Новая озабоченность Москвы

Тишь да блажь. Иначе не опишешь состояние белорусско-российских отношений после неформального саммита лидеров СНГ в Киргизии. Пожалуй, не хватает лишь такой оценки как «демонстративный конструктив», если вспомнить тяжелые баталии на молочном фронте и локальные сражения в иных сферах торговых отношений двух стран-партнеров по союзному государству.

Новая озабоченность Москвы
Тишина наступила внезапно. Еще за два дня до поездки А.Лукашенко в Киргизию, российская и белорусская пресса цитировала помощника российского президента С.Приходько, который не скрывал планы российского руководства заставить Лукашенко подписать соглашение о КСОР и возглавить ОДКБ, техническое руководство в которой осуществляет Россия после отказа Беларуси от участия в июньском саммите этой организации.
"Раз он (Лукашенко) туда едет, значит должен подписать (документы)", - сказал Приходько
Однако этим планам не суждено было сбыться: Лукашенко не подписал соглашение о КСОР и не возглавил ОДКБ, сославшись на то, что саммит в Киргизии имел статус неофициального, а по российской версии - "чтобы ни у кого не сложилось впечатления, что Беларусь прогнулась под давлением России".
Москва неожиданно согласилась, отреагировав на такое развитие событий вполне спокойным заявлением главы МИД РФ С.Лаврова.
"Россия будет продолжать техническое председательство в ОДКБ, ожидая того момента, когда Беларусь будет готова взять на себя полноценные функции председательства в ОДКБ", - сказал Лавров по итогам саммита, сославшись на заверения Лукашенко, что «этот вопрос рассматривается и соответствующие решения будут приняты своевременно».
Буквально сразу последовало еще одно умиротворяющее заявление главного политврача России Г.Онищенко о том, что стороны урегулировали все споры по молоку и с 1 августа Беларусь приступила к поставкам своей продукции в соответствии с новым техрегламентом. А Беларусь со своей стороны моментально нашла общий язык с российской компанией Транснефтепродукт по срокам ремонта и условиям дальнейшего функционирования нефтепровода Унеча-Вентспилс.
Отчасти, затишье на белорусско-российском фронте на прошлой неделе объяснялось грядущей годовщиной войны на Кавказе и возможным в этой связи обострением ситуации в этом регионе. России было явно не до разборок с Беларусью и Москва осознано пошла на перемирие. Но ведь именно военный конфликт на Кавказе стал одной из главных причин раздора в отношениях между союзниками. Беларусь так и не признала независимость отколовшихся от Грузии территорий – Южную Осетию и Абхазию. И вполне логично было ждать в течение минувшей недели очередных упреков из Кремля в том, что в Минске не то что не спешат, но и вовсе не планируют выполнять союзнические обязательства.
Но поскольку этого также не произошло, перемирие в отношениях не могло не вызвать подозрения. И, как выясняется, вполне обоснованного, если верить докатившейся до Минска информации. Внешне безмятежный саммит в Киргизии закончился отнюдь не на дружественной ноте. Как утверждают источники, Лукашенко сильно поругался с Медведевым в Киргизии. Причем настолько, что и Москва и Минск были вынуждены взять паузу для рекогносцировки сил и выработки новых сценариев. Следует отметить, что Лукашенко по возвращению в Беларусь ни словом не обмолвился о своей поездке в Киргизию.
Безусловно, Кремль не в восторге от того, что Беларусь, пытаясь заручиться политической поддержкой со стороны Запада, игнорирует житейское правило «Не гадь на кормящую руку». И поскольку российское руководство вряд ли готово мириться с таким положением дел, можно предположить, что Москва в обозримом будущем будет готова разыграть еще одну весьма неудобную не только для белорусских властей, но и для Евросоюза карту. Такой картой может стать тема пропавших в Беларуси политиков, тем более что в конце августа (30 августа) будет отмечаться своего рода печальный юбилей – 10 лет.
Да, в Беларуси эта тема постоянно на слуху. Однако подвижек в расследовании обстоятельств пропажи в Минске оппонентов действующей власти не наблюдается. Тем более что Европа, придав диалогу с белорусским властями официальный статус, предпочитает эту тему замалчивать. Да, политические санкции в отношении Беларуси до сих пор действуют. Да, заявления бывшего докладчика юридической комиссии ПАСЕ, автора нашумевшего доклада “Пропавшие люди Беларуси” Х.Пургуридеса пока не дезавуированы. Но и движения нет никакого.
«…я очень надеюсь, что когда ситуация в Беларуси поменяется, будет начато независимое расследование. А пока, к сожалению, это невозможно...», - признался Пургуридес.
Между тем, немного найдется людей, поверивших в заявления А.Лукашенко о том, что следствие продвигается и следы причастных к данным исчезновениям обнаружены в ФРГ.
«Говоря о том, что якобы следы преступников причастных к делу о похищении белорусских политиков найдены в Германии, должен заметить, что Лукашенко просто вводит людей в заблуждение. Все следы убийц Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского находятся в Беларуси», - сказал докладчика юридической комиссии ПАСЕ.
Сложно не согласиться. Учитывая безграничную дружбу действующего посла ФРГ в Минске г-на Вайса и главы администрации Лукашенко г-на Макея, Германия уже давно могла хотя бы подарить белорусским правоохранительным органам ноутбук, на котором в режиме реального времени отражается местоположение интересующих Минск людей. А ведь ничего не мешает немецким властям выдать их следствию по соответствующему запросу Беларуси.
Но любые проблемы белорусских властей, тем более в таком щекотливом деле, могут осложнить, если вовсе не затормозить диалог, а этот процесс для Брюсселя будет куда важнее судеб пропавших людей.
Пропавшие политики – беспроигрышная тема. Но, Москва, решившись разыграть эту карту, подвергнется многочисленным обвинениям и упрекам, тональность которых вполне предсказуема: «Чья бы корова мычала…». России моментально припомнят факты повсеместного нарушения прав человека, подконтрольную Кремлю прессу, Ходорковского, убийства журналистов, войну в Чечне и на Кавказе и прочие многочисленные факты авторитаризма со стороны правящего тандема.
Однако, именно Москва сегодня способна придать ускорение расследованию этого дела, тем более, что у ФСБ наверняка есть чем поделиться с белорусскими коллегами. Но дело даже не в оперативной информации и данных, которые хранятся в папке на специальной полочке в российской спецслужбе. Стоит отдельным известным российским политикам (речь не о Путине и Медведеве) высказаться, а представителям России в многочисленных европейских структурах хотя бы вскользь упомянуть о теме пропавших в Беларуси людей, Европа моментально изменит свою молчаливую позицию.
Все уже давно привыкли и просто не замечают критику Евросоюза в адрес Москвы за нарушения прав человека. Этот процесс стал обыденным. Однако, легкие намеки на обвинения в адрес ЕС со стороны Москвы в том, что Европа в угоду своим политическим интересам закрывает глаза на нарушения прав человека в Беларуси, причем такие, как исчезновение оппонентов режима - представителей оппозиции, которую Запад поддерживал на протяжении долгих лет - вызовут эффект разорвавшейся бомбы.
Брюссель будет вынужден реагировать на такие изменения взглядов России на данную проблему и вновь требовать от Минска результатов расследования. Похоже, что представители белорусской оппозиции, отстраненные от процесса диалога и судорожно пытающиеся найти свой пятачок на политическом поле страны, также понимают, пусть и в угоду своим политическим интересам, что в данном случае самый страшный враг, грозящий недружественным поглощением, может стать на время весьма действенным союзником. Все чаще белорусские представители оппозиции появляются в Москве. Все чаще в их исполнении звучат высказывания, казавшиеся немыслимыми еще год назад.
«Эту тему (пропавших политиков) мы не делим, что ее можно в Европе хорошо «продавать», а в России нет. В свое время мы и жены похищенных политиков встречались в российской Думе с лидерами фракций, и тогда было озвучено специальное заявление. Не подписал его только Зюганов, все остальные лидеры фракций и партий, как провластных, так и оппозиционных, подписали обращение к Путину», - напомнил буквально на днях лидер ОГП А.Лебедько в интервью российской радиостанции «Голос России».
«…тот факт, что в Европе стали забывать о пропавших белорусских политиках – это, в значительной мере, наша (политиков) вина… Есть конкуренция за влияние на Беларусь между двумя крупными геополитическими центрами. Но пока, безусловно, Европа проигрывает и будет проигрывать дальше, потому что пуповина белорусской экономики, и, соответственно, благосостояния белорусских людей находится в России. Еще раз повторюсь, что наши стратегические интересы лежат в России, нравится это кому-то или не нравится…», - и вовсе расставляет все точки над «i» лидер ПКБ Сергей Калякин.
Побывал в Москве и экс-кандидат в президенты Александр Козулин, также ищущий свое место под белорусским политическим солнце. В день годовщины событий на Кавказе Козулин встретился с председателем Комитета по делам СНГ Госдумы РФ Александром Островским (ЛДПР).
Подобное развитие событий вряд ли обрадует действующую власть в Минске. Одно дело, когда тема пропавших политиков мелькает в независимой прессе и озвучивается потерявшими доверие оппозиционными политиками. Другое – когда о ней вновь заговорят в Европе и, чего хуже, в Москве. Но, как говорят, нет худа без добра.
Лукашенко понимает, что никакой диалог с Европой не спасет его от необходимости поставить точку в деле пропавших людей. Он ведь и сам признает, что не вечен, но чтобы, так сказать, выйти из системы власти без болезненных для себя последствий ему придется объявить итоги расследования этого дела. Причем такие, которые в большей степени удовлетворили бы и Запад и белорусских оппонентов и Москву.
Следует отметить, что белорусские власти уже активно занимаются решением этой проблемы. За последние полгода, а возможно и последний год, в соответствующие структуры в качестве свидетелей по этому делу были вызваны почти все отставники (кого удалось найти и до кого смогли дозвониться), проходящие в службу в КГБ и других силовых структурах в то время, когда пропали Юрий Захаренко, Виктор Гончар, Александр Красовский и Дмитрий Завадский.
Однако, белорусским властям придется ускорить темп расследования (разработку правдоподобного сценария). Ведь через три-четыре месяца в стране начнется время активной президентской кампании. И вряд ли можно предугадать, какой скелет в шкафу белорусских властей раскопают коллеги белорусских спецслужб в России, тем более после недавней ссоры между Лукашенко и Медведевым. Неожиданный поворот в деле убитого украинского журналиста Гонгадзе накануне президентских выборов на Украине – хорошее тому подтверждение.
 
15:20 10/08/2009




Loading...


загружаются комментарии