Родственники арестованных милиционеров взывают к Европе

Как стало известно «Белорусскому партизану», в конце минувшей недели материалы скандального «охотничьего дела», в котором оказался замешан ряд высокопоставленных милиционеров Гомельской области, были переданы в суд. Причем, сначала в областной, а уже оттуда -- в Верховный.

Родственники арестованных милиционеров взывают к Европе
Не исключено, что очередной громкий процесс, в котором фигурируют звучные фамилии, засекретят. Впрочем, официальной информации по этому поводу пока нет.
В распоряжение «Белорусского партизана» попало обращение, которое подготовили в адрес ОБСЕ и других международных структур родственники тех милиционеров, которые сейчас находятся за решеткой.
По словам родственников, в поисках правды они уже обошли не один чиновничий кабинет. Побывали на приеме и у министра внутренних дел, и у председателя КГБ, но… Обо всем остальном – в их обращении. Текст приводим без купюр.
«Обращаются к Вам родственники арестованных и находящихся в СИЗО КГБ работников милиции -- Малаева Александра Александровича -  начальника отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями УВД Гомельского облисполкома, Баранова Дмитрия Михайловича – начальника отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями в стратегических направлениях, Миненкова Леонида Дмитриевича – начальника отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями Жлобинского РОВД.
Все вышеперечисленные работники милиции проходят обвиняемыми по так называемому «охотничьему делу». 29 июня 2009 года вся страна впервые услышала про «охотничье дело», о котором  на совещании заявил А.Г.Лукашенко. Якобы высокопоставленные милицейские чины занимались браконьерством, незаконно захватили лесную территорию в один гектар, возвели усадьбу и  четырнадцать построек.
По приказу начальника УВД Гомельского облисполкома Шутова С.В. 26 марта в город Жлобин были направлены десять сотрудников УВД, а также начальник ОБЭП УВД Малаев А.А. и начальник ОБЭПСН Баранов Д.М.. Служебная командировка была согласована с начальником управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД Ермаковым В.И. и министром внутренних дел РБ Наумовым В.В.. Задача командировки была проверка раппорта Миненкова Леонида Дмитриевича, в котором он указал на противоправные действия работников УКГБ. В городе Жлобине сотрудниками УВД никаких оперативно-розыскных действий не производилось, осуществлялся лишь опрос свидетелей. Через несколько дней начальник УВД отозвал сотрудников из командировки. 2 апреля вышеназванные работники по приказу Шутова С.В. снова отбыли в город Жлобин для дальнейшей проверки. 3 апреля в 6.30 был задержан и помещен в СИЗО КГБ Баранов Д.М.  5 апреля был арестован Миненков Л.Д.. Спустя 14 дней арестован Малаев А.А.
Малаеву А.А. и Миненкову Л.Д.вменяют ст.426. ч.2 – превышение служебных полномочий, Баранову Д.М.- ст.426.часть 3 – превышение служебных полномочий и нанесение легких телесных повреждений жителю города Жлобина Ермолину, которому якобы 26 апреля при допросе Баранов Д.М. нанес ладонью удар в левое веко, 28 апреля Ермолин снял «побои». То, что это было сделано спустя почти трое суток и тот факт, что у «потерпевшего» жена работник учреждения, проводившей суд.мед.экспертизу, работников УКГБ и следователей областной прокуратуры Гомельской области не смутило.
6 апреля президент принял отставку Наумова В.В.. Задержан, но отпущен через трое суток под подписку о невыезде начальник управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД Ермаков В.И.. Интересно и то, что на письменные ходатайства родственников Малаева, Баранова, Миненкова об изменении меры пресечения до суда, освобождение из-под стражи под подписку о невыезде, Генеральная прокуратура ответила о невозможности выполнения условий ходатайства, т.к. арестованные крайне опасны и могут повлиять на ход следствия. Получилось, что за закулисные игры своих больших начальников, должны ответить рядовые сотрудники.
В Постановлении об аресте отражено, что Малаев, Баранов и Миненков оказали противодействие проверки УКГБ, а, следовательно, действовали против интересов государства. Эта структура, оказывается, отождествляет себя с государством. Зато никто не принял во внимание, что выехали сотрудники УВД в Жлобин по приказу своего непосредственного начальника, на что имеются командировочные удостоверения. Начальника УВД, отдавшего приказ, просто отправили в отпуск, а затем решили уволить из органов внутренних дел.
Все попытки привлечь внимание прокуратуры, МВД на истинные причины ареста троих сотрудников УВД, не увенчались успехом. Дело в том, что с 2008 года сотрудниками ГУ БЭП МВД РБ  велась проверка деятельности начальника УКГБ по Гомельской области Коржа И.А.. Полностью подтвердился тот факт, что благоустройство на территории  коттеджа Коржа И.А., расположенного на берегу озера производилось Гомельским дорожно-строительным трестом без оформления договора. Материалы списывались на другие объекты.  Только спустя несколько месяцев Корж оплатил лишь некоторую сумму денег. Сотрудниками, находящимися сейчас в СИЗО КГБ РБ, в марте 2009 года проводилась проверка по незаконной передаче семидесяти тысяч гектар заповедных лесных угодий, расположенных в деревне Лясковичи Гомельской области подставному  лицу. Корж И.А. хорошо знаком с настоящими владельцами этих заповедных лесных угодий и довольно часто по сведениям местных жителей приезжает поохотиться и порыбачить. Что касается деятельности рядовых подчиненных начальника УКГБ по Гомельской области, то Малаевым и Барановым было собрано достаточно фактов для возбуждения уголовных дел (справка прилагается).
В сложившейся ситуации понятно, что сотрудники УВД обладали нелицеприятной информацией о работниках УКГБ по Гомельской области, а, следовательно, стали чересчур опасными. Этим можно объяснить поспешность их задержания и ареста, нестыковку в предъявленных обвинениях, неподготовленность свидетелей со стороны обвинения. Адвокаты в один голос твердят об отсутствии оснований для содержания под стражей и о явной «сфабрикованности» дел. Свидетелями проходят люди, имеющее непосредственное отношение к Комитету госбезопасности, являющиеся свидетелями либо потерпевшими по многим делам УКГБ. «Потерпевший» по делу Баранова четыре раза менял свои показания. Всем троим сотрудникам УВД предъявляют порой смехотворные обвинения –  выражения в нецензурной или грубой форме. Еще на следствии им заявили, что уже известен какой суд будет «вершить правосудие» (суд Могилевской области, в котором проходят все дела подобного рода, например, дело американского адвоката Зельцера), даже известен какой срок заключения получит каждый фигурант - Малаев – 3 года, Баранов -6 лет, Миненков – 6 лет лишения свободы, а главный обвиняемый Ермаков – 1.5 года условно. Ответ на логичный вопрос «почему, человеку отдавшему приказ, минимальное наказание, самой главной фигуре в этом деле наказанием стала всего лишь отставка?», очень прост. На него ответили сами следователи КГБ – на бывшего министра и начальника управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД имеется довольно серьезная информация, связанная с деятельностью БМЗ в Жлобине. Так как оглашать правду, им естественно не позволено, а меры принимать необходимо, работники КГБ и приняли решение сделать скандальное «охотничье дело», убрав неугодных милиционеров и, скрыв истинную причину отставки Наумова и увольнения директора БМЗ. Единственной целью работников УКГБ стал сбор любой информации, порочащей арестованных милиционеров.
Дело рассматривала  Генеральная прокуратура и 17 апреля арестованные сотрудники милиции могли быть освобождены, но 18 апреля президентом подписан Декрет №3 «О некоторых мерах по усилению борьбы с коррупцией». Сделано это было якобы «в целях повышения противодействия коррупции и в соответствии с частью третьей статьи 101 Конституции Республики Беларусь». Декрет устанавливает ведение предварительного следствия по коррупционным делам тем органом, который и возбудил уголовное дело.  До рассмотрения Декрета Национальным собранием  РБ он остается в силе. Дело было передано заинтересованной стороне – КГБ. Для любого здравомыслящего человека понятно, Декрет написан для конкретного дела, чтобы не допустить выхода на свободу арестованных милиционеров. А, судя по тому, что заранее известен суд и приговор, в Беларуси КГБ имеет «законное» право дело возбудить, вести следствие и выносить приговор. Не исключено, что после закрытия этого дела Декрет № 3 не одобрит Национальное собрание и его отменят, так как принятие этого Декрета превращает в фикцию работу  Генеральной прокуратуры по ведению надзорного контроля.
Работники прокуратуры Гомельской области, министр внутренних дел на личном приеме сходятся в одном – по тем материалам, находящихся в делах арестованных, ни о какой 426 ст. не может быть и речи.
Российских правозащитников не допустили до ознакомления с делами. Диск с видеообращением Малаева А.А. убрали из Интернета. На официальные заявления и жалобы даются лишь формальные отписки. В прессе появляются статьи об «усадьбе Миненковых», расписывается былая роскошь поместья. Хотя жена арестованного Миненкова имеет фото и видео материалы, опровергающие данные высказывания. На сотрудников УВД Гомельского облисполкома работники КГБ оказывают колоссальное давление, не скрывается, что всем милиционерам, побывавших в Жлобине по факту проверки рано или поздно грозит лишение свободы. Арестовано еще трое работников УВД. Практически решен вопрос о расформировании старейшего подразделения органов внутренних дел – отдел по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями.
Похоже, что  в стране  закон на стороне тех,  кто выиграл в борьбе за близость к первому лицу государства. Сложилась политическая ситуация, когда любого неугодного человека можно надежно и надолго «спрятать» в местах не столь отдаленных, состряпав любое дело, не имея даже доказательной базы. Зачем напрягаться, ведь с молчаливого согласия генерального прокурора, верховного судьи закон перестал работать. Искать правды и рассчитывать на правосудие уже не представляется возможным.
Просим оказать содействие в объективном рассмотрении дела Малаева А.А., Баранова Д.М., Миненкова Л.Д. и привлечении внимания мировой общественности к грубейшему нарушению прав и свобод личности.
Баранова Галина Ивановна, мать Дмитрия Баранова.
Малаев Александр Алексеевич, отец Александра Малаева.
Миненкова Людмила Николаевна, жена Леонида Миненкова».
Напомним, что некоторое время назад в Интернете появилось видеообращение Александра Малаева к Александру Лукашенко, в котором речь идет о войне между КГБ и МВД. Малаев предполагал, что может стать жертвой этой войны и подготовил это обращение еще до ареста. Лукашенко делает вид, что ни о каком обращении не знает.
 
 
 
 
15:52 12/08/2009




Loading...


загружаются комментарии