Офис ОБСЕ в Минске: эволюция миссии

Последние несколько месяцев белорусские СМИ не устают писать об Офисе ОБСЕ в Минске. Свежий повод — досрочный отъезд его главы. Смакуются пикантные детали. Между тем мало кто обращает внимание на то, что за свою 11-летнюю историю миссия этой организации в Беларуси заметно эволюционировала. Причем эта эволюция одним нравится, другим же — напротив.

Офис ОБСЕ в Минске: эволюция миссии
Беларусь — член ОБСЕ с 1992 года. Сложности в отношениях между Минском и этой организацией начались, когда европейские структуры не признали итоги референдума в 1996 году. Как следствие, в 1997 году белорусский парламент потерял право на представительство в Парламентской ассамблее ОБСЕ, а в 1998 году там создали рабочую группу по Беларуси для мониторинга ситуации в стране.
 
В феврале 1998 года ОБСЕ учредила свою миссию в Минске. Консультативно-наблюдательная группа в Беларуси получила широкий круг полномочий, чтобы способствовать демократизации: через диалог с оппозицией помочь белорусским властям развивать демократические институты и следовать собственным обязательствам в рамках ОБСЕ.
 
Группу возглавил опытный немецкий дипломат Ханс-Георг Вик. Бывший посол в СССР и при НАТО, экс-глава германской Федеральной разведывательной службы и бывший советник президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе не остался в стороне от внутренних политических процессов Беларуси. Под его руководством КНГ активно сотрудничала с оппозицией, налаживала диалог между различными силами. И это вызывало все большее раздражение официального Минска.
 
Чашу терпения переполнили президентские выборы осенью 2001 года. Власти обвинили Вика в превышении полномочий, вменив ему в вину "ярко выраженные политические симпатии" и "вмешательство во внутренние дела государства". Мол, глава КНГ инструктировал и готовил к избирательной кампании оппозиционных политиков. Под давлением властей в декабре 2001 года Вена была вынуждена его отозвать.
 
Несмотря на то, что ПА ОБСЕ не признала выборы президента демократичными, организация начала отмечать ошибочность курса на изоляцию Беларуси. И в 2002—2003 году Минск одержал ряд дипломатических побед.
 
Не продлив визы сотрудникам КНГ и таким образов фактически парализовав ее, власти сумели убедить ОБСЕ изменить формат представительства. Похоже, что Вена признала превышение Виком полномочий, поскольку согласилась, что с 1 января 2003 года КНГ будет преобразована в Офис ОБСЕ с существенно ограниченным мандатом.
 
Кроме того, в феврале 2003 года белорусские депутаты вернулись в ассамблею.
 
Новую миссию ОБСЕ в Минске возглавил также опытный немецкий дипломат — Эберхард Хайкен. Однако его офис мог рассчитывать на сотрудничество только с правительством, причем в таких областях как институциональное строительство, развитие гражданского общества, экономика и охрана окружающей среды. Белорусская сторона не уставала напоминать, что проекты должны быть одобрены властями и реализованы в сотрудничестве с ними.
 
Хайкен держал курс на эффективность и стремился показать, что офис в Беларуси — не просто формальность. В интервью БелаПАН накануне отъезда он сожалел, что не смог достичь всех целей.
 
В 2005—2007 году миссией руководил шведский дипломат Оке Петерсон. Показательно, что в белорусских СМИ за два года о его работе появилось буквально несколько сообщений. Казалось, что работа представительства ОБСЕ с ограниченным мандатом может стать только еще более незаметной.
 
И вот в феврале 2007 года в белорусскую столицу прибыл уже третий представитель Германии — Ханс-Йохен Шмидт.
 
В этот раз ситуация с Виком повторилась с точностью до наоборот. Оппозиция все громче критиковала Шмидта за отсутствие интереса к ее мнению и "ярко выраженные политические симпатии" в отношении властей. Ряд демократических партий даже написали жалобы в Вену. По слухам, жаловались на Шмидта уволенный по возрасту водитель и сотрудница, посчитавшая, что босс ее домогался.
 
Часть оппозиции не поняла, например, как Офис ОБСЕ по просьбе МИД Беларуси мог втайне пригласить немецкого юриста Мартина Финке, чтобы тот оценил, насколько соответствует закону уголовное преследование активиста предпринимательского движения Николая Автуховича. При этом заключение для евроструктур было сделано на основе документов, предоставленных властями.
 
Шмидт, в свою очередь, критиковал безынициативность оппозиционных партий и говорил о конструктивности подхода белорусских властей. В интервью БелаПАН он подчеркнул, что работа офиса может быть эффективной и в рамках существующего мандата. Более того, по его словам, уклон в права человека противоречил бы интересам ОБСЕ.
 
Примечательно, что на защиту Шмидта стали главная государственная газета "Советская Белоруссия" и председатель Центризбиркома Лидия Ермошина. В интервью агентству Интерфакс-Запад она назвала его самым нейтральным из руководителей миссии ОБСЕ в Минске.
 
Что же можно ожидать от офиса под руководством нового посла? Вопрос, конечно, не столько в его личности. На фоне последнего кризиса кандидатуру будут тщательно выбирать. Сначала ее должны одобрить нынешний председатель ОБСЕ (Греция), председательства 2008 года (Финляндия) и 2010 года (Казахстан). А затем и Минск.
 
Проблема же касается возможностей миссии в целом. Представительство, задуманное как посредник между властями и гражданским обществом, в ситуации сближения Беларуси и Европы должно было бы играть активную роль в демократизации страны. Но с нынешним мандатом — фактически не может.
 
Политолог Денис Мельянцов в беседе с БелаПАН отметил, что нынешний мандат миссии намного уже, чем прежний. У Вика были свое видение ситуации и свои инструменты, чтобы влиять на нее, а у Шмидта — и свое видение, и другой мандат, говорит эксперт. Сегодняшний офис — это наблюдательная структура, посольство ОБСЕ, которое реализует политически нейтральные проекты.
 
Такой офис не будет закрыт или преобразован по инициативе Минска, считает Мельянцов, поскольку он не просто безопасен для властей, но и может быть полезен благодаря неформальным консультациям.
 
В свою очередь, у руководства ОБСЕ нет четкого представления, как вести себя в отношении Беларуси и влиять ли на ситуацию, говорит политолог. Кроме того, ОБСЕ — это обширная структура, в которой у властей есть возможности лоббировать свои интересы. Поэтому сложно ожидать, что замену мандата или закрытие офиса инициирует ОБСЕ, считает эксперт.
 
И уж наверняка, говорит политолог, следующий руководитель офиса будет очень-очень осторожен.
15:39 31/08/2009




Loading...


загружаются комментарии