременно, надо признать, что иногда быть очень хорошим политиком плохо, потому что никого они не обманут своими пророссийскими декларациями. Я думаю, в Москве великолепно понимают и знают, откуда и кем руководятся пророссийские партии в ОДС. Сейчас мы с удовлетворением можем констатировать, что ОДС является коалицией реально белорусской, которая находится под контролем тех или иных доноров.
Что касается «Европейской коалиции», так мы люди свободные: нами никто не руководит, и мы идею европейскую из соображений дела, наших внутренних убеждений лет шесть уже продвигаем. Невзирая на то, даст нам кто денег или не даст.
- Какая конфигурация  сил на политическом горизонте в Беларуси в канун президентских выборов? Как Вы видите расстановку сил?
- Во-первых, кандидатов  может быть много, и журналисты  хватаются за каждую персону,  заявляющую о намерении баллотироваться.  Но надо понимать, что реально  у белорусской оппозиции ресурсов собрать сто тысяч подписей – на двух с половиной кандидатов. Не больше, ни меньше. Почему? Да потому что собрать сто тысяч подписей, и собрать их не левой ногой, а как положено, белорусская демократическая оппозиция способна для двух с половиной кандидатов. Если вы вспомните историю всех выборов при господине Лукашенко, оно всегда примерно так и было. Например, в 2001 году собрали на двоих. Оставим на совести претендентов заявления, что они все собрали 99,9% подписей.
То есть, два  с половиной кандидата. Косвенным образом это подтвердили прошлая парламентская кампания. Объявленное число собранных ОДС подписей – 157 тысяч (это вместе с движением «За свободу», БХД и так далее), «Европейская коалиция» собрала 107 тысяч. Конечно, президентская кампания отличается от парламентской, мотивация – иная, и цифры могут увеличиться, но не так значительно. И решить задачу по сбору подписей по существу способны только две коалиции.
Жалко, что коалиция ОДС раскололась таким вот  образом. Мы пытались сохранить единство хотя бы по европейской части коалиции. В феврале этого года мы создали оргкомитет Конгресса европейского выбора, пригласили в состав оргкомитета и те организации из ОДС, которые имеют в своих программах идею европейской интеграции: БНФ, ОГП, БХД, движение «За свабоду» (мы работали три месяца вместе). Но когда мы подошли к конгрессу и назвали вот это требование – кандидат должен, цитирую, невзирая на личную опасность для своей свободы и жизни должен обеспечить защиту своей победы в условиях массовых фальсификаций, стал оргкомитет уменьшаться на глазах. С «Европейской коалицией» остался один Белорусский народный Фронт.  Мы провели конгресс, «Европейская коалиция» при поддержке БНФ своего кандидата определила. Теперь мы ждали того же от ОДС. Мы думали: второй центр определит своего кандидата, и тогда мы сможем – два кандидата – вести переговоры и, быть может, даже выбрать механизм объединения, если, конечно, этот кандидат не будет противоречить нашей стратегии.
Но тут коалиция ОДС распалась на два центра. Во главе одного из них – движение «За свабоду» как политический субъект, во главе второго – коммунисты и ОГП. Вот эти три центра, наверное, в реальности и смогут обеспечить выдвижение своих кандидатов. Если они на это пойдут.
Очень сложно придется ОДС, потому что основные претенденты – Лебедько и Калякин, и как они будут находить взаимопонимание, смогут ли они найти финансовую поддержку. Против этих политиков на Западе работает то, что они очень долго в политике и еще реально власти не угрожали. Доказательство тому – во время президентских кампаний они оставались на свободе.
Еще один центр – движение «За свабоду» и его кандидат господин Милинкевич. Он, видимо, рассчитывал быть европейским кандидатом. Это не получается. Мы все-таки надеемся на здравый смысл, на чувство ответственности, что движение «За свабоду» не станет выдвигать своего кандидата. Почему? Да потому что выборы будут фальсифицированы, никаких решительных действий лидеры движения предпринять не в состоянии. Все лидеры оппозиции – все мужественные люди; но одно мужество требуется, чтобы выйти на «Ланцуг неабякавых людзей», быть избитым ОМОНом, а возглавить протест против фальсификации президентских выборов с перспективой переломить фальсификацию – это совсем другой уровень мужества. Я хочу напомнить позорный факт: ни одна акция оппозиции во время президентских выборов не прошла по проезжей части. Им поставили меточку, угрожая уголовными делами, и они ее свято соблюдают.
Поэтому я думаю, что пропаганда европейских ценностей  – вещь очень нужная, и движение «За свабоду» как НГО должно этим заниматься. А президентские выборы выдвигают другие требования, и движение «За свабоду» как политический субъект и другие субъекты ОДС должны провести инвентаризацию и попытаться найти в своих рядах людей, которые готовы бороться, невзирая на все опасности за себя.
- Если Ваши  надежды, что «За свабоду» не  станет выдвигать своего кандидата  не оправдаются, что тогда?
- Я думаю, будет  то, что будем. Мы не участвуем  как субъект в процедуре определения  кандидата от ОДС. «Европейская коалиция» этот путь уже прошла. Никто не поймет, если мы начнем этот процесс по новой. У нас есть стратегия, у нас есть команда и у нас есть кандидат. Если коалиция ОДС сможет решить ту же задачу, мы готовы будем как минимум сотрудничать. А когда мы увидим, что у них есть реальная стратегия, которая не противоречит нашей, и реальный кандидат, который не будет статистом на псевдовыборах, готовый бороться за победу, - тогда мы готовы будем на проведение общего конгресса по определению одного кандидата. Как мы сможем определить, способен ли кандидат будет бороться или нет, - это очень просто: у каждого человека, у каждого политика есть политическая история. И если человек совершал решительные твердые последовательные поступки как политический лидер раньше, то, наверное, можно надеяться, что он эту способность сохранил. Если нет…
14:07 10/08/2009




Loading...


загружаются комментарии