Генерал Усхопчик – предшественник ГКЧП?

Генерал-лейтенанта Усхопчика, ныне проживающего в Беларуси, в Литве обвиняют не только в «умышленных убийствах», но и в участии в «антигосударственных организациях». То есть - в подготовке государственного переворота. Причем литовские правоохранительные органы расследуют события, происходившие с марта 1990-го по август 1991-го – до фактического распада СССР и до августовского путча в Москве.

Генерал Усхопчик – предшественник ГКЧП?
 
Генеральная прокуратура Литвы предпринимает очередную попытку получить для совершения правосудия генерал-лейтенанта Владимира Усхопчика. Как заявил 17 сентября генпрокурор Альгимантас Валантинас, соответствующие документы переданы белорусской стороне для оценки отобранных доказательств совершенных в Литве преступлений, ознакомления с ними подозреваемых, предварительного их допроса правоохранительными органами Беларуси и последующего решения о выдачи в Литву для участия в следственном процессе.
 
Активность литовской прокуратуры стимулировал президент Лукашенко, когда 16 сентября в ходе визита в Вильнюс, отвечая на вопрос об Усхопчике, пояснил: "Такой вопрос нельзя игнорировать. Если литовской прокуратуре потребуется информация, мы ответим. … Если есть претензии к тем, кто живет у нас, то есть международные правила, в соответствии с которыми вы можете предъявлять претензии".
 
18 сентября в интервью радио «Свабода» В.Усхопчик заявил: «Я не чувствую за собой вины… Эти слова, эти обращения  и остальное  - это ни о чем не говорит. Конечно, во время поездки президента журналисты подняли этот вопрос, но так всегда было. Поэтому моя позиция остается прежней».
 
Действительно, так было всегда – литовцы с 1992 года поднимали «тему Усхопчика», белорусы – аккуратно ее отклоняли.
 
И позиция Усхопчика остается «прежней», какой он сформулировал ее 3 июня 1992 года, когда в Бресте состоялся единственный допрос Усхопчика белорусским следователем по «литовскому делу». Как свидетель (уголовное дело в Литве против него возбудят позже) он рассказал: "На поставленные мне вопросы о событиях, имевших место в г.Вильнюсе в период с 7 по 13 января 1991 года и последующие дни, в настоящее время я отвечать отказываюсь, т.к. ранее по всем этим фактам проводилось расследование Генеральной прокуратурой Союза ССР, в ходе которого я уже давал показания… Действия вооруженных сил всегда были продолжением политики определенных политических структур в ответ на реакцию таких же структур, им противостоящих. В связи с этим я считаю, что за имевшие место в период с 7 по 13 января 1991 года и последующие дни события в Вильнюсе и их последствия должны нести ответственность представители политических структур, а не армия, которая исполняла приказы".
 
Почему же Усхопчика обвиняют в подготовке госпереворота, да еще в пору существования СССР?
 
В этой связи уместно вспомнить, что 11 марта 1990 года литовский парламент принял "Акт независимости" и объявил о выходе из СССР. Однако фактического выхода тогда не состоялось, в Литве продолжали действовать партийные и советские органы, дислоцировались части советской армии. Естественно, не признали это решение и в Москве. В Литве складывалось взрывоопасное двоевластие: с одной стороны – парламент и правительство, сформированные сторонниками движения за независимость «Саюдис», с другой – партийно-советская «вертикаль» и армия, подчинявшиеся союзной Москве. Часть ведомств начала делиться по политическому признаку: появились две прокуратуры, два ведомства госбезопасности, раскололись органы внутренних дел. Какая власть была «законнее»? Конечно, та, что в итоге победила. После чего – с сентября 1991 года - и появились основания считать действия оппонентов «антигосударственными». По этой логике «государственным преступником» оказался и Усхопчик, выполнявший в 1990-91 гг. приказы советских властей.
 
Однако наиболее резонансным считается участие Усхопчика в событиях начала января 1991 года. На тот момент генерал Усхопчик являлся командиром 107-й мотострелковой дивизии и начальником Вильнюсского гарнизона.
 
Напомним, как развивались события. 7 января 1991 года правительство Литвы объявило о значительном повышении цен, что вызвало стихийную волну гражданского протеста. У здания Верховного совета собрались тысячи митингующих. Требования разные: одни - за отставку правительства и возвращение прежних цен, другие - сторонники "Саюдиса" - за "Свободу Литве!". 10 января президент СССР Михаил Горбачев, обеспокоенный «массовыми беспорядками», обратился к Верховному Совету Литвы с требованием восстановить действие Конституции СССР на территории республики, так как "ситуация заходит в тупик". В это же время в Вильнюс направляются специальные группы КГБ (в том числе «Альфа»), вводится Псковская воздушно-десантная дивизия. 10 января в Вильнюсе состоялось армейское совещание с участием замминистра обороны СССР Ачалова, на котором обсуждались возможные действия военных.
 
11 января, член Бюро КПЛ Ермалавичюс объявил о создании Комитета национального спасения. 12 января в 23.00 комитет постановил взять под контроль телерадиопередающий центр. Вильнюсские телевизионщики в прямом эфире обращаются к гражданам с призывом придти на защиту телецентра. Все происходящее снимают многочисленные телекамеры – и литовские, и зарубежные (в дальнейшем это послужит весомой доказательной базой для следствия).
 
В ночь на 13 января погибли 13 мирных граждан, десятки были ранены. Погиб и один из бойцов спецподразделения КГБ СССР «Альфа».
 
В приказе от 15 января начальника Вильнюсского гарнизона Владимира Усхопчика говорится: "Ночью 13 января 1991 года экстремистами были спровоцированы драки в районе телецентра. Более того, боевики применили против военнослужащих огнестрельное оружие, газ, металлические пики и другие предметы. По военнослужащим и толпе велся огонь из ближайших к телецентру домов. Личный состав воинских подразделений не имел боевых патронов и снарядов, им были выданы холостые выстрелы… Подразделения гарнизона, поддерживая рабочие дружины, действовали правильно, уверенно, заслуживают полного одобрения и поддержаны прогрессивными силами народа".
 
Однако параллельно с Генпрокуратурой СССР литовские власти начали собственное расследование, которое факты о "вооруженных боевиках" не подтвердило. Вероятно, не ожидая от продолжения следственных действий ничего для себя хорошего, Усхопчик летом 1991 года, еще до окончательного распада Советского Союза, перевелся в Белоруссию, командиром 50-й мотострелковой дивизии в Бресте. С 1992-го по 2000 год командовал 5-м гвардейским корпусом в Бобруйске. В мае 2000 года был назначен замминистра обороны Беларуси. Кстати, после перевода Усхопчика на этот высокий пост литовский МИД вручил послу Беларуси Гаркуну ноту, в которой отмечалось, что назначение Владимира Усхопчика заместителем министра обороны Беларуси "не соответствует духу добрососедства и может иметь негативные последствия для двусторонних отношений".
 
26 февраля 2001 года прокуратура Литвы объявила Усхопчика в международный розыск, который было поручено вести департаменту полиции при МВД, отделу розыска криминальной полиции и Национальному бюро Интерпола Литвы.
 
Из постановления о розыске: "С 11 марта 1990 года по 23 августа 1991 года в городах и районах Литвы обвиняемый Усхопчик Владимир Никитович, действуя в группе заранее договорившихся лиц, пытаясь силой свергнуть законно избранную власть Литвы, создавал и активно участвовал в деятельности антигосударственных организаций. Используя войска бывшего СССР, захватывал госучреждения и предприятия, препятствуя их нормальной работе, участвовал в убийствах жителей Литвы и нанесении им телесных повреждений, похищал оружие, осуществлял разбой, имея целью захватить государственное и общественное имущество.
 
17 ноября 1994 года принято решение о привлечении Усхопчика к уголовной ответственности по статьям Уголовного кодекса: ст. 105 "Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах"; ст. 111-2 "Нанесение тяжких телесных повреждений"; ст. 234 "Прим", часть 3 "Вооруженное похищение огнестрельного оружия"; ст. 92-2 "Хищение государственного имущества"; ст. 67 "Вредительство"; ст. 70 "Создание и участие в деятельности антигосударственных организаций".
 
Естественно, никаких розыскных действий не проводилось. Усхопчик, находясь в Беларуси, ни от кого не скрывался. И имел все основания полагать, что после 1994 года, когда к власти пришел Александр Лукашенко, литовцам его не выдадут.
 
Такая уверенность основывалась, во-первых, на том, что по делу «о попытке госпереворота» прокуратура Литвы разыскивала более 50 человек. Большинство из них проживали в России, которая ни при каких условиях на выдачу не пошла бы. Не удивительно, ведь в списке «подозреваемых» в разное время находились такие фамилии: командующий в те годы Сухопутными войсками СССР генерал армии В.Варенников, последний министр обороны СССР маршал Д.Язов, бывший председатель КГБ генерал армии В.Крючков, командующий воздушно-десантными войсками генерал-полковник В.Ачалов, его тогдашний заместитель генерал-полковник О.Пикаускас, последний командующий Прибалтийским военным округом генерал-полковник Ф.Кузьмин, бывший секретарь ЦК КПСС О.Шенин. Союзник России Лукашенко не посмел бы создать неприятный прецедент, выдав Усхопчика.
 
Во-вторых, Лукашенко вполне определенно обозначил свою позицию по «литовскому делу» еще до избрания президентом.
 
15 января 1994 года в Минске сотрудниками литовской прокуратуры были арестованы бывший первый секретарь ЦК Компартии Литвы Миколас Бурокявичюс и заведующий идеологическим отделом ЦК Юозас Ермалавичюс. Им, как организаторам "Комитета национального спасения Литвы", было предъявлено обвинение в «заговоре с целью насильственного захвата власти и преднамеренном убийстве при отягчающих вину обстоятельствах людей при штурме вильнюсской телебашни».
 
20 января на сессии Верховного Совета РБ депутат Александр Лукашенко обратился к премьер-министру Вячеславу Кебичу с запросом: кто санкционировал арест на территории суверенной Беларуси? Возникла скандальная ситуация.
 
Сессия парламента на закрытом заседании заслушала тогдашнего министра внутренних дел Егорова, председателя КГБ Ширковского и генпрокурора Шолодонова. Министр Егоров тогда заявил, что получил от генпрокурора Шолодонова устное согласие на арест Бурокявичюса и Ермалавичюса. В итоге министра внутренних дел Владимира Егорова и председателя КГБ Эдуарда Ширковского отправили в отставку.
 
"Когда Белоруссия выдала двух деятелей компартии, мы рассчитывали продолжить сотрудничество, — признался после прокурор одного из отделов генпрокуратуры Литвы Кястутис Бетингис, в 1994-м возглавлявший минскую «группу захвата». — Получили принципиальное согласие, что Усхопчик будет выдан Литве. Но когда разразился скандал в связи с передачей Бурокявичюса и Ермалавичюса, связи прервались".
 
Возобновятся ли «связи» сегодня? Несмотря на обнадежившие литовцев заявления Лукашенко в Вильнюсе, очень сомнительно. И дело не только в заслугах перед Родиной белорусского генерала Усхопчика, к которому у президента «нет претензий». Зачем создавать лишний прецедент, по которому когда-нибудь могут потребовать собственной выдачи?
12:44 19/09/2009




Loading...


загружаются комментарии