Александр Пласковицкий - плодовитый писатель

Бывший начальник главного государственно-правового управления Администрации Президента Александр Пласковицкий написал новую книгу. На сей раз о Карле Марксе, Фридрихе Энгельсе и марксизме. Называется «Триада».

Но наш разговор с Александром Леонидовичем не только о литературе.
 
«Не сумею — значит, мое место среди пустобрехов»
 
— Теперь такое время, что книги пишут все, кому не лень. Но качество мемуаров, дневников и записок политиков и дипломатов, мягко говоря, оставляет желать лучшего. После громких и дорогих презентаций об этих творениях не вспоминает практически никто. Не боитесь, что Вас постигнет такая же участь?
 
— Спасибо, очень хороший, отрезвляющий вопрос. Обидно, конечно, но очень справедливо. Странно лишь то, что Вы первая обратили внимание, в какой неприглядной компании я оказался. А я-то, зазнайка, расфантазировался, будто бы раскрываю миру глаза на некоторые черты массовых идеологий, используя пример, хорошо знакомый и мне, и моим читателям. Ни грамма не сомневался, что уж по крайней мере таким людям, как Вы, будет интересно прочесть «Триаду». И вот в очередной раз убеждаюсь, самомнение — мой самый большой и самый позорный изъян.
 
Это действительно страшно! Но я, видимо, еще не успел испугаться по-настоящему, раз не спешу прекратить собственное графоманство на этой минорной ноте. Наоборот, еще сильнее хочу высказаться по всем самым важным вопросам, пока есть время, силы и столь страстное, ослепляющее здравый рассудок желание.
 
Сумею — плевать, в какой компании окажусь: умные люди и там отыщут рациональные зерна. Не сумею — значит, мое законное место среди графоманов и прочих пустобрехов.
 
 
— Над своей первой книгой, которая была посвящена Александру Македонскому, вы трудились больше трех лет. Сколько времени ушло на «Триаду»?
 
— Тоже почти три года. Правда, с большими перерывами. Поскольку и тема не такая достойная, как глобализация на примере Александра Великого, и делалось все мимоходом, по случайному стечению обстоятельств. Только последние полгода я был сосредоточен на «Триаде». Впрочем, работа еще не закончена — книга нуждается в шлифовке. Чем и займусь на основе читательских отзывов.
 
Честно говоря, я про христианство собирался написать, но вышло про то, в чем разбираюсь лучше: про марксизм. Вот и хорошо — ни арамейский, ни койне изучать не пришлось.
 
ИЗ КНИГИ «Триада»:
 
…Маркс, как многие до и после него, призывал оценивать подлинное мировоззрение людей не по их словам, а по реальным поступкам. В этом смысле жизнь самого Маркса — открытая книга с большими и яркими картинками, каждая из которых — наглядное свидетельство подлинных представлений Маркса о свободном времени и совершенствовании личности.
 
 
— Если я правильно поняла, обе ваши книги будут виртуальными…
 
— Почему «обе»?! У меня их больше. Даже на сайте, который Вы видели, выложено, как минимум, четыре. Плюс одна дочкина про историю нашего рода в контексте истории Беларуси. Плюс стихотворные сборники. И это пока не все…
 
Одна из уже представленных на сайте книг была напечатана, но тираж давно раскупили. Так что желающих познакомиться с творчеством Пласковицких приглашаю в Интернет — это, по-моему, проще, чем заглянуть в магазин или даже в библиотеку.
 
«Жар-птицы стаями не летают»
 
 
— Не думали вступить в один из союзов писателей? Кстати, Вам какой ближе по духу — тот, которым руководит Николай Чергинец, или тот, который возглавляет Алесь Пашкевич?
 
 
— Жар-птицы стаями не летают. Да и не писатель я никакой, особенно в том смысле, что Чернигец и Пашкевич с подельщиками. Обе названных вами группировки «страшно далеки от» моего духа. С удовольствием бы вступил в Союз философов или Союз коммунистов, если б таковые взаправду существовали. Но не судьба. Надеюсь, пока не судьба.
 
— В аннотации к Вашему новому литературному труду написано, что «книга предназначена в первую очередь для тех, кто интересуется массовыми идеологиями, а также рекламными и пиар-средствами воздействия на общественное сознание». А как Вы оцениваете работу нынешних идеологов? Насколько мощно они, по-Вашему, воздействуют на людские мозги?
 
— Очень мощно! Такого потрясающего единомыслия в истории человечества не было. Точнее, я не знаю ни одного исторического периода, сопоставимого с нынешним всевластием идеологических штампов.
 
Но считать ли это чьей-то заслугой?! Я бы назвал это «злодеянием против человечности, наглым враньем и выхолащиванием мышления». Но, может быть, это я — выродок, а нормальным людям так даже лучше.
 
 
«Чиновничество так и останется ордой паразитов»
 
— «Их 108 тысяч. Если их семьи со всеми квартирами, дачами, гаражами собрать в одном месте, то получится город больше Гомеля, а если добавить самых преданных любовников и любовниц — больше Минска. Они занимаются управлением. Они — наша власть», — так начиналась одна из самых нашумевших статей Пласковицкого «Дармоеды». Сегодня на дворе кризис. Во многих странах сокращают чиновничий аппарат, урезают зарплаты чиновникам. Почему в Беларуси так не поступают?
 
— Неужто?! По-моему, не только за рубежом, но и у нас наблюдается очередная вспышка «дебюрократизации и сокращения госаппарата». Но и там, и здесь — это всего лишь популистский вздор, пиар чистейшей воды. Во-первых, каждая такая кампания дает лишь кратковременное сокращение численности управленцев, призванное обольстить простой народ, а по окончанию сеанса политического обольщения аппарат мгновенно разрастается пуще прежнего.
 
А во-вторых, проблема ведь не в количестве, а в качестве. Судите сами: чем сложнее наша жизнь, тем труднее согласовывать между собой ее элементы так, чтобы получалось разумно, а не как попало. То есть с каждым шагом в развитии технологий и коммуникаций, с каждым успехом экономической и культурной интеграции нарастают объем и сложность управленческих задач. Следовательно, и управленцев нужно все больше, и требования к их квалификации все выше. Естественно, самое простое — увеличить численность, ведь автоматизация сама по себе сокращает процент занятых в материальном производстве. Но чисто количественный рост без соответствующего совершенствования структуры аппарата и улучшения качества его элементов равноценен элементарному ожирению.
 
Можно, конечно, потратить кучу средств на частичное удаление «жира» хирургическими методами, но управление от этого не улучшится. Обезжиренная свинья в компьютер не превратится, лишь бросится жрать с утроенной энергией. Зато сколько времени, денег и нервов будет растрачено понапрасну, сколько прекрасных специалистов будет отвлечено на бесплодную кампанию «дебюрократизации». А в результате народ обманут мнимой борьбой с чиновничеством, а чиновничество в целом как было ордой паразитов, так ордой паразитов и останется, лишь ожесточится после таких гонений. Хуже того, ложечка высококачественного управленческого профессионализма еще сильней затеряется в этой перебаламученной бочке дуракаваляния.
 
Проблема же не в том, что бюрократов в 2000 году было аж 108 тысяч, а в том, что абсолютное большинство из них ничего не делало надлежащим образом, лишь ублажало и развлекало себя всеми возможными способами. Между тем, нормальных управленцев везде не хватало.
 
С разгулом кризиса кадровый дефицит в госаппарате ощущается еще острее. Поэтому я твердо убежден: спасение не в том, чтобы сокращать, а в том, чтобы улучшать, заменяя трутней рабочими пчелами, перевоспитывая, на худой конец. А потому и зарплату нормальным чиновникам лучше бы увеличивать, дабы хорошие кадры не искали, где больше платят, и не отвлекались во время работы на мысли о хлебе с маслом.
 
Ну, а ежели зарплату уменьшать да численность сокращать, то наша не слишком жирная свинья, величающая себя госаппаратом, превратится в набор рахитичных костей, прикрытых клочьями шкуры. Вот мы тогда поплачем, да поздно будет — уже разруха.
 
— Кстати, у Вас не было желания завести авторскую колонку в одной из белорусских газет?
 
— Такое желание возникает время от времени, но ни к чему не приводит. И не потому, что «тотально опозорившемуся Пласковицкому» негде себя пристроить — мог бы, в конце концов, и на семейном сайте пописывать, пока есть такая возможность. Причина в другом: меня так сильно тошнит от нашей повседневности, что я даже белорусские новости практически не смотрю. А уж писать обо всем этом пришлось бы через такое «не хочу», что и самому терпеливому читателю стало бы невтерпеж наблюдать за моими потугами. Зачем это нужно?!
 
 
«Как колхозному мерину сбруя королевского рысака»
 
— Как думаете, правильно ли, что Лукашенко отказался от услуг лорда Белла?
 
— Я слышал об этом краем уха. «Улыбнуло», как говорится. По-моему, и английский лорд давно уже бизнесменит, как типичный рантье, собирая деньжата под вывеской прежних заслуг. Да и наш Президент настолько своеобразен и неподатлив, что британский пиар ему, как колхозному мерину сбруя королевского рысака.
 
— Вы, наверняка, смотрели на днях передачу «Формула власти», главным героем которой был Лукашенко. Что из увиденного и услышанного в ней Вас возмутило больше всего?
 
 
— Возмутило? Только то, что я, как последний болван, смотрел это от начала и до конца. И что я видел? Кучку горемычных людей (включая малюсенького ребенка) в противоестественной для каждого из них обстановке. Что я слышал? Спотыкающийся поток «скромности» да «правдивости», надоевший уже до колик. Короче, испортил себе настроение. Чувствовал себя, как медведь из известного анекдота, получивший копытами по лбу за неуместное любопытство.
 
«Иждивенец и тунеядец»
 
— Александр Леонидович, если не секрет, на какие деньги Вы живете? Для пенсии Вы еще слишком молоды, да и внешне совсем не похожи на мужчину, который будет сидеть на шее у своей жены…
 
 
— Я, разумеется, благодарен Вам за столь лестные высказывания в мой адрес. Но видимость, к сожалению, обманчива. Вот уже девять с половиной лет я веду паразитический образ жизни иждивенца и тунеядца. Стыдно, противно, гнусно! Утешаюсь надеждой достойно отблагодарить каждого, кто спасал и спасает меня все эти долгие годы.
 
 
— Как ни странно, но почти никто из бывших чиновников не жалуется на бедность. Получается, Вы один остались у разбитого корыта?
 
— Я жаловался на бедность?! Видимо, был не в себе. Прошу простить всех, кто это слышал. То была постыдная слабость. Прошу не придавать значения.
 
Кроме того, говорить о «разбитом корыте» не совсем правильно. Правильнее говорить о разбитых мечтах, разбитом самомнении… Но это я сам виноват, что так сильно себя переоценивал.
 
— Вы поддерживаете отношения со своими бывшими коллегами по Администрации Президента?
 
— С друзьями — да, но они были моими друзьями задолго до Администрации и, надеюсь, останутся ими всегда. С остальными коллегами — нет. Во-первых, для этого нет ни малейшего повода. А во-вторых, достаточно и того, что верность моих друзей испортила им жизнь. И теперь я перед ними в еще большем долгу! Хоть и горжусь, конечно, что судьба подарила мне таких благородных людей, всегда приходящих на помощь, не дожидаясь моих воплей, и ни разу не попрекнувших меня собственными неприятностями, свалившимися на них исключительно из-за дружбы со мной.
 
Мог ли я прервать дружеские связи, чтобы не подставлять самых близких людей? Вряд ли такое возможно. Посему хоть коллег порадую. Да и сам порадуюсь, что многие из них поднялись на такие «высоты», которые даже мне кажутся незаслуженными.
 
«Я на сказочного богатыря ни капельки не похож»
 
— Говорят, что при вас юридическая служба Администрации Президента командовала чуть ли не Конституционным судом. Как сегодня оцениваете деятельность структуры, в которой когда-то работали?
 
— Шутите? Командовать Конституционным судом — это все равно, что рулить пятым колесом телеги, находящимся неизвестно где.
 
Но, слушая подобные рассказы, хочется стать именно тем Пласковицким, которым до сих пор пугают друг друга чиновники и журналисты. Жаль только, что я на этого сказочного богатыря ни капельки не похож.
 
А юрслужба президентской Администрации как занималась правовой корректировкой всяческих бумаженций, так и занимается, наверное. Я предпочитаю об этом не знать, потому что очень любил и люблю свою «писарскую работу» в Администрации, из-за чего ужасно нервничаю, когда вижу в ней недостатки.
 
— Среди Ваших знакомых чиновников есть те, которые ждут не дождутся, когда в Беларуси сменится власть?
 
— Я таких не знаю. Все очень неоднозначно. С одной стороны, известный персонаж задолбал до предела, а с другой — денежки на прокорм добывает и развлекает своими сольными выступлениями. Да и не любят чиновники резких перемен, даже если это перемены к лучшему. Тем более что смена Лукашенко будет сопровождаться серьезными экономическими трудностями и многочисленными встрясками государственного аппарата.
 
«Не хочу менять народу памперсы…»
 
— Пару лет назад Вы пытались стать депутатом Палаты представителей. Нет ли желания поучаствовать и в президентской гонке?
 
— Я пытался зарегистрироваться кандидатом в депутаты не пару, а ровно девять лет тому назад. Причем без всякой надежды на успех, а ради того, чтобы проверить, какой из меня политик. Понял, что никакой. А нынче мне вообще невыносимо примеривать на себя любую политическую роль. Добиваться любви этого народа, а потом вытирать ему сопли, менять ему памперсы? Педофилия какая-то. Отвратительно для меня. Я за любовь на равных!
 
— В последнее время Беларусь один за другим сотрясают коррупционные скандалы. Как вы относитесь, например, к тому, что по указке Президента на нары попал экс-прокурор Минской области Михаил Снегирь?
 
— Если б только в последнее время… Это в наших краях перманентный процесс с незапамятных времен. Да и тот простецкий колорит, который придал этому процессу председатель парламентской комиссии Лукашенко, вот уже шестнадцать лет неизменен и регулярен, как туман над болотом. Обрыдло!
 
А что касается Снегиря… Антикоррупционная борьба в Беларуси выглядит как абсолютно типичная показуха. А о Михаиле Валентиновиче Снегире я не знаю ничего предосудительного. Наоборот, когда я прислуживал Президенту, это был лучший заместитель Генерального прокурора, всегда работавший по существу проблемы, не переходя на личности.
 
— Какое ведомство или министерство, на Ваш взгляд, сегодня можно назвать самым коррупционным?
 
— Я и названий-то всех министерств и ведомств не вспомню. Как же мне их сравнивать, не имея необходимой для этого, хорошо проверенной информации? Могу только предположить, что сегодня наибольшая вероятность коррупции существует там, где много дармовых бюджетных денег и шальных доходов, то есть в строительстве жилья и сельском хозяйстве, торговле ресурсами и нефте-, газо-, металлопереработке.
 
О СЕБЕ
 
Посетителям своего семейного сайта Александр Пласковицкий представился так: «коренной минчанин, правовед по образованию, госслужащий по призванию, философ по складу ума».
 
 
11:57 04/09/2009









Уважаемые посетители сайта.  Для вашего удобства мы подключились к самому популярному в мире стороннему сервису комментирования Disqus
Он позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее о всех плюсах и минусах Disqus читайте здесь.
Из уважения к Ветеранам нашего Клуба Партизан, мы также оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии