Олег Лапин: Если вас долгое время называть Батькой – вы им станете

Александра Лукашенко в странах Запада именуют "последним диктатором Европы". Манеры поведения белорусского президента, его темперамент и скрытая за семью печатями личная жизнь на фоне присутствия внебрачного сына Коли, которого сам лидер Беларуси пророчит в преемники, наводят на исторические параллели с диктаторами в других странах.

Олег Лапин: Если вас долгое время называть Батькой – вы им станете
"Что же вы меня толкаете в диктатуру?"
А.Лукашенко на пресс-конференции в Вильнюсе

Известный литовский психотерапевт Олег Лапин рассказал DELFI о таком типе человеческих существ, как "диктатор", на примере белорусского президента.
- Если говорить о диктаторах в целом, с Вашей точки зрения, в чем причина того, что люди их выбирают? Ведь истории известны случаи, когда они приходят к власти демократическим путем, то есть через выборы? Александр Лукашенко тоже стал президентом через всеобщее голосование. - Если у человека есть какие-то личностные черты, его выбирают. Власть появилась задолго до демократии, выбор был нужен роду, общине, чтобы кто-то брал на себя ответственность и делал жизнь ясной и простой. Личности, подходящие для этого, должны обладать более-менее простыми, примитивными качествами, обладать выделяющимися на фоне других людей внешними характеристиками: ростом, голосом, темпераментом.
 
К примеру, если возьмете пять случайных человек, закроете их в машину, усыпите и отвезете в лес, где высадите, то им неизбежно придется кого-то выбрать в качестве вожака. И обычно на роль вожака попадет человек с определенным характером. То есть самый крупный, самый громкий и самый нетерпимый мужчина. Он не будет рассуждать, прятаться, он будет действовать.
Люди будут чувствовать себя с ним лучше. Если ситуация потребует дипломатии, то нужны будут демократические лидеры. Но для ситуации, когда непонятно что происходит, и кругом враги – такие люди будут избраны автоматически. А примут ли они такую роль? Скорее всего примут, потому что человек любит, чтобы его уважали, признавали. Поэтому человек с такими качествами не будет отказываться.
Поэтому белорусы выбрали Лукашенко, и Лукашенко выбрал белорусов. Он никогда бы не попал в президенты США, премьер-министры Британии и вряд ли его избрали бы немцы.
- То есть, никого другого в тот момент белорусы избрать не могли?
- На тот период, когда его выбирали Лукашенко – оптимальный президент для Беларуси. Для Литвы он вряд ли был бы подходящим президентом. Может быть и для России не очень хорошим, потому что он слишком опасный.
- Какой тип темперамента у Александра Лукашенко?
- Темперамент у Лукашенко явно холеричный. Холерики убеждают своей нетерпимостью. Когда человек очень убежден, когда краснеет при разговоре, когда у него изо рта идет пена, то мы ему верим. Верим, что он говорит правду. Когда человек улыбается, когда его глаза бегают, он вежлив – мы ему не доверяем. Когда же он демонстрирует нетерпимость, мы ему верим.
- Зачем Лукашенко понадобился публичный плюс по имени Коля?
- Здесь действуют разные факторы. Как Лукашенко называют в народе? Батька. Если в течение многих лет говорить, что вы – батька, то рано или поздно вы им станете. Будете демонстрировать, что вы – батька. Люди склонны материализоваться в своем поведении.
Когда Лукашенко с сыном – он явно батька. И будучи с сыном он показывает, что готовит его в преемники. Это свойственно для таких диктаторских натур. Не надеятся больше ни на кого, кроме как на свою кровь. Вспомните диктатора Северной Кореи. В странах Африки есть пример, Амина в Уганде, который одевал своего сына в генеральскую форму.
Это означает, что я (диктатор) доверяю только своей крови, тогда как демократический руководитель не связывает успех только с собой. Он знает, что после него придет другой. Диктатор не может так мыслить. Он слишком уверен, что именно он должен быть центром, и в такой ситуации – сын, его продолжение, а не другой человек.
Кроме того, маленького проще делегировать. Маленький сын боготворит отца до определенного возраста. И он принимает эту роль. Таких детей называют дети-делегаты. То есть дети без своего «я». Они очень четко выполняют возложенную на них миссию. Такие дети верят, что мир устроен так, как говорят родители, принципы у них такие же и миссия такая же. Они продолжают деятельность своих родителей. Обычно такая делегация рано или поздно заканчивается. Дети понимают, что живут не своей жизнью и в 20 или даже в 30 лет начинают идти назад, поднимают запоздалый мятеж, чем очень ранят своих родителей.
Пока тебе мало лет у тебя нет сильных наклонностей к самостоятельности. Ты веришь, что мир устроен просто и ясно. Это называется классический период детства. Большинство детей в возрасте до 10-ти лет верят в то, что в мире все так, как должно быть. Есть наша замечательная страна, самый лучший папа, самое вкусное молоко. Есть плохие люди, и мы с ними не дружим, а если они нападут, у нас есть истребители, ракеты. Такое мировоззрение очень удобно для того, чтобы кто-нибудь что-нибудь делегировал.
Для ребенка это просто и ясно. С другой стороны – это кажется использованием детей: вы отбираете у ребенка детство, зачем ему генеральская форма? Но это так кажется со стороны. Изнутри – это естественно и нормально. Какой мальчик не хочет быть похож на папу?
Так что здесь нельзя впадать в крайности, осуждать Беларусь или самого Лукашенко. Мы можем сравнивать. Для нас, Литвы, такой вариант бы не прошел. С другой стороны – для этой страны (Беларуси – DELFI), этого народа – это нормально.
- Получается, что своим поведением Александр Григорьевич, в принципе, всем подтверждает, что он диктатор...
 
- Я думаю, что это связано с тем, что диктатор однозначно должен понимать, что быть диктатором – плохо. Если мы посмотрим, откуда появилась демократия, то увидим, что в Древней Греции долгое время правили диктаторы, их называли тиранами. На одном из них они остановились и решили, что хватит с них тиранов, и создали народное собрание.
Выяснилось, что стало меньше непредсказуемости, но появилось больше бюрократизма, волокиты и интриг. Каждый считал себя умнее других, в связи с чем греки выгоняли на некоторое время за пределы полиса наиболее активных, наиболее выдающихся.
У диктатуры нет проблемы с выдающимися людьми. Решение принимается быстро. Никто ни за что не должен голосовать, а если и должен, то парламент в данном случае будет марионеточным. Возьмите Сталина. Вопрос стоять или не стоять какому-нибудь фонарю в Москве мог решить сам Сталин. Без проволочек.
Для определенных исторических эпох – диктатура лучше демократии. К примеру, в ситуации, когда тебя окружают враги, и когда ты живешь в сельской местности. В городских культурах, и когда ты дружишь с соседями диктаторы не нужны.
Но если вы живете в сельской местности, то вам нужно проделывать весь сельскохозяйственный цикл. Если вы будете решать эти вопросы демократически, то урожай у вас не взойдет. Здесь диктатура просто необходима.
Такая же ситуация, если вы живете во враждебном окружении.
- Лукашенко часто называют неадекватным человеком, демонизируют его...

- Диктатора при желании можно сделать больными и сказать, что он психопат. Если мы посмотрим на ситуацию, в которой он живет и вырос, то, возможно, для такой ситуации другой человек и не подойдет. Особенно, если считать, что Беларусь смотрит на мир враждебно, полагая, что ее окружают враги. В такой ситуации без диктатуры ничего не посеешь и не пожнешь.
- Интересно получается, что во многих странах, образовавшихся после распада СССР, у руля власти стоят люди с ярко выраженными склонностями к авторитарности. В том ли дело, что нет полноценной демократической культуры?

- Почему ее нет, ведь небо, деревья и земля есть и в Германии, и в России. Россия долгие годы пыталась ввести демократию. В Новгороде, в Пскове было самоуправление, вече. Когда Лжедмитрий шел на Москву, царя не было, и все решали собранием. Но появился Петр 1, появился флот, города, всем обрезали бороды. Однако в России все сваливалось в диктатуру.
- И люди, населяющие эти страны согласны с этим...
- Безусловно, в России есть достижения в демократии. Но проходит некоторое время и и начинают говорить о том, что вокруг нас – другие люди, мы – не часть мира. Мы – особое государство, и умом нас не понять. Поэтому мы окружены врагами, поэтому нам нужен батька. Подобные идеи распространены и в России.
Подобные настроения часто идут рядом с диктатурой. Что нужен не умный, гибкий, а именно сильный человек, железная рука. Даже в демократических странах, допустим в Британии. Когда резко обозначилась угроза победы социализма, начали бастовать шахтеры. И вдруг появляется Маргарет Тэтчер и железной рукой наводит порядок.
- Все-таки грубые методы подавления людей в наше время уже не всегда работают. Лукашенко нужно быть, судя по всему, хорошим психологом?

- Редко психолог может стать главой государства. Психологи – люди вторичные, они должны получить информацию, проанализировать ее. Для политики это слишком медленно. Такого политика будут считать острожным, нерешительным.
Можно заметить, что обычно, когда мы говорим о политике, то все эпитеты связаны с силой. Мы говорим – железная рука, сильный политик, волевой политик. Мы говорим – мягкий политик, тряпка, нерешительная политика Клемансо, которая развязала руки фашисткой агрессии...
Мы сами того не понимая, постоянно оцениваем политика по его силе, а не по уму. В силе очень много иррациональных факторов.
Политик работает своей волей и силой, похожестью на избирателя. Лысые избиратели в очках часто выбирают таких же, как они. Гитлера выбрали демократическим путем, потому что он был очень похож на большинство неудачных, разочарованных истеричных немцев. Сталин был простым. Ленина называли самым человечным из всех. То есть выбирают не самого умного, а похожего на нас, но покруче.
- У глав государств принято показываться на официальных мероприятиях, в ходе визитов со своими супругами. Александр Лукашенко наоборот, свою личную жизнь прячет в буквальном смысле за заборами. Писать и говорить об этом – табу для журналистов. Но при этом появляется внебрачный сын Коля...
- Большую роль играет то, что рядом с женщиной некоторые мужчины не чувствуют себя уверенно. Есть брать семью, то диктатором чаще всего становится жена. Большинство семей – семьи с явным матриархатом. И если вы с такой женой появляетесь на виду, то психологически вы не можете быть диктатором. С женой может появиться не мачо, а джентельмен, для которого женщина не представляет опасности.
 
Диктаторы инстинктивно стремятся быть мачо, стремятся исполнять желания избирателей, который ищет «крутого мужика». А крутой мужик нигде не может появиться с женой, иначе тогда он не будет крутым.
Поэтому уважаемый господин Лукашенко правильно делает, что никуда не ходит с женами в общественные места, потому что неизвестно что эти жены могут выкинуть.
- Возможно ли такое, что диктатор может резко изменить свое поведение, перестать быть им?
- К сожалению, личности такого плана склонны впадать в паранойю. Вместо того, чтобы критически осмыслить то, кем они являются, они начинают поиск врагов, которыми становятся постепенно все. Когда ты самый крутой – логично, что мало кому это нравится. Возникает опасения конкуренции.
У диктатора психология такова: я есть центр ситуации. У него всегда есть завистники, оппозиционеры. У каждого Цезаря есть свой Брут, иными словами. Поэтому в целях профилактики они начинают с врагами борьбу, и возникает опасность впасть в паранойю. Бывает варианты, когда человека косит болезнь, как было с Лениным. И он переосмысливает мир. Но это случается редко. Большая вероятность, что Лукашенко будет видеть вокруг себя врагов.
 
- Он кстати, приезжал в Литву, то есть в европейскую страну, тогда как он не посещал стран Запада порядка 10 лет...
- Замечательно. Чем дальше оттягивается начало паранойи, тем легче окружающим. Чем больше человек общается, тем слабее его подозрительность. В Беларуси тоже ведь происходят некоторые послабления.
 
 
07:49 18/09/2009




Loading...


загружаются комментарии