Красивая дружба Лукашенко и Чавеса может дать трещину

В Минске под председательством помощника президента Беларуси по особым поручениям Виктора Шеймана и вице-президента Боливарианской Республики Венесуэла Рамона Каррисалеса прошло заседание совместной белорусско-венесуэльской комиссии высокого уровня. По его итогам сделано множество оптимистичных заявлений. Но так ли безоблачно будущее белорусско-венесуэльских отношений?

Красивая дружба Лукашенко и Чавеса может дать трещину
Одним из главных итогов визита венесуэльской делегации названа договоренность о передаче совместному белорусско-венесуэльскому предприятию по добыче нефти еще трех нефтяных месторождений. Это позволит с 2010 года увеличить совместную добычу нефти вдвое (сегодня ее объем составляет до 9 000 баррелей в день).
В ходе переговоров, как сообщают официальные источники, также достигнута договоренность о совместной разработке газовых месторождений и о сотрудничестве в металлургической отрасли.
"Перспективы у нас очень большие, - заявил Шейман в эфире телеканала ОНТ. - Мы сейчас выходим на создание сборочных производств в Венесуэле тракторов и грузовых автомобилей". По словам Шеймана, белорусская техника будет поставляться через Венесуэлу и в другие страны Латинской Америки. Кроме того, Венесуэла заинтересована "во вложении больших инвестиций в наши ведущие предприятия". Речь идет, сообщил помощник президента, "о сотнях миллионов долларов".
Стоп. Какие миллионы? В какие предприятия? Для чего Венесуэле вкладывать сотни миллионов, например, в МАЗ, с которым, как покупатель, она уже познакомилась? Чтобы за свои деньги переложить на себя часть забот по сбыту его проблемной продукции? Или, может, Венесуэла располагает передовыми технологиями, внедрение которых позволит повысить спрос на эти грузовики?
Даже планы по сборке белорусской техники в Венесуэле с целью ее последующей продажи в Латинской Америке выглядят, мягко говоря, наивными. Виктор Шейман не сможет выступить в роли Колумба – первооткрывателя этого рынка. В Бразилии, Аргентине и Мексике автомобилестроение развивается уже несколько десятилетий. Здесь открыты заводы большинства ведущих мировых автоконцернов, которые давно контролируют рынок. И которые, как, например, заводы «Фольксвагена» в Мексике (легковые авто) и Бразилии (грузовики и автобусы) в этом году ощутили кризисное падение спроса.
Легче поверить, что несбыточными планами и сомнительными проектами камуфлируются иные резоны белорусско-венесуэльской дружбы.
Начало дружбе было положено несколько лет назад, когда в администрации Лукашенко открыли для себя крупный внешнеполитический «козырь» - Движение неприсоединения. Латиноамериканские левые социалисты Чавес, Моралес и братья Кастро пытались склонить Движение к более активному антиамериканизму, тогда же в «игру» приняли и Лукашенко, как перспективного союзника в Европе, имеющего «особые отношения» с могущественным Кремлем.
В сентябре 2006 года Лукашенко съездил в Гавану на 14-ю конференцию Движения неприсоединения, выступил с высокой трибуны перед товарищами из Азии и Африки с докладом о зловещей сути «однополярного мира». Почувствовал себя фигурой близкой к зарождающемуся новому «полюсу». На том и закончилось. Хоть и не любят в третьем мире США, но не так безоглядно, чтобы целым Движением вступать в какой-то левый антиамериканский фронт. Или требовать переноса штаб-квартиры ООН в Гавану, как предлагал Чавес. У большинства стран-членов Движения полно экономических хлопот и проблем, в решении которых Штаты играют куда более значимую роль, чем Боливия, Венесуэла и Куба, вместе взятые с Беларусью в придачу.
Но взаимная публично демонстрируемая симпатия у Чавеса и Лукашенко осталась. Близки их идейные взгляды (все тот же левый антиамериканизм), схожи цели и методы управления – стремление тотально контролировать экономику и политическую жизнь путем крайней централизации исполнительной власти, подчиняющей армию и силовые структуры. Оба президента правят, испытывая болезненные опасения потерять власть, из чего во многом и проистекает их антиамериканизм – именно США считается главным дестабилизатором подобных систем.
Были и есть у каждого из закадычных друзей и свои корыстные расчеты. Лукашенко увидел возможность припасть «на дружеских» условиях к нефтяным источникам Венесуэлы, а также обеспечить сбыт не самой ходовой отечественной продукции за большие, как ему казалось, нефтедоллары. К тому же говорун Чавес, видимо, убедил белорусского лидера в своих широких возможностях открыть для Беларуси двери латиноамериканского рынка. К слову, в подобном же – только применительно к «западноевропейским дверям» убеждал друга Уго и Лукашенко. (Психологи утверждают, что склонные обманывать люди, сами легко поддаются обману.)
Чавес надеялся использовать влияние Лукашенко в России, где его интересовали не только масштабные закупки оружия (тут россияне не чинят никаких препятствий), но и закулисная внешнеполитическая поддержка. Только «научно-производственный» потенциал Беларуси амбициозного Чавеса вряд ли очень уж привлекает.
Последние год-два белорусско-венесуэльские связи демонстрировали развитие. Открыли сквер имени Боливара в Минске, создали нефтедобывающее СП и комиссию высокого уровня, обменялись визитами президентов и орденами. Однако больше было красивых слов, чем реальных дел в ощутимом материально-денежном выражении. Баланс выгоды пока складывается в пользу Беларуси: она получила 500-миллионный кредит, поставила некоторое количество МАЗов и тракторов, подрядилась строить многоквартирные дома и агрогородки. На счету венесуэльцев – лишь небольшая партия кофе, не получившего в Беларуси даже достойной рекламы.
Сегодня же эта красивая дружба может дать трещину.
К моменту очередного визита Чавеса в Минск, который запланирован на сентябрь, российско-белорусские отношения на высшем уровне выглядят очень неважно. Это весьма неудобный фон для встречи на высшем уровне. И Лукашенко придется убеждать друга Уго, что обострение на Востоке – фантом, раздуваемый продажными СМИ и прозападными политиками, а на самом деле Москва и Минск по-прежнему близки, даже учения против НАТО проведут вместе. Поверит ли Чавес, трудно сказать, ведь у него будет возможность выслушать и российскую версию.
Другое неудобство – инициируемое Минском смещение приоритетов в отношениях с Венесуэлой от глобальной политики (с участием Москвы) к прозаической экономике. Лукашенко, наверняка, будет склонять Чавеса к новым кредитам, настаивать на выполнении дружеских обещаний по наращиванию импорта из Беларуси. Для пламенного революционера Чавеса все это – второстепенные темы. Что может больше его озаботить и огорчить – формальное улучшение отношений Беларуси с СЩА и Евросоюзом. Не торговля ли это антизападными идеалами? Опять Лукашенко придется доказывать обратное. Списывать политические маневры на экономический кризис – плохой аргумент, проявление слабости. А слабых политиков революционеры не выбирают в друзья.
03:02 18/08/2009




Loading...


загружаются комментарии