Встретились. Поговорили. Договорились о невыполнимом

27 августа президенты России и Беларуси встретились в Сочи. Проговорили более трех часов. Обсудили "широкий круг" вопросов. Пообещали дать поручение правительствам собраться и найти способ реализовать достигнутые президентами договоренности. Ну и что? Аналогичные сценарии с теми же действующими лицами уже не раз разыгрывались – после каждого периода российско-белорусских «обострений». И каждый раз, как сейчас это сделал А,Лукашенко, заявлялось, что у союзников «больше не будет таких проблемных периодов».

Встретились. Поговорили. Договорились о невыполнимом
В России сочинская встреча на высоком политическом уровне пока не комментируется. Возможно, нечего пока комментировать. Белорусы, хотя и прослушали пространное интервью президента белорусскому телевидению, мало чего конкретного из него могли вычленить. Вот как ЭТО было в изложении участника события – президента А.Лукашенко.
 
«По поводу затянувшейся паузы относительно нашей встречи с Президентом России. Действительно, мы не общались так интенсивно, как в начале года. Но это не означает, что мы не общались вообще. Было много и позитивного, и негативного, но мы не прерывали контактов с Дмитрием Анатольевичем. Наверно, допустили ошибку, что не информировали общественность.
 
Мы поддерживали постоянный контакт с Президентом Российской Федерации, это было, но информации об этом было мало. Что касается духа этой встречи, то такого откровенного и искреннего разговора, как сегодня, у нас не было с ним никогда. Очень жаль, что время и те проблемы, которые у нас сегодня есть, - они нас подтолкнули к этому диалогу. Но сегодня Президент России инициировал этот открытый разговор, скажу, очень откровенный, в моем духе. Я очень люблю искренность и откровенность. Особенно когда встречаются друзья, товарищи, коллеги, а мы очень дружны с Президентом России.
 
Дух - это главное, что пронизывает все вопросы: финансов, экономики, дипломатии, внешней политики. Мы смогли обсудить все проблемные вопросы, которые перед нами были.
 
Итог: могу сказать, у меня сложилось впечатление, что у нас с Россией больше таких периодов, как был, не будет. Мы как никогда прежде почувствовали свою величайшую ответственность, мы почувствовали все-таки то, что за нами россияне и белорусы, практически один народ, что нам делить нечего и история давно нас поставила в определенные рамки. И мы вынуждены в этом контексте действовать. Еще раз подчеркиваю, что мне даже не кажется, я почти убежден, что у нас не будет вот таких никому не выгодных, как было подчеркнуто на нескольких примерах, обострений. Потому что ни россияне, ни мы ничего не выиграли от этих обострений.
 
В ближайшее время и в экономике, и в политике мы примем такие принципиальные решения, которые смогут развязать проблемы, которые у нас сегодня существуют между двумя государствами. Мы прошлись по всем вопросам повестки дня с нашей стороны, и в принципе наши вопросы, которые я вез на рассмотрение, на эту встречу, они были адекватны тем, с которыми пришел на встречу Дмитрий Анатольевич.
 
Прежде чем подойти к экономике, я перечислю все вопросы и отдельно скажу, какие мы приняли.
 
Прежде всего, мы обсудили наши белорусско-российские отношения. Мы исходили из того, что у нас накопились проблемы, которые нужно решать. Проблемы неприятные, ненужные для наших народов и государств, проблемы, которых можно было избежать, но мы, к сожалению, их не избежали. Мы это констатировали, откровенно друг другу сказали и проанализировали весь спектр наших отношений.
 
Мы договорились о том (и из этого вытекает вторая тема), что Президент России приедет к нам в сентябре - на наши совместные белорусско-российские учения, самые масштабные, не глядя на кризис. Это белорусско-российская группировка на западном направлении, основу которой составляет белорусская армия. Учения будут посвящены функционированию этой группировки: насколько она эффективна, насколько может защищать наши западные рубежи.
 
Второй раз он к нам приедет в конце ноября: у нас пройдет заседание ЕврАзЭС. И третий раз мы встретимся в этом году в начале декабря на заседании Высшего Госсовета Союзного государства, которое пройдет в Москве.
 
Чтобы больше не писали, что мы редко встречаемся, мы решили интенсифицировать встречи. У нас нет отторжения друг друга, нет аллергии в отношении друг друга. Это абсолютно искренне.
 
Поэтому плавно мы от этого вопроса, особенно военного, перешли и деятельности ОДКБ. Я еще раз подчеркну: мы приверженцы интеграции на постсоветском пространстве во всех сферах. Одна из тем, которую мы активно продвигали вместе с Российской Федерацией, это ОДКБ. Если касаться КСОР, о которых сейчас так много говорят, что якобы Беларусь с Узбекистаном чуть ли не против этих Коллективных сил, так я напомнил Президенту России, что мы и россияне явились зачинщиками этих проблем. И очень активно наши эксперты прорабатывали вопросы по Коллективным силам оперативного реагирования. И потому не принять этот документ в Беларуси просто не могут. Еще раз подчеркиваю: мы много вложили в само содержание, в саму суть этого договора. Во-вторых, он же рамочный, нам бояться тут абсолютно нечего.
 
Вторая острая тема по ОДКБ - это председательство Беларуси. Чего отказываться, если тебе эту почетную миссию предлагают?
 
Полгода мы не работали в качестве председателя, поэтому решили взять на себя обязанность председательства и на следующий срок. Мы будем председательствовать в ОДКБ, и нам надо формализовать этот процесс юридически. Наверное, это будет сделано посредством заявления белорусской стороны, и мы возьмем на себя председательство. Здесь нет проблем, это надуманная тема.
 
И тем не менее по ОДКБ мы очень серьезно обсуждали весь комплекс вопросов, которые связаны с военно-политическим сотрудничеством на постсоветском пространстве. Вы помните, продолжая военную тему, что мы в свое время заключили соглашение с Российской Федерацией по созданию единой системы ПВО Беларуси и России. Мы очень четко договорились, что основная роль на западном направлении в совместной ПВО принадлежит белорусской ПВО, ее надо модернизировать, надо поддерживать. Коль наша армия на западном направлении Союзного государства является основной единицей, ее тоже надо поддерживать, прежде всего, в вооружениях. И было предложено и решено на Высшем Госсовете в феврале этого года, что мы подпишем протокол к договору по единой ПВО. Честно говоря, все это "забуксовало". И я попросил Президента Российской Федерации ускорить эту работу. Я нашел полное понимание и поддержку с его стороны. Дмитрий Медведев пообещал дать поручение министру обороны России активизировать этот процесс.
 
По договору между Беларусью и Россией о строительстве АЭС. Первое, что необходимо сделать, - инфраструктуру для этой атомной электростанции под Островцом. Мы ее уже создаем. И с 1 января 2010 года пойдет полноценное строительство. Была достигнута принципиальная договоренность, что Российская Федерация прокредитует этот проект. Сейчас согласовывается окончательная сумма кредита, и мы договорились, что уже с 2010 года Россия откроет кредитную линию. Таким образом, строительство АЭС началось с создания инфраструктуры. В 2010 году мы приступим к совместной работе по возведению непосредственно станции. Этот вопрос также оговорен.
 
Далее мы обсудили вопрос по таможенной пошлине на нефть, по предоставлению государственного кредита, другие финансовые вопросы, а также реализацию совместных мер по преодолению последствий финансово-экономического кризиса, о чем мы договаривались в феврале на заседании Высшего Госсовета. Мы определились, что в сентябре наши правительства сядут за стол переговоров и развяжут эти проблемные узлы. Мне пообещал это Президент России. Поэтому поручения премьер-министрам будут отданы сегодня же. Дмитрий Анатольевич сказал, что проблемы не простые и в экономике России их немало. Но, как он отметил, "мы готовы для своей братской союзной республики сделать все для того, чтобы легче было и людям, и экономике". Вместе мы сможем кризисные явления преодолеть гораздо быстрее.
 
Также мы обсуждали "молочные" проблемы, которые у нас были. Надо составлять балансы поставок продукции. Но опять же, чтобы не было таких конфликтов, надо уходить от квот. Это не дело, что в наших отношениях появляются какие-то квоты, пошлины и прочее. Мы же Таможенный союз формируем. Этих проблем быть не должно. Если нужны будут какие-то наши решения, правительства доложат нам об этом в сентябре-октябре.
 
То же самое мы урегулируем вопросы по расчету за природный газ. Здесь у нас проблем не будет. То есть блок экономических вопросов у нас присутствовал, но не в числе первоочередных тем.
 
Далее мы обсудили наши союзные дела. Мы договорились о том, что нам надо активизировать взаимоотношения в рамках Союза Беларуси и России. Мы подошли к обсуждению эффективности функционирования Постоянного комитета Союзного государства. Договорились о том, что нам надо по кадровым вопросам рассмотреть некоторые проблемы, по содержанию деятельности Постоянного комитета поговорить, принять решение по нему. Это штаб нашей совместной деятельности в Союзном государстве. Думаю, что к декабрю мы выйдем на какие-то результаты по данному вопросу.
 
Мы также обсудили ряд проблем, связанных с присутствием Беларуси здесь, в Сочи, в том числе нашего участия в строительстве объектов к Олимпиаде. Вы знаете, что в Красной Поляне мы ведем масштабное строительство, это очень выгодные проекты. Немало построили. Беларуси предоставляются земельные участки на условиях взаимности. Соответствующее поручение дал Дмитрий Медведев.
 
Много было и личного. Мне очень приятно, что этот откровенный разговор закончился тем, что мы обнаружили полное взаимопонимание по основным вопросам нашей совместной деятельности. Мне понравился подход Президента России не только к обсуждению проблем, но и к стремлению развязать накопившиеся проблемы.
 
Мы касались, обсуждая те или иные проблемы, западного вектора, того, как у нас складывается диалог с Западом. Но мы не обсуждали никакой конкретной темы нашей внешней политики, которая направлена на Запад. Мы развивали и будем развивать наше сотрудничество с Европой, Америкой, потому что в целом это тот же товарооборот, что и с Россией. Дмитрий Анатольевич с большим пониманием отреагировал, сказал, что на то и государство, и руководство этого государства, чтобы интерес поддерживать в той части планеты, прежде всего в Европе, потому что Беларусь - центр Европы. Так было сказано Президентом России».
 
В этом рассказе А.Лукашенко нет никаких ответов на больные экономические вопросы, из-за которых, собственно, и возникла «пауза» в диалоге. Даст ли Россия стабилизационные кредиты? Пустит ли МАЗы и трактора на свой рынок? Изменятся ли условия поставок энергоносителей? Может, получится как всегда? Президенты – решили, правительства – забюрократили.
 
В описанной белорусским президентом повестке дня очевидно преобладание военной тематики. Это и совместные учения, и КСОР, и коллективные силы на «западном рубеже», включающие объединенную ПВО. Именно военное направление сотрудничества двух стран – самое беспроблемное на сегодня. Видимо, потому, что обоюдные выгоды в данной сфере не ставятся союзниками под сомнение, хотя белорусская сторона и пытается постоянно извлечь из военных выгод еще и дополнительные – экономические, прежде всего.
 
Так вот очень показательно проговорился А.Лукашенко, что и здесь «честно говоря, все это забуксовало». Что принятое на февральском заседании Высшего Госсовета решение подписать протокол к договору по единой ПВО не выполняется. Речь в протоколе, насколько можно понять, шла об участии России в военно-технологической модернизации белорусской армии, прикрывающей западную границу России. Как сказал А.Лукашенко: «Я попросил Президента Российской Федерации ускорить эту работу. Я нашел полное понимание и поддержку с его стороны. Дмитрий Медведев пообещал дать поручение министру обороны России активизировать этот процесс».
 
Если Дмитрий Анатольевич выполнит хотя бы это обещание, тогда все сказанное Александром Григорьевичем выше – обязательно сбудется. Ведь как можно давать безответственные обещания по поводу военной безопасности?
 
Однако в этом случае российскому министру обороны уж точно придется отдать последнюю рубашку своему белорусскому коллеге. О том, как модернизируется сама российская армия, говорят факты.
 
Например, один из самых технологичных родов войск – авиация за последние 15 лет получила … три новых боевых самолета - 3 фронтовых бомбардировщика Су-34 в 2007-2008 годах. В 2009-2010 годах ВВС ожидают еще 4 самолета Су-34. Кроме того, в российские ВВС вернулись «бывшие в употреблении» в Алжире 34 истребителя МиГ-29СМТ. Военно-транспортная авиация самолетов новой постройки не получала вообще. Между тем, техника стареет и физически, морально. По оценкам военных экспертов, к 2013 году новые машины типов Су-34 и МиГ-29СМТ будут составлять лишь 6% авиапарка. К тому времени возраст остальной части боевого авиационного парка превысит 25 лет. А по машинам ряда типов - 30-35, а то и 40 лет.
 
О боевых вертолетах Ка-50 и Ка-52 давно сняты фильмы, хотя их еще относят к «новым» образцам (за неимением более новых). К настоящему времени российские авиаторы смогли увидеть воочию лишь 6 таких боевых машин.
 
Не лучше обстоят дела и по другим видам вооружений, на которые могла бы претендовать белорусская армия. За последние пять лет российская армия получила: 2 дивизиона зенитных ракетных систем С-400, 2 дивизиона зенитных ракетных комплексов «Бук-М2», около 150 танков Т-90, около 150 боевых машин пехоты БМП-3, около 60 боевых машин десанта БМД-4, около 500 бронетранспортеров БТР-80.
 
И чем, скажите, из перечисленного сможет поделиться Россия с Беларусью? Что уж тут - кредиты, МАЗы, трактора…
01:38 28/08/2009




Loading...


загружаются комментарии