Гомель, КГБ: был Вектор, теперь Эколог

Трагедия Андрея Зайцева и драма Влада Михайлова не были последними. Некто Сергей Гаврилин опубликовал в интернете свой дневник как человек, который был заслан в качестве информатора в гомельское оппозиционное окружение.

Гомель, КГБ: был Вектор, теперь Эколог
Автор был внедрен в ряды оппозиции с целью ее дискредитации. Как безвольный, заблудившийся объект, что живет от выплаты до выплаты. Деньги, деньги, все ради денег - такой он видит окружающую действительность. Если верить дневнику, он информировал спецслужбы на сугубо контрактной основе.
Раз Гаврилин решил прекратить стучать на своих приятелей, тогда почему таким демонстративным способом? Он пишет: "Желание начать вести этот Дневник появилось у меня одновременно с желанием покончить с этим обманом. Обманом, который слился с моей жизнью и постепенно, незаметно стал овладевать мною, меняя меня, мою сознательность...".
135 тысяч знаков написал Гаврилин за четыре года непринужденно-вынужденной работы на два фронта - настоящий роман.
Дневник отличается выдающейся литературностью, редкостной цельностью.
Ни одного случайного слова, ничего по-за главным сюжетом.
Возникает мысль: такая "исповедь" на самом деле может быть инспирирована самим КГБ.
Так автор дневника рассказывает, как "высасывают из пальца" доносы - просто потому, что по доносам есть план. Дневник раскрывает механизмы фальсификации голосования. Чиновники государственных органов восстают из страниц дневника роботоподобными существами, которые  исполняют волю бездушной авторитарной машины. Автор приводит живые параллели с оруэлловским романом "1984".
Оппозиция - картина безрадостная. Она описывается на страницах дневника совсем не социальной силой, которая по определению способствует общественному прогрессу, далеко не вестником будущих демократических перемен. В общем, никакой не силой и не носителем идей.  "Кучка людей, которые верят в то, что они сражаются с диктатурой", - так он описывает людей, которые собрались на суд поддержать гомельского диссидента Дмитрия Железниченко.
А третью силу автор не встретил, не почувствовал. Внутреннее желание исповедаться, рассказать о своем морально невыносимом положении, есть. Но автору не посчастливится изведать силу веры или силу солидарности на практике, разочарование и досада переполняют его экзистенцию. Где-то далеким отголоском звучат случайно услышанные им от одного... - кого? - слова, что "белорусскоязычные и протестанты менее поддаются вербовке". В то же время на политический розыск начинают работать "слабые личности, которые ощущают свою ничтожность по сравнению с СИСТЕМОЙ".
Сам автор в Бога не верит, и национальные ценности в нем не живут.
Он собирает подписи за Милинкевича на  КГБ и при этом искренне желает Милинкевичу победы. Телевизионное сообщение Ярмошиной о 83% бросает его в отчаянье. Бедняга надеялся от Ярмошиной на другие цифры... На Площадь он, конечно, не едет, даже не упоминает ее. Задания такого не было.
С системой автор, вроде бы, разрывает. "Здесь я хочу поставить точку в моём дневнике. Эта точка означает конец моей "карьеры" в КГБ. Теперь этот Дневник - достояние общественности. Я делаю это, прежде всего, чтобы очистить свою совесть, которая изрядно помучила меня за эти почти четыре года. Почему я "раскрываюсь" именно сейчас? Пожалуй, это то, о чём я не хочу рассказывать. Это очень личная причина. Теперь можете начинать бросать в меня камни. Я очень надеюсь, что мой дневник покажет "начинающим" Источникам, что чем дольше сотрудничать с КГБ, тем тяжелее покончить с этим. Найдите в себе силы преодолеть свой страх. Помните, что ложь порождает новую ложь. Пусть правда победит!".
Однако, что касается оппозиции, то он "вышел из этого проклятого дома (центр гомельского независимого общества на Полесской – НН) с большой радостью от того, что больше никогда в него не войду". Прочь от организованной оппозиции, короче. "Белорусская оппозиция - это искусственно созданное властью формирование, предназначенное для противовеса, для поддержания баланса в обществе. Мы её полностью контролируем", - эту сентенцию своего спецслужбистского куратора автор дневника выделяет жирным подчеркиванием, и на ней пресекается даже глаз человека, который только пролистывает интернет-дневник.
Публикация гаврилинского дневника способна повысить градус паранойи в обществе. А может также быть частью куда большей игры, недоступной пониманию побочного наблюдателя.
Обратите внимание, как по-штирлицовски автор дневника относится к деятельности киевского офиса Национального демократического института - американского фонда, который помогает оппозиционным общественным организациям. Настоящие "Семнадцать мгновений...", а не дневник хилого энжеошника.
Киевский офис NDI восстает в глазах секретного осведомителя этакой "резидентурой". Кураторы обрисовывают американцев Гаврилину чуть ли не всесильными - отпечаток чьей-то шпиономании? - способными из посольства в Минске прослушивать все мобильные телефоны Беларуси. Они даже ведут учет оппозиционных активистов. В одной Гомельской области их 1600. Правда, в шпионском гнезде почему-то по-раздолбайски относятся к своим "шпионским тайнам".
В основе дневника лежат настоящие факты, которые подтверждаются "персонажами". Так, руководитель чернобыльской комиссии Партии БНФ Юрий Мелешкевич говорит, что действительно проводил в Гомеле круглый стол по вопросам стройки АЭС, во время, названное в тексте.
Петр Кузнецов, другой общественный активист, который фигурирует в Дневнике Гаврилина, на наш вопрос насчет публикации  сам задался вопросом: "Интересно, почему на сайте "исповеди" приводится ссылка на сайт с заведомыми поклепами на деятелей гомельской позиционной среды, за которым стоит известно кто, причем ссылка называется "Тут правда про гомельскую оппозицию"?
Кузнецов считает, что в Дневнике много эпизодов и высказываний, которых просто не могло быть.
"Лучшее, что может сделать сегодня оппозиция и СМИ - проигнорировать этот дневник, ведь  очевидно, что он появился с определенными целями", - подытоживает Кузнецов.
Как обратил наше внимание другой человек из Гомеля, те слова - лексика и логика мышления - которые приводит Гаврилин, временами не свойственны людям, о которых он говорит.
Но советуем читателю быть критичным при ознакомлении с текстом дневника. Его содержание не поддается верификации. В породе правдивых, но незначительных фактов может прятаться изысканная клевета. Автором, без сомнения, долгое время манипулировали третьи лица, создавая  у него особенное, полное недоверия и желчи, воображение об окружающих индивидах.
"Если понадобится помощь, знаешь, как меня найти", - так вкратце прокомментировал в блоге Гаврилина один из героев его повествования, Дмитрий Железниченко. В адрес которого, кстати, Гаврилин не жалеет слов восхищения.
Это реальный дневник, не фейк. Автор искренен в том, что пишет. Он не ставит себе целью дискредитацию оппозиции. Но после того, что он пережил в своей душе, ему, словно тому Каю с осколком зла в сердце, все, даже красивое, видится уродливым.
На момент написания этого текста Сергей Гаврилин был недоступен для комментирования.
11:08 17/08/2009




Loading...


загружаются комментарии