Григорий Иоффе: Лукашенко оказался обучаемым

Григорий Иоффе, профессор Рэдфордского университета, что в американском штате Вирджиния, считает, что наметившееся сближение Минска и Брюсселя происходит в рамках геополитической логики. В интервью Deutsche Welle Иоффе объяснил, почему не улучшаются отношения Беларуси и США, а также оценил шансы на их нормализацию.

Григорий Иоффе: Лукашенко оказался обучаемым
Deutsche Welle: За последний год отношения ЕС и Беларуси заметно потеплели, изменилась их тональность, Минск пригласили в программу "Восточное партнерство". В то же время на американском направлении по-прежнему "заморозки" – достаточно сказать, что в Минске уже больше года нет американского посла. Чем вызваны такие отличия?
 
Григорий Иоффе: Европа находится ближе к Беларуси, она зависит от транзита углеводородов через белорусскую территорию. Кроме того, в ЕС наиболее "продвинутые" наблюдатели давно пришли к выводу, что для положения дел с гражданскими правами в восточной части Европы, помимо политических, есть и культурные предпосылки, и что слишком рьяное наведение порядка там может привести к противоположным результатам.
 
Поскольку аналитики также понимают, что белорусская оппозиция не имеет опоры в обществе, а правящего режима, как бы мы к нему ни относились, такая опору есть, то, естественно, что европейцы начали играть в "реалполитик".
 
США находятся далеко, транзит российских углеводородов через белорусскую территорию их мало интересует. А в области международной политики при президенте Буше присутствовала известная идеологическая жесткость и ориентация на некие клише. Меня можно обвинить в цинизме, но я никогда не верил, что принятие американским конгрессом "Акта о демократии в Беларуси" было связано с нарушением гражданских прав в этой стране, хотя реальных нарушений было предостаточно.
 
Но когда мне говорят, что Беларусь – это "последняя диктатура Европы", а Грузия, как президент Буш заявил в мае 2005 года, "маяк свободы", то у меня возникает скепсис. Однако, если эти клише типа "последняя диктатура" не связаны с реальным положением дел и гражданскими правами в стране, то с чем они связаны? С моей точки зрения, они, безусловно, связаны с определенными геополитическими играми.
 
И тут прослеживается определенная инерция. Как только президент Лукашенко стал почти демонстративно отдаляться от России, как только он отказался приехать даже на саммит ОДКБ, на него начали смотреть по-другому.
 
Но тем европейским политикам, кто это делает, нужно избегать крайностей, они должны двигаться постепенно, им нужно сохранить лицо, они должны показать, что требуют от белорусских властей определенных уступок и достигают их. И в обмен на эти уступки они предлагают улучшение отношений. Однако, мне думается, что логика, в рамках которой все это происходит, сугубо геополитическая.
 
Чем отличается белорусская политика администрации президента Обамы от курса прежней администрации Буша?
 
- Мне очень трудно напрямую воспринимать те политические клише, которыми руководствовалась прежняя администрация. Команда Обамы, судя по всему, дистанцируется от этих стереотипов. Но у нее слишком много "завалов" во внешней политике, доставшихся от республиканцев.
 
Есть также инерция в конгрессе. Люди, имеющие отношение к политике по части Беларуси, зачастую являются идеологическими ортодоксами. Этих идеологических ортодоксов, особенно в лагере "правых", намного меньше в Европе, чем в Америке. Этим, на мой взгляд, и объясняется различие в политическом курсе в отношении Беларуси. Однако если вектор движения, который мы сегодня наблюдаем, сохранится, то эти различия исчезнут, и наступит потепление отношений США и Беларуси.
 
Что требуется от белорусских властей, чтобы такое потепление произошло быстрее?
 
- Я думаю, что белорусский политический режим демонстрирует совершенно поразительную устойчивость как внутри страны, так и за ее пределами. Ведь не секрет, что отсутствие опыта государственного строительства очень сильно подрывало внешнюю политику новых государств, которые образовались после развала СССР в начале 90-ых годов. Естественно, что за редким исключением, у новых лидеров не было опыта ведения политики в международном масштабе. И президент Лукашенко не являлся здесь исключением.
 
Но он оказался очень обучаемым человеком. За последние годы Лукашенко очень сильно поднаторел во внешней политике и больше не делает ошибочных шагов. Если градус репрессивной политики внутри Беларуси не повысится, сохранится риторика относительно равной важности как западного, так и восточного направления во внешней политике, а сам Лукашенко будет дистанцироваться от наиболее одиозных шагов России, этого будет вполне достаточно, чтобы привести к существенному потеплению белорусско-американских отношений.
 
 
18:16 17/08/2009




Loading...


загружаются комментарии