Александр Ярошук: Профсоюзы – это вы сами

Во времена  кризисов, социальных потрясений неизбежно  повышается роль профсоюзов как защитников прав трудящихся. О том, какими должны быть сегодня профсоюзы Беларуси, корреспондент  газеты «Товарищ» Анатолий Гуляев беседует с сопредседателем профсоюза  РЭП Александром Бухвостовым и председателем БКДП Александром Ярошуком.

Александр Ярошук: Профсоюзы –  это вы сами
– Для начала давайте  попытаемся дать оценку ситуации: какой она  видится возглавляемым  вами организациям? Можно ли говорить о социальной защищенности работников наемного труда в стране? Официальная статистика утверждает, что можно. Например, на официальном сайте Белстата говорится: «Реальная начисленная заработная плата (заработная плата, рассчитанная с учетом роста потребительских цен на товары и услуги) в январе-июне 2009 г. по сравнению с январем-июнем 2008 г. увеличилась на 2,1 %, в июне 2009 г. по сравнению с маем 2009 г. — на 3,2 %». То есть, она даже увеличилась…
А.Б.: Да, существуют оптимистичные оценки руководства государства, органов власти. В свое время большинство из них сводилось даже к тому, что нас кризис не коснулся и не коснется. Потом мы из этих же источников с удивлением узнали, что он нас все же коснулся, но мы из него уже выходим. И так далее.
У людей работающих на этот счет свое мнение. Наш профсоюз не так давно провел анкетирование. Опрошенные однозначно говорят: положение рабочего человека ухудшилось, зарплата снизилась (так считают 95 процентов). Причем снижение зарплаты составило от 15 до 50 процентов. По крупным предприятиям это особенно заметно.
Люди уже  начинают понимать ситуацию и знают, кто ее создал. Около 40 процентов опрошенных считают, что причиной всему — неудовлетворительная работа руководства предприятий и руководства страны.
А.Я.: Что касается официальной статистики, то она утверждает, к примеру, что в Беларуси только 200 000 человек работает по сокращенному графику. Но даже эту цифру можно поставить под сомнение. На одном только МАЗе 25 000 работающих заняты неполную неделю. А тракторный завод, а подшипниковый? А коллективы тех предприятий, которые поставляют им комплектующие?
Да и по зарплате никакие оптимистические  прогнозы власти не оправдываются. На МАЗе рабочие говорят, что она  упала наполовину. А что уж говорить об их региональных партнерах…
– То есть, вы не доверяете  статистике?
А.Я.: Я думаю, что есть много поводов усомниться. К тому же, была девальвация рубля и в долларовом эквиваленте зарплата существенно снизилась. Оборотная сторона — рост цен. Значительно подорожали продукты…
Я абсолютно  согласен с Александром Ивановичем в том, что социальное положение людей ухудшилось. Об этом же говорят опросы НИСЭПИ, в которых ухудшение отмечают до 80 процентов опрошенных.
Другое дело, что оно не достигло масштабов, когда  можно было бы говорить о значительном росте социальной напряженности. Хотя, нравится нам это или нет, негативные процессы нарастают, и проблемы будут обостряться.
Впрочем, ближайшие  месяц-полтора покажут…
А.Б.: Кстати, у половины опрошенных нами зарплата не превышает 600 000 рублей. Я согласен: к осени можно ожидать более сложных проблем.
– То есть, вы считаете, что падение уровня жизни будет продолжаться?
А.Б.: Да, безусловно. Тем более что никаких более или менее серьезных действий со стороны правительства не предпринимается.
А.Я.: К тому же, наша власть активно прибегает к внешним заимствованиям. То есть, действует по принципу: день простоять и ночь продержаться… Ее основная задача не в том, чтобы найти выход из тупика, а всего лишь в том, чтобы залатать прорехи. Займы, которые получает правительство, не направлены на создание потенциала выхода из кризиса.
Я хотел бы напомнить, что эти займы берутся, в том числе, у Международного валютного фонда. Мы знаем, что состоялись переговоры, в ходе которых МВФ  заявил: Беларуси можно выделить дополнительные деньги. Но не многие знают, что МВФ  при этом навязывает совершенно драконовские условия. Наверняка там есть пункт о том, что под эти кредиты не должна повышаться заработная плата — это одно из главных условий.
Сокращение  социального пакета должно быть обязательно. Даже только это говорит: придется затягивать пояса.
– То есть, самые печальные  прогнозы оппозиции  начинают сбываться?
А.Б.: Да, к сожалению это так. Причем, больше всего «затягивать пояса» придется людям из провинции. На МАЗе, тракторном и других крупных предприятиях правительство любыми мерами будет поддерживать терпимый уровень зарплаты — иначе столица выйдет на улицы! А если то же самое сделают люди в Слониме или Белыничах — кому до этого дело?
У нас есть данные: на стеклозаводе «Неман», что  на Гродненщине зарплата уже сегодня  составляет 200-300 тысяч почти у всех там работающих. А что будет дальше? Куда еще уменьшать?
– Как в этой ситуации ведут себя, так  называемые, официальные  профсоюзы? Не ожидаете ли вы притока новых  членов в свои организации?
А.Я.: То, что называется «официальными профсоюзами», на самом деле профсоюзами не является. Это, скорее, отделы по работе с трудящимися при соответствующих администрациях. Ожидать, что с их стороны будут какие-либо эффективные действия, просто не стоит.
Что касается притока новых членов. Я не думаю, что мы можем рассчитывать на крупное пополнение рядов. В том числе потому, что опасение потерять рабочее место по-прежнему доминирует в умах работающих.
У нас на ОАО  «Полоцкстекловолокно» был случай, когда молодой рабочий вступил  в нашу организацию. В этот же день пришел домой — ему жена тут же устроила скандал! Ей, оказывается, уже сообщили, что он вступил в свободный профсоюз, и если он из этого профсоюза не выйдет, то контракт с ним не будет продлен.
Что тут сделаешь? Мы люди взрослые и понимаем, что всем надо жить, содержать семьи, учить детей…
А.Б.: С другой стороны, я не думаю, что ухудшение положение не отразится на сознании рабочих и их действиях. Если ситуация продолжит ухудшаться, то социальные обострения непременно будут. Согласен: вряд ли к нам валом повалят люди. Но, в любом случае, помочь им организовать защиту своих интересов мы можем.
Вот и сейчас Объединенные демократические силы планирует провести собрания представителей предприятий. Это одна из форм объединения  людей. Мы прогнозируем возникновение, в силу обстоятельств, каких-то инициативных групп по разным проблемам. А на этой основе могут развиться новые профсоюзы… И тут роль лидеров независимых профсоюзов резко поднимется.
Собственно, я не открываю ничего нового: с учетом ситуации, профсоюзы и их руководители предлагают новые методы борьбы за свои права. Недавно, председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков выступил с предложением: дать, наконец, возможность людям организовывать забастовки!
А.Я.: Шмаков напрямую апеллирует к руководителям России: если вы не способны защитить рабочих и не хотите российского бунта — бессмысленного и беспощадного, — дайте возможность рабочим самим себя защитить. Ведь процесс согласования забастовки в России до последнего времени таков, что пройти все необходимые инстанции просто невозможно. В результате, в России за последнее время не проведено ни одной законной забастовки, все признаны незаконными. В прошлом году в России прошло около 2000 забастовок — ни одна из них не признана законной.
Но в России постепенно формируется рабочий  класс, меняются лидеры...
А.Б.: А что предлагает руководство «официальных» белорусских профсоюзов? Давайте мы все объединимся и будем помогать правительству давить на рабочих. Перекрывать все клапана, чтобы пар не выходил…
А.Я.: Мы никогда себе не позволяли спекулировать на ситуации. Мы понимаем, что проблемы экономического кризиса касаются каждого. Вместе с тем, нельзя перекладывать все последствия кризиса исключительно на плечи рабочих. Если это происходит, мы вправе принимать любые решения и имеем моральное право организовывать акции протеста.
А.Б.: Никто не защитит работающих, кроме них самих! Нужно, чтобы рабочие это понимали, чтобы знали фактическое положение дел: что происходит и почему происходит? Нужно, чтобы очень старый миф о «добром царе и плохих боярах» постепенно выветривался из сознания.
А.Я.: Безусловно, мы не прекращаем контакты с теми функционерами из ФПБ, кто привержен идеалам настоящего профсоюзного движения. Их там немного, но они есть. Мы о них знаем и помним. И на них опираемся… Уверен, что кризис даст толчок реформированию ФПБ.
Ценой предательства  интересов рабочих верхушка ФПБ  пришла к власти. Но разочарование  ими уже наступает. С нашей  точки зрения, реформирование этой организации — очень важная задача. Ведь и в соседних странах не было массового роста независимых профсоюзов, там реформировались традиционные профсоюзы.
А.Б.: Действительно, структуры отработаны, менять их вряд ли стоит. Но для того, чтобы профсоюзы реформировались, нужно изменение политической ситуации.
Поэтому борьба за свои права традиционно имеет  два уровня. В демократических  странах это, прежде всего, борьба экономическая  — за условия труда и уровень  жизни.
Но есть и  другой уровень: необходимость политических решений… Без широкого вовлечения рабочих в политическое движение демократизация невозможна. Именно поэтому мы сейчас создаем партию трудящихся.
А.Я.: В 91-м году рабочие вышли на улицы только потому, что исчезло чувство страха: мы это сделаем, и ничего с нами не будет! Сегодня чувство страха вернулось. Хотя в критические моменты трудящихся остановить невозможно. Рабочие велозавода три месяца не получали зарплату и вышли на улицу. И никто не пострадал: власть, худо-бедно, научилась бороться с политическим оппонентами, но не знает, как бороться с рабочими…
Рабочие должны понять: ни одно государство никогда  не болело альтруизмом и никогда  ничего просто так не предлагало. Всего  нужно добиваться! А добиваться можно  только организованно. И единственная организация, которая способна на решительные действия, — это профсоюзы, то есть — они сами, рабочие. Это нужно, наконец, понять.
– А вы уверены, что  рабочие хотят  бороться? Пока в  деревнях есть сало, белорусский рабочий  класс вряд ли захочет  предпринимать решительные действия…
А.Б.: Действительно, у нас ментальность такая, что человек ничего не решает, а только подчиняется. Но есть и те, кто уже сегодня понимает необходимость борьбы за свои права. Они приходят к нам. Да и реальная действительность подталкивает.
А.Я.: Действительно, у нас патерналистское общество. Люди приучены жить на подачках власти. И нельзя закрывать на это глаза. Мы говорим людям: профсоюзы — это не Ярошук и Бухвостов, это вы сами. Они создаются вами и для вас. Хотите жить лучше — добивайтесь. Иного пути нет.
04:07 21/08/2009




Loading...


загружаются комментарии