Класковский: За 15 лет прессинга власть добилась ослабления оппозиции

На XII съезде Партии БНФ полностью сменилось руководство организации. Вместо Лявона Борщевского председателем ПБНФ был избран Алексей Янукевич, его заместителями стали Игорь Ляльков и Григорий Костусев. Новое руководство партии уже заявило, что пересмотрит формат своего участия в Объединенных демократических силах. Что ожидает ОДС в связи со сменой руководства одного из субъектов коалиции? Каковы перспективы самой ПБНФ? Вместе с «Завтра твоей страны» прогнозирует политолог Александр КЛАСКОВСКИЙ.

Класковский: За 15 лет прессинга власть добилась ослабления оппозиции
— Какова, по-вашему, дальнейшая судьба коалиции ОДС?
— Что касается ОДС, то эксперты давно отмечали, что кризис этой структуры углубляется, что в ней назрели серьезные антагонистические противоречия. Переломным моментом стали прозвучавшие несколько недель назад пророссийские высказывания лидера ПКБ Сергея Калякина. Тогда стало понятно, что все разговоры о широкой коалиции, об «общей задаче победить нынешний режим, а там разберемся», уже «не катят». Под одной крышей ОДС ужиться невозможно. Пошла трещина по принципу геополитического выбора, и ясно, что БНФ и иные правые, национальные силы никогда не будут поддерживать кандидата, ориентированного на так называемый союз с Россией.
Новое руководство БНФ уже артикулировало, что будет вести курс на создание правоцентристской коалиции с выразительными национальными акцентами, то есть, союзниками станут движение Милинкевича, создаваемая партия Северинца и некоторые другие силы. И таким образом в белорусской оппозиции наметятся левый центр и правый с акцентом на национальную идею. Непонятно, как будет вести себя ОГП, которая в этом плане пытается «сидеть на двух стульях». В общем, белорусское оппозиционное движение ожидают очень серьезные процессы, хотя это закономерно, поскольку противоречия назревали. И смена руководства Партии БНФ — это уже следствие противоречий, поскольку старое руководство, при всем уважении к заслуженным фигурам, просто растерялось и не знало, как действовать, и его курс уже в какой-то степени угрожал скатыванием в сектантство, то есть, в повторение пути КХП-БНФ.
— А как вы видите перспективы самой Партии БНФ после прихода новых лидеров?
— Перспективы не ясны. Обновление было нужно, но, с другой стороны, само оппозиционное движение в целом находится в очень тяжелой ситуации — это касается и ресурсов, и лозунгов. В любом случае, надеяться, что со сменой руководства Партия БНФ вдруг начнет чудесным образом умножать ряды своих сторонников, не приходится. Теперь, когда одни потерпели поражение и, видимо, отойдут от активной деятельности (Борщевский, Вячорка), а другие получили бразды правления в свои руки, и внутри партии вроде уже сражаться не с кем, на повестку дня встает стратегия партии. Здесь пока трудно что-то прогнозировать. Но в любом случае это будет тяжелый период нового позиционирования и осмысления, потому что идти в фарватере движения Милинкевича для Партии БНФ — не самый удачный вариант. Особенно в ситуации, когда идет борьба за возрождение брендов.
И это очень непростая задача, поскольку по части выяснения отношений между собой оппозиционные лидеры поднаторели, а вот что касается сильных стратегических идей, направленных на электорат, на изменение существующего положения дел, то тут все гораздо сложнее.
— Как изменения в руководстве Партии БНФ могут отразиться на выдвижении единого кандидата от оппозиции на президентских выборах, если таковое теперь вообще возможно?
— Эта процедура изначально вызывала много вопросов из-за того, что коалиция ОДС — искусственная. Если, грубо говоря, Калякин побеждает на праймериз, понятно, что БНФ и другие силы национального крыла не будут на него работать. Теперь это артикулировано устами Янукевича, который сказал, что БНФ не будет поддерживать праймериз. В таких условиях праймериз тем более превращают в искусственную и малорепрезентативную процедуру.
Это лучше, чем ничего, если есть какой-то механизм выдвижения единого кандидата, но вопрос в том, какую он будет иметь реальную силу и привлекательность для избирателей. В данном случае это, вероятно, будет какая-то внутренняя техническая процедура, которая мало повлияет на реальный ход следующих президентских выборов.
— Насколько реальную силу сегодня представляет собой Белорусский народный фронт?
— Можно много говорить о том, почему постепенно Фронт постепенно терял свою популярность — тут и внешние, и внутренние причины. На сегодняшний день, несмотря на то, что Партия БНФ — одна из самых сильных в оппозиционном лагере, вопрос заключается в потенциале оппозиционного лагеря в целом. За 15 лет жесткого прессинга действующая власть добилась своих целей в плане дробления, ослабления и дискредитации оппозиции. БНФ не смог избежать этой участи, попал в ту же молотилку, что и другие партии. В жесткой авторитарной стране априори не может быть сильной оппозиции, какими бы духовно сильными, харизматичными и пассионарными ни были отдельные личности. Потому что нет поля для конкурентной политики, а когда оказываешься в андеграунде, соответственно, все внутрипартийные, внутриоппозиционные страсти со стороны выглядят как буря в стакане воды. Их отсекли от политики, и в этом главная проблема.
Вторая проблема в том, что власть перехватила ключевые лозунги БНФ — защита независимости и ряд других. Разве что с белорусским языком БНФ пока что держит пальму первенства, но власть, понимая, что из-за реальной языковой ситуации на этом больших дивидендов не заработаешь, пока просто игнорирует этот вопрос. Хотя понемногу, например, на телевидении доля белорусского языка увеличивается. Но это не тот вопрос, на котором сегодня партия может заработать всенародную популярность.
Нужно серьезно думать, потому что в свое время была определенная самоуспокоенность, идеологи БНФ и националистического крыла вообще посчитали, что они навсегда имеют монополию на идею независимости, ряд других ключевых идей. Они не ожидали, что парадоксальным образом власть будет вынуждена изменить свою позицию настолько, что некоторые тезисы из выступлений официального белорусского лидера повторяют то, что лет 10-15 назад говорил Зянон Пазьняк. В какой-то степени была упущена концептуальная инициатива. Сейчас проблема в том, как в новых исторических условиях попытаться найти свою нишу и влияние на электорат. Вернуться в оболочку Фронта начала 1990-х, когда он владел умами тысяч и тысяч людей, что пыталась сделать старая гвардия, которую сейчас оттеснили, уже невозможно. Сейчас другая историческая эпоха, другая власть, другой электорат, другие отношения с Европой. Все это нужно осмыслить в комплексе.
09:41 08/09/2009




Loading...


загружаются комментарии