Александр Гарин: Военно-политический нейтралитет обходится дорого

Александр Гарин, профессор Европейского центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла из немецкого города Гармиш-Партенкирхен выделяет три измерения в военном сотрудничестве Беларуси и России и предполагает, что для Беларуси с точки зрения обеспечения безопасности было бы полезно вступить в НАТО.

Deutsche Welle: Как белорусско-российские учения "Запад-2009" оценивают в Европе, как к ним относятся европейские военные эксперты?
 
Александр Гарин: Никакого ажиотажа в Европе по поводу этих военных учений нет. Они воспринимаются как рядовое мероприятие, хотя и большого масштаба. Экспертное сообщество ставит их в определенный контекст - процесса реформирования российской армии и регулярных маневров российской и белорусской армий.
 
- Как вы оценивает уровень белорусско-российского военного сотрудничества в целом?
 
- Если говорить не с точки зрения шума, возникающего по этому поводу в Европе, а по существу, то здесь надо отметить несколько измерений. Одно из них – Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В рамках этого договора проходят и учения "Запад-2009".
 
Как оценить это измерение? ОДКБ, напомню, сформировалась как результат мягкого "развода" внутри вооруженных сил после распада СССР. Поскольку дележка армии могла быть очень опасной, страны договорились сохранить какие-то объекты инфраструктуры и связи предприятий военно-промышленного комплекса. Из этого родилось то, что мы видим сейчас. Страны, которые предпочли остаться в рамках ОДКБ, продолжают и дальше по этой логике тренировку своих войск.
 
Второе измерение – большая реформа армии в России. Россия перешла на новую структуру организации войск, ликвидированы дивизии, взамен созданы бригады, что влечет перестройку военного командования. Учения "Запад-2009" и призваны проверить, насколько хорошо функционирует новая система.
 
Что касается Беларуси, то она немного раньше закончила перевод армии на такую систему. Проблем у белорусской армии гораздо меньше, чем у российской армии. Просто потому, что размер страны другой. Кроме того, Беларуси от западной группы войск бывшего СССР достались войска в достаточно приличном состоянии.
 
Ну а третий аспект белорусско-российского военного сотрудничества - это работа в рамках Союзного государства. Если это государство есть на бумаге, то нужно выработать и совместную военную доктрину, опять же на бумаге. Что тут можно объединить? Систему воздушной обороны. Можно, конечно, по этой линии также сохранить совместные воинские подразделения, профессиональные обмены.
 
Тут все упирается в политическую проблему объединения двух государств, отсутствия у Москвы и Минска единых ценностей, а также в вопрос – кто будет начальником. Сугубо с профессиональной военной точки зрения в каждом из трех названных измерений свою нишу находят  и Беларусь, и Россия.
 
- Как такой небольшой стране как Беларусь, находясь в центре Европы, лучше всего обеспечивать свою военную безопасность?
 
- Вступая в такие военные союзы как НАТО, страны очень сильно экономят. Ведь надо помнить, что нейтралитет в военном отношении стоит очень дорого. Для того, чтобы этот нейтралитет был убедительным, нужно держать оборону по всему периметру страны, поскольку вы потенциально защищаетесь ото всех. Как Швейцария, которая тратит огромные деньги на свою оборону.
 
В теории Беларусь могла бы спокойно вступить в НАТО. Естественно, при другом президенте, когда она бы представляла собой не антимодель, а нормальную модель европейского государства, вроде Румынии или Польши. И России от этого не было бы хуже.
 
В настоящее время происходит следующее: позиция президента Лукашенко состоит в том, что он меняет свое стратегическое, если так можно сказать, предполье (в таком советском смысле) на субсидии и поддержку России. То есть говорит - мы вам предлагаем союз против НАТО, а вы нас поддерживаете экономически. Эта стратегия сейчас явно хромает.
 
10:51 10/09/2009




Loading...


загружаются комментарии