Досрочный отъезд Шмидта – пиррова победа оппозиции?

Официальный Минск затеял новую комбинацию в игре с Европой. 2 сентября на встрече с уже пакующим чемоданы главой Офиса ОБСЕ г-ном Шмидтом руководитель президентской администрации Владимир Макей усомнился, нужна ли эта миссия в Беларуси вообще. Эксперты делают вывод: власти искусно создают новый предмет для торга с Западом, и прежде всего с ЕС.

Досрочный отъезд Шмидта — победа белорусской оппозиции, считает обозреватель «Радыё Свабода» Виталий Цыганков. Правда, тут же оговаривается: победа может оказаться пирровой.
 
Действительно, Ханс-Йохен Шмидт получил от титульной оппозиции по полной программе (включая жалобы его начальству в Вену). Если вынести за скобки некоторые пикантные моменты, то претензии свелись к тому, что г-н посол смотрел-де в рот властям и в упор не видел их оппонентов. То ли дело был Вик!
 
Да, соотечественник Шмидта Ханс-Георг Вик, за свою долгую карьеру прошедший огонь, воду и медные трубы (включая руководство германской разведкой), так ударно поработал над сплочением здешней оппозиции, что сподобился стать личным врагом Александра Лукашенко. Последний пообещал — дословно — «вышвырнуть» Вика из страны после выборов-2001. В итоге, взяв на измор Вену, занозу-посла скорее выдавили.
 
К слову, и первый глава миссии не стал кумиром всей титульной оппозиции. Так, по терминологии Зенона Пазьняка и его соратников из КХП-БНФ, «виковская оппозиция» — ненастоящая, бутафорская.
 
Как бы то ни было, фигуры из череды последующих руководителей миссии ОБСЕ в Минске оказались не в пример мягче. С одной стороны, Вена дула на воду, подбирая не пассионариев (хватит!), а умеющих обходить острые углы функционеров. И в этом смысле период г-на Шмидта для властей страны пребывания стал идиллическим апофеозом.
 
Но, с другой стороны, дело было не столько даже в персоналиях, а в том, что по итогам скандала с Виком Минску удалось лихо обкорнать мандат миссии. Была КНГ — Консультативно-наблюдательная группа, стал Офис. Смена вывески тоже символична. Офис — он и есть офис. Контора, персонал которой знает свое место.
 
Показательно, что за «съеденного» оппозицией г-на Шмидта дружно вступились государственные СМИ, глава Центризбиркома, да и г-н Макей тоже.
 
Тогда вопрос: зачем же белорусское начальство вознамерилось выжить безобидный в принципе офис? Напротив, казалось бы, очень удобно, устраивая время от времени под эгидой ОБСЕ всякие там вольные дискуссии с толикой представителей гражданского общества, показывать Европе: вот, мы готовы быть учениками в вашей школе демократии! А вы уж с приготовишек сильно строго не спрашивайте…
 
«Во-первых, в Минске все-таки не до конца уверены, что новый глава офиса окажется таким же лояльным, — считает политолог Андрей Федоров. — Во-вторых, власть считает, что миссия ОБСЕ все равно способствует демократическим переменам».
 
Действительно, так или иначе «контора пишет»: мониторит ситуацию да шлет отчеты в Вену. Короче, раздражитель. «Это давнишняя мечта официального Минска — убрать глаза и уши Европы из страны», — образно высказался минский аналитик Роман Яковлевский.
 
Эксперт Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов считает, что миссия ОБСЕ в Минске является для властей не столько политическим, сколько психологическим вызовом. «Если в стране находится полевая миссия, это означает, что здесь нехорошо с демократией и правами человека», — отмечает политолог. Логику властей он объясняет так. Присутствие миссии поддерживает имидж страны, неблагополучной в плане европейских стандартов. Власти же сейчас всячески стремятся этот имидж переиначить. Потому и не прочь прикрыть офис.
 
Так что, его песенка спета?
 
Не факт. Аналитики отмечают: Минск научился искусственно навязывать предмет для внешнеполитического торга как Москве, так и Западу.
 
Так, на восточном направлении приносит свои дивиденды игра вокруг Коллективных сил оперативного реагирования и в целом вокруг ОДКБ. Демарш Лукашенко, бойкотировавшего в июне московский саммит «антиНАТО», дал победу (пусть и не безоговорочную) в молочной войне. Москва такой дерзости явно не ожидала — и выпала в осадок. Теперь за согласие подписать соглашение о КСОР и взять на себя председательство в организации можно получить от Кремля некие пряники.
 
В отношениях с ЕС схема — немного утрируем — действует так: сначала выбрасываем неугодные газеты из киосков, сажаем кое-кого и т.д. Потом, когда поднимается шум: свобода слова, узники совести и все такое — делаем широкий жест: черт с вами! Пару газет возвращают в союзпечать, кого-то амнистируют — короче, получай, Европа, трактор, распишись за паровоз! Оцени наши семимильные шаги на ниве либерализации. Все довольны, все смеются.
 
По такой же схеме может развернуться новый сюжет вокруг Офиса ОБСЕ. Денис Мельянцов предполагает, что и здесь белорусские власти «стремятся расширить поле для политического торга».
 
Не исключено, что в итоге Минск смилостивится. Но, во-первых, еще сильнее обкорнает мандат, а во-вторых, захватит психологическую инициативу. Европа, по идее, должна дико благодарить (как же, не лишилась в Минске глаз да ушей!) и автоматом ставить очередной зачет по демократии.
15:25 03/09/2009




Loading...


загружаются комментарии