Подгол: Лукашенко провоцирует Запад на возобновление санкций

Как можно оценить  стиль и манеру поведения Александра Лукашенко во время  визита в Литву? Можно ли расценивать многие высказывания Лукашенко в Вильнюсе, как подготовку к избирательной президентской кампании? На эти и другие вопросы Радио "Свабода" ответили политолог Владимир Подгол и шеф-редактор газеты "Наша ніва" Андрей Дынько.

Радио "Свабода": Какой психологический портрет Лукашенко можно нарисовать, слушая его выступления и ответы на вопросы журналистов в Литве?
Подгол: Нужно брать три его выступления и ответы на вопросы. Первое - интервью литовским журналистам, которое по БТ шло с купюрами, а в Литве - целиком. А на следующий день был бенефис Лукашенко в Евросоюзе как оратора и оракула.
Психологически это выглядело так, что необычный интерес к диктатору, который приехал в демократическую Европу, вызывал у Лукашенко определенный эмоциональный подъем. Он завелся, плюнул на все ограничения и раскрылся. И тут пошло его хамство проявляться.
"Свабода": А как это выглядело для белорусского и литовского зрителя? 
Подгол: Нет единого белорусского зрителя, есть разные группы. Для "совков" он был свой, для интеллигенции - хам. А литовцам наплевать на Лукашенко - у них своих проблем хватает.
Дынько: Если оценивать то, что говорил Лукашенко с точки зрения культурных кодов интеллигенции или западного политического класса- то, что он говорит, ни в какие рамки не лезет. Если же оценивать эти выступления с точки зрения задач, которые перед собой ставил Лукашенко, то он в первую очередь стремился показать своим выборщикам, что он не изменился. Он стремился доказать, что он не прогибается перед Западом.
Сейчас у Лукашенко  тяжелый момент. Раньше он ориентировался на пророссийского избирателя, который ожидал укрепления интеграции на постсоветском пространстве, который ожидал усиления контроля над экономикой, зависимости от России, ликвидации белорусской культуры и так далее. Но теперь задача более сложная. Оказалось, что прежняя модель не срабатывает, экономика не обеспечивает даже трети от тех заработков, которые имеют литовцы. Надо что-то менять, но как это обосновать, чтобы не потерять поддержки?
Кроме того, новые  отношения с Евросоюзом дают соблазн  для определенной части чиновников - создать новую оппозицию. И чтобы накануне выборов не произошло нового раскола части аппарата, перехода в оппозицию, Лукашенко стремился показать себя хозяином ситуации, полновластным властелином и показать, что никакие новые отношения с Евросоюзом не уменьшат его полновластия тут.
"Свабода": Лукашенко как бы говорит - "я меняться не собираюсь, любите меня такого, какой есть, все ваши требования для меня ничего не значат". Именно так можно прочитать вильнюсский мессидж руководителя Беларуси. Но насколько это соответствует реальности? Или это пиар, игра на публику, или это сущность сегодняшней политики?
Дынько: Это в первую очередь игра на публику. Вообще, на Западе таких политиков-комедиантов не уважают. Если политик начинает делать одно, говорить другое - это не принимается. У него спрашивают, где Гончар, где Красовский - он передергивает: "как вы сказали, Красовский или Красуцкий?" - мол, не знаю такого. На Западе это был бы крест на карьере политика. Политическая же культура белорусов это прощает. Так что в Вильнюсе был очередной сеанс политической пропаганды.
Свабода: Может, некоторые ответы Лукашенко на неудобные вопросы можно расценить как проявление его раздражительности, проявление того, что он не знал, как нормально отвечать на эти вопросы, и потому переходил на конфликтный тон?
Подгол: Лукашенко использовал домашние заготовки по похищенным, по демократии. Если бы это был диспут, то каждому вопросу нужно час посвятить. А так Лукашенко знал, что этого не будет. Вопрос задали, и дальше можно давать ответ, зная, что диспута не будет. Ответы были демагогические, и он удачно выкручивался. Большинство в Беларуси не знает, кто такие Гончар и Захаренко.
Но более существенно  то, что Лукашенко пошел на очень  предусмотрительную провокацию. Он провоцирует  Запад, чтобы они возобновили  санкции. Тогда на президентских выборах пропаганда свалит все на Запад. "Они начали кризис, и когда нам стало очень тяжело, они еще и санкции ввели". Пропаганда же не будет говорить, что это политические, визовые санкции. Все будут валить на экономику, что они нам экономическую блокаду устраивают.
И тут во время его  выступлений совпало все. Тут  и его натура выявилась, архетипы поперли, плюс осознанная стратегия на провокацию Запада на возобновление санкций. Вали все на Запад - и побеждай на выборах на деньги МВФ!
Свабода: Владимир, но эта версия не совсем совпадает с политикой Минска последнего времени, с теми реальными шагами, которые Лукашенко делал навстречу Западу.
Подгол: Конечно, не совпадает. Вы не забывайтесь, что есть Москва, что был разговор с Медведевым. И в ближайшие дни Медведев прилетит сюда. Мы не знаем, что российский президент пообещал Лукашенко - но что-то пообещал!
Когда было интервью литовским журналистам, полную версию которого показывали по литовскому телевидению, то Лукашенко там раскрыл ряд карт. Он поведал о газовой войне, молочной войне и о том, чем они закончились. И там между строк прослеживалось, что Москва признала свой проигрыш и что-то пообещала Лукашенко. Поэтому Россия сейчас готова и продукты белорусские забирать, и дешевый газ опять давать - какой-то сигнал от Кремля пошел. Поэтому Лукашенко сейчас и провоцирует Запад.
Свабода: Андрей, как вы относитесь к этой версии Владимира Подгола? В ее пользу можно действительно отметить, что за последние недели в белорусско-российских отношениях что-то меняется.
Дынько: По-моему, Владимир ошибается. Дело в том, что Запад оценивает реальные шаги, а не слова. Им приходилось иметь дело с всякими диктаторами, поэтому им важнее, что человек делает, а не что говорит. Поэтому не важно, что Хосни Мубарак на словах осуждает сионизм - важно то, что он выступает за мир с Израилем. И пока он это делает, его будут поддерживать как президента Египта.
То же самое в  отношении к Лукашенко. Американская и европейская дипломатия намного внимательнее следит за ценами на калийные соли и за тем, как идут переговоры на этом рынке с Китаем и Индией. Это существенно, так как позволяет оценить реальную потребность Беларуси в деньгах. А она очень большая, и у России нет столько денег, чтобы финансировать Беларусь.
Поэтому что бы там  Лукашенко ни говорил на публику  для своего электората, в реальности он будет просить деньги у Запада".
Подгол: Что думает Запад, я знаю. Но я говорю о реакции Лукашенко на Запад. Лукашенко резко изменился после последней встречи с Медведевым. Лукашенко опять издевался с требований Евросоюза, он заявил - это же изменение конституционного строя, мы на это никогда не пойдем! И он это не только говорит, он это делает. Он не поменял избирательное законодательство, и это уже невозможно сделать к выборам. Ну, так где тут слова, а где дела?
Это идеальная идеологическая платформа для победы Лукашенко на президентских выборах. И он хочет, чтобы Запад ввел санкции, и он провоцирует, и будет это делать!
09:27 18/09/2009




Loading...


загружаются комментарии