Вильнюс после Лукашенко

Как и ожидалось, появление Александра Лукашенко в столице одной из стран Евросоюза получило довольно заметный резонанс в разных СМИ. И если белорусский агитпроп преподнес визит руководителя Беларуси в Вильнюс не иначе как триумф его политики, то оппозиционные Интернет-ресурсы и пара газет лишь дополняли некоторые детали его поведения и высказываний.

А литовские телезрители, которых очень интересовала личность белорусского гостя, могли сопоставить, например, глядя интервью Лукашенко по литовскому ТВ и итоговую пресс-конференцию с тем, что показывало белорусское телевидение. Благо, такая техническая возможность у них имелась.
При этом, одни воспринимали разудалую раскрепощенность высокого гостя из Минска с улыбками, другие – с грустью и смущением. Ведь даже в советской Литве как-то не было принято среди чиновников тыкать друг другу. А тут, слушая рассказ от первого лица о прошедшей встрече двух президентов, только так и воспринималось.
Едва скрываемая растерянность литовских чиновников наблюдалась и когда стало известно, что белорусский президент намерен не только лично познакомиться с литовским, но и показать своего младшего сына Николая.
Правда, на этот раз ребенок не сидел на коленях у своего папы во время беседы в резиденции президента. Должно быть, рамки литовского гостеприимства оказались более четкими, нежели восточного. Как известно, Лукашенко с младшим сыном ездил в некоторые другие страны и с более высоким статусом своего визита. Но отсутствие рядом сына внешне никак не повлияло на настроение Лукашенко.
Буквально все, с кем приходилось разговаривать, признавали харизму Лукашенко, которой сегодня так недостает литовским политикам. При сложной социально-экономической ситуации в стране, вызванной мировым кризисом, появление живьем такого иностранного харизматика может сильно возбудить местный электорат. Особенно, когда вспоминаешь, что первую свою предвыборную кампанию в 1994 году он начал с поляков и литовцев в приграничье, которые, по словам Лукашенко, его теперь благодарят.
Белорусский гость также смог своим визитом, в определенной степени, снизить интерес к очередному событию на литовском политическом Олимпе – отставке спикера Сейма, которой предшествовали бурные дебаты парламентариев и в СМИ. В своей Беларуси Лукашенко это делает лично и без публичных с кем-либо дискуссий. О политической оппозиции в таких случаях и речи не идет.
Правда, в связи с нынешним визитом Лукашенко в Вильнюс не наблюдалась и в Литве политической оппозиции, которой в стране сегодня нет. Такое признание пришлось услышать от профессора Раймундаса Лопаты. Он не исключил вероятности, что в Литве может усилиться влияние президентского центра власти. Конечно, в рамках действующей Конституции Литовской Республики. При возникшей монопартийности в других центрах власти – парламенте и правительстве, где доминируют консерваторы, такой прогноз профессора представляется реальным.
По мнению наблюдателей, приезд в Вильнюс Лукашенко как раз и стал демонстрацией влияния во внешней политике страны МИДа и Президентского дворца. Похоже, министра В.Ушацкаса выставили вперед в этой проблеме, дабы затем списать на него все возможные неудачи. Стоит напомнить, что президент чуть ли не сразу после своей инаугурации высказывала намерения произвести существенные кадровые перестановки в правительстве, которые могут затронуть и руководство МИДа Литвы. Одним из возможных преемников Вигаудаса Ушацкаса называют главу парламентского комитета по международным делам консерватора Аудронюса Ажубалиса, который вряд ли будет таким же комфортным собеседником главы МИДа Беларуси Сергея Мартынова.
Очевидно, что приглашением (так и оставшимся неизвестным от кого конкретно) Лукашенко в Вильнюс и реальными итогами визита на кон были поставлены дальнейшая карьера министра иностранных дел Литвы и его дальнейшие совместные с белорусским коллегой туристические путешествия по историческим местам Великого Княжества Литовского в развитии нынешнего «Восточного партнерства».
Судя по ожидаемым кадровым изменениям в Брюсселе, энтузиасты диалога с режимом Лукашенко, которыми считают Хавьера Солану и Бениту Феррера-Вальднер, скоро должны покинуть свои кресла. На должность нового координатора внешней политики Евросоюза прочат министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта. Именно во время нынешнего председательства Швеции в ЕС должны быть подведены итоги так называемого диалога Брюсселя с Минском.
Безусловно, при этом учтут и заявления Лукашенко, сделанные в Вильнюсе. Выступая там, Лукашенко заявил, что все попытки его «наклонить» бесперспективны. То есть, известные условия ЕС по нормализации отношений с Беларусью для ее руководителя по-прежнему остаются неактуальными. Как и отсутствие необходимости в каких-то посредниках и адвокатах в диалоге с ЕС. Примечательно, что «с глазу на глаз», без переводчиков, общались не только главы МИДов двух стран, но и государств. Президент Литвы, чуть ли не единственная среди своих коллег в ЕС, может говорить с Лукашенко на понятном ему, русском языке.
А руководителю литовской делегации в ПАСЕ Эмануэлису Зингерису остается лишь констатировать, что в политических кругах осознают всю ответственность Литвы, которую она взяла на себя после приезда Лукашенко в Вильнюс. А в Страсбурге, отметил парламентарий, литовская делегация будет голосовать в ПАСЕ против возвращения Беларуси статуса спецприглашенного. Ведь существенных изменений в Беларуси так и не произошло.
После прошедшего Литовско-белорусского экономического форума, куда собственно и был приглашен президент Беларуси, стало более чем очевидно, кто сегодня реально правит в Литве. К ставшим уже обыденным рассуждениям о роли в жизни, политике дальних, приближенных к власти олигархов в России, Украине вполне можно добавить и Литву.
Громкое заявление, которое сделал на этом форуме литовский олигарх Владимир Романов, признавшийся, что предпочитает демократии диктатуру лукашенковского типа, может служить ярким доказательством наличия в политике эффективного лобби крупного литовского бизнеса. Апологеты моральной политики, некоторые из которых надеялись, что увидят хоть цветы от Лукашенко, прошедшего через границу буквально рядом с крестами мемориала Медининкай, после таких откровений олигарха просто отдыхают.
Именного благодаря аппетитам литовских, иных бизнесменов на белорусском рынке, а не европейским ценностям и рассчитывает продолжить бесконечно свое правление Лукашенко.
Так что еще, кроме признания роли бизнес-структур в политике Литвы, может стать следствием приезда Лукашенко в Вильнюс?
Ну, к примеру, вопреки надеждам, какими-то причудливыми продолжают оставаться визовые вопросы для граждан двух стран. Когда Лукашенко публично и ярко в своем выступлении на бизнес-форуме заботился о непомерной для белорусских граждан стоимости виз в 60 евро, почему-то никто его не дополнил стоимостью белорусских виз для граждан Литвы, среди которых немало белорусов. А они более чем в два раза дороже литовских.
И еще. Зачем было включать в повестку дня соглашение об упрощенном передвижении в приграничной зоне, если белорусская сторона была к этому не готова? Создалось такое ощущение, что кто-то кому-то мог что-то пообещать и в последний момент передумать. Если такие предположения окажутся справедливыми, то и перспективы других двусторонних договоренностей, проектов могут стать не такими уж радужными, как об этом в мажорном настроении рассказывали многие участники бизнес-форума.
Кстати, отмечали и неконкретность необходимой для сотрудничества и инвестиций информации, которая содержалась в большей части всех докладов белорусских гостей. А по поводу раздуваемой темы о конкуренции между портами Клайпеда и Вентспилс за белорусский экспорт из одного очень компетентного источника пришлось услышать скептическую оценку будущих успехов в этом деле литовской стороны. При этом, в основе такой оценки были названы некие, малоизвестные широкой публике, интересы железнодорожного лобби.
Если вспомнить, что сегодня Российской железной дорогой руководит один чекист-менеджер, а другой, вице-премьер Сергей Иванов, делает заявления о намерениях Москвы отказаться от балтийских портов в пользу питерских, то роль суверенной белорусской железной дороги в балтийском направлении трудно будет переоценить. Клайпедские амбиции по привлечению в свою пользу белорусских партнеров могут натолкнуться на непреодолимое препятствие уже накатанной схемы получения сверхприбылей от использования Вентспилского порта. Так что обещания в пользу Клайпедского порта с белорусской стороны могут стать таким же «холодным душем» для литовцев, каким для поляков стало поведение американцев с ПРО.
Казалось бы, эти проекты по своему значению в мировой политике несопоставимы. Но в любой политике нельзя полностью исключать, как приятные, так и неприятные сюрпризы, которые могут преподносить друг другу ее акторы. В контексте белорусско-литовских отношений, неожиданности могут быть не только в транзитной, но и энергетической, других сферах безопасности. Так что перспективы у евросоюзного «Восточного партнерства» с независимой Беларусью представляются безбрежными.
 
14:01 21/09/2009




Loading...


загружаются комментарии