Минобороны: В белорусской армии родной язык уважают и не игнорируют

Председатель Товарищества белорусского языка имени Ф.Скорины Олег Трусов получил ответ на свое обращение к министру обороны Леониду Мальцеву о возможной дискриминации солдата Франака Вечерки за белорусский язык. Ответ подписал исполняющий обязанности помощника министра обороны по идеологической работе в Вооруженных Силах – начальник главного управления идеологической работы Министерства обороны полковник Владимир Макаров. Ответ написан на белорусском языке.

Ключевая фраза в письме – “Военное ведомство не может согласиться с утверждением по поводу  игнорирования и неуважения родного языка в белорусской армии”. Как примеры уважения к языку приводятся публикации белорусскоязычных архивных документов, команды роты почетного караула, более  50% белорусских песен на концертах, надписи на флагах, сообщает пресс-служба Партии БНФ.

Согласно обращению “установлено, что никто из служебных лиц не допускал некорректных выражений в адрес белорусского языка”. Мол, “дисциплинарное взыскание на рядового Вечерку Ф.В. наложено не за употребление им белорусского языка, а за нетактичное поведение со старшим по воинскому званию, незнание и нежелание исполнять требования общевойсковых уставов”.

Письмо комментирует отец “политического рекрута” Винцук Вечерка.

“Согласно этому ответу, преследования за белорусский язык “в принципе не может быть в белорусской армии”. Поэтому, спасая честь ведомственного мундира, В.М.Макаров обвинил в “разжигании враждебности на языковой почве” …самого Франака. Не поленились белорусские патриоты из Министерства обороны поинтересоваться аттестатом Франака, где нашли “семерку” по русскому языку. Значит, Франак Вечерка владеет русским языком и потому пусть поет и т.д.

Помечу специально для Владимира Матвеевича Макарова, кандидата педагогических наук и специалиста в области “консциентальной  войны”(борьба за сознание) . Гражданин Беларуси может владеть хоть двадцатью языками. Но он имеет святое, гарантированное Конституцией, право пользоваться своим родным государственным белорусским языком в своей стране во всех без исключения ситуациях. Ограничение гражданина в этом праве, любое навязывание ему другого языка, пусть себе и русского, есть грубейшее нарушение одного из фундаментальных прав человека. Если же это ограничение и навязывание осуществляется с использованием служебного положения (ясно, что рядовой Вечерка целиком зависит по службе от прапорщиков и офицеров, а не наооборот), оно справедливо рассматривается белорусским законодательством как уголовное преступление.

Что же касается “консциентальнай войны”, то, уважаемый Владимир Матвеевич, ради защиты Отечества ничего сильнее, чем патриотизм человечества не знает. А родной язык есть не только наиважнейший, ежедневный, очевидный, консциентальный и субконсциентальный фактор патриотизма, но и самый надежный идентификатор “своего-чужого”. Особенно в свете последних геополитических сдвигов. Это давно поняли в братской Украине. Подумайте об этом, когда пишите новые концептуальные тексты для министра и рекомендации для офицеров.

Ссылки на концерты, музейные экспозиции или роту почетного караула, где употребляется белорусский язык, конечно, имеют вес, но не имеют отношения к реальной языковой ситуации в армии. За 18 лет истории независимой Республики Беларуси так и не созданы военные уставы и все необходимые документы и инструкции по-белорусски. Мало хвастаться перепечаткой “Боевого устава пехоты” 1927 года, нужно вернуть язык в ежедневный обиход. А белорусскоязычных солдат – поощрять, а не пытаться науськивать.

Пришло письмо и мне – из Генеральной прокуратуры, как реакция на мое заявление в ТБМ имени Скорины. Положительно отмечу, что письмо по-белорусски. В ответе, подписанном начальником отдела наблюдения за исполнением законодательства в армиях и на транспорте А.А.Безуглым, сообщается, что “доводы о привлечении Вечерки В.Ф. к дисциплинарной ответственности за отказ выполнить строевую команду на русском языке и подачу ее на белорусском языке не нашли своего подтверждения”, а также что “приказ прапорщика Пискуна В.С. об уменьшении отпуска за весь период службы до пяти суток не за белорусский язык, а за “нетактичное поведение со старшим по воинскому званию” и т.д. Что касается запрета на белорусские книги в библиотеке военной части, то по этому факту проверка на момент написания ответа еще шла.

Насколько я знаю, в в/ч 48694 в Мозыре несколько дней провел заместитель начальника Гомельской межгарнизонной военной прокуратуры подполковник Чередник, приезжали представители Главной военной камендатуры при Министерстве обороны.

После ряда прокурорских и министерских проверок наиболее ярые борцы с белорусским языком унялись. Проблем с командой “Зважай!” у сына теперь нет. Увидим, надолго ли. Книги Быкова и Орлова, журнал “Дзеяслоў” освобождены из-под “ареста”, но при условии, что будут храниться в личных вещах Франака в каптерке, а не читаться солдатами.
Наказание, которое получил Франак в результате безусловно спровоцированного командирами языкового конфликта, мы будем обжаловать впредь. Естественно, будем продолжать юридически сражаться против незаконного призыва заведома непригодного по здоровью”, - сказал отец политического призывника.
08:50 31/08/2009




Loading...


загружаются комментарии