"За что должны гибнуть наши ребята, если вдруг?"

Отношения между Минском и Кремлем эксперты давно определяют как жесткий политический торг. Официальные лидеры морщатся: фу, какая приземленность! Но пафос «братского единения» действительно исчерпал свой ресурс. И Александр Лукашенко 11 августа вольно или невольно изложил перед журналистами коллизию в ОДКБ именно в категориях политического торга.

"За что должны гибнуть наши ребята, если вдруг?"
Краткое содержание предыдущих серий. Москва задумывает Коллективные силы оперативного реагирования как ударный кулак ОДКБ, но тут абсолютно не к месту вспыхивает молочная война с Беларусью. Лукашенко бойкотирует саммит ОДКБ в Москве и де-факто отказывается принять на себя переходящее председательство в организации. Более того, решения этого саммита Минск объявляет нелегитимными. Уломать Лукашенко не удается и на Иссык-Куле 31 июля.
Таким образом, белорусское руководство подвешивает в воздухе всю российскую задумку — создать если не «антиНАТО», то, во всяком случае, крепкую, боеспособную структуру для защиты своего среднеазиатского мягкого подбрюшья.
«Все понимают, что без Беларуси ОДКБ не быть и не будет, поэтому есть некие волнения…», — с достоинством заметил Лукашенко, перейдя на внешнеполитическую тематику во время традиционного вояжа по фермам и нивам.
И вот квинтэссенция: всё, что касается председательства в ОДКБ или подписания документов в рамках этой организации, — «это наше право, и мы обязательно будем их подписывать, если они нам выгодны».
О какой выгоде речь? В чем суть этого «если»? Какая компонента неизвестна? Ведь сами документы о формировании КСОР в Минске изучены, надо думать, до запятой. И тот же Лукашенко уверенно говорит, что соглашение — рамочное, ни к чему, мол, особо не обязывает и абсолютно не вредит белорусскому государству. Без его, президента, личного согласия белорусских бойцов в горячие точки никто не пошлет.
Таким образом, речь идет о выгоде в прямом, экономическом смысле.
Вот как передал Лукашенко суть своей полемики с коллегами на саммите без галстуков в Чолпон-Ате: «Задаю вопрос: скажите, что я должен защищать у вас, за что должны гибнуть наши ребята, если вдруг? За что? За то, что меня в Россию на рынок не пускают? За то, что я не могу получить энергоресурсы из Казахстана, Таджикистана, России, за то, что мне загибают бешеную цену? Наши ребята должны за это гибнуть? Мертвая тишина...».
Короче, был выложен весь реестр обид. И прежде всего — на Кремль. Но белорусский партнер, обратите внимание, не скандалит, не бьет посуду вдребезги. Подтекст прозрачен: военно-стратегическая лояльность, знаете ли, имеет свою цену. Москве предложено подобреть к Минску в экономическом плане.
Зная стиль белорусской внешней политики, можно предположить, что будет вязкий и, возможно, долгий закулисный торг. Минск предпочитает торопиться медленно, и сюжет с признанием/непризнанием Абхазии с Южной Осетией — классика жанра.
Второй этап: подписать, но по-прежнему торопиться медленно. Лукашенко ведь не зря подчеркнул: соглашение — рамочное. Практические действия под флагом КСОР всегда можно аккуратно, тихо саботировать под предлогом того, что не прописаны всякие там процедуры и механизмы. Ведь посылать бойцов к черту на кулички белорусское начальство действительно не заинтересовано, особенно на подступах к очередным президентским выборам.
Сейчас для Минска выгодный момент, чтобы набить цену. На осень намечены крупные белорусско-российские учения «Запад-2009». Москва заинтересована, чтобы они прошли во всей пиаровской красе: братство по оружию в действии, «отсель грозить мы будем НАТО» и т.д. Заинтересована — так пусть проплачивает, логично рассуждают в минских кабинетах.
«В России грядет резкое сокращение танковых войск, так как большинство машин устарели и небоеспособны, — отмечает минский военный эксперт Александр Алесин. — Соответственно возрастает значение белорусского броневого кулака». И вообще, добавляет Алесин, на западном направлении Россию по-настоящему прикрывает только белорусская армия. Лукашенко прекрасно это понимает. И в этом плане знает себе цену. («На меня абсолютно никто не пытался надавить, потому что знают, чем это закончится. Если на меня надавить, получится обратный эффект», — так доложил он электорату о неформальном саммите в Киргизии.)
«Белорусский президент в военном плане не будет рвать с Россией, — убежден эксперт. — Конечно, он не хочет таскать для Москвы каштаны из огня в Центральной Азии. Но учения «Запад-2009», думаю, пройдут по плану. И в принципе отношения Лукашенко с российским руководством, несмотря на конфликты последнего времени, не выходят за пределы торга. По крайней мере в военно-стратегических вопросах».
01:56 12/08/2009




Loading...


загружаются комментарии