Черт-те что и сбоку батька

Под таким заголовком опубликовал свой комментарий в журнале «Русский Newsweek» журналист Михаил Зыгарь.

... Александр Лукашенко - человек удивительной последовательности. Если выстроить его заявления в одну цепочку, то они могут напомнить мультсериал «Южный парк». А именно судьбу его героя по имени Кенни, который умудряется умирать в каждой серии, но уже в следующей появляется целым и невредимым.
Только Александр Лукашенко может себе позволить регулярно сравнивать Владимира Путина со Сталиным и Гитлером (за намерение «расчленить Беларусь») и потом как ни в чем не бывало встречаться с ним и говорить о нерушимой дружбе. Он в разгар «молочной войны» демонстративно игнорирует саммит ОДКБ в Москве - и уже через месяц приезжает отдыхать в Сочи, добиваясь встречи с Дмитрием Медведевым.
Свежее заявление Лукашенко, что в октябре парламент Белоруссии может признать Абхазию и Южную Осетию, - из этой серии. Он обещал это и год назад. Важно, что на этот раз свое сенсационное заявление он сделал не в Москве, как Уго Чавес, а в Литве. Для него это был первый долгожданный официальный выезд в Европу за последние десять лет. И то, что Лукашенко неожиданно заговорил о бывших грузинских республиках, конечно, означает, что адресатом этого послания является не Кремль, а Евросоюз. Лукашенко дразнит европейцев, намекая, что пора бы им дать Белоруссии те деньги, которых она не может дождаться от России.
В Кремле заявление Лукашенко было воспринято с удивлением. Такой перемены в нем никто не ждал. Денег давать ему вроде бы не собираются. Признавать Абхазию и Южную Осетию его, в общем-то, и не просят. И не обижены на то, что он тянет с признанием уже год. То есть обижены, но совсем не на это - у конфликтов между Москвой и Минском слишком долгая история, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
В Кремле и в правительстве говорят, что у Лукашенко «комплекс Мао» и в этом причина постоянного напряжения между Москвой и Минском. Якобы Мао Цзэдун был готов считать Сталина «старшим братом», но после его смерти решил, что настал его черед быть лидером мирового коммунистического движения, и приревновал к Хрущеву. Лукашенко наверняка тоже трудно было смириться с тем, что после Бориса Ельцина во главе России оказался Владимир Путин, а не он сам. Когда план переехать в Кремль провалился, проект единого государства потерял для Лукашенко всякую привлекательность.
Но если смотреть из Минска, картина выглядит иначе. Все поступки Лукашенко можно объяснить банальным страхом, что Кремль заберет у него власть. Только с одним иностранным лидером он позволил себе отношения по модели «я - младший брат, ты - старший» - с Уго Чавесом. Венесуэла так далеко, что от нее не может исходить политическая угроза. И эта схема принесла Лукашенко немало дивидендов - торговый баланс между Минском и Каракасом во много раз превосходит торговлю между Россией и Венесуэлой.
Был у Лукашенко план по захвату власти в России или нет, сейчас роли уже не играет. Отношение к нему в Москве изначально складывалось с учетом этих подозрений.
В Москве у белорусского лидера даже есть личный враг - это Сергей Приходько, помощник президента по внешней политике. Самый громкий скандал между ними разразился в октябре 2003 года. Тогда российские информагентства процитировали неназванный источник в Кремле, который говорил, что строительство Союзного государства находится в «патовой ситуации» и в этом виновен Александр Лукашенко. Тот немедленно заявил на пресс-конференции, что, «может, и негоже президенту на этот счет высказываться», но он знает, что этот анонимный источник - Сергей Приходько. «А режиссер - [глава администрации президента Александр] Волошин», - добавил он.
Лукашенко не случайно был так резок. Он знал, что Волошин со дня на день уйдет в отставку, и рассчитывал, что Приходько тоже уйдет. И тогда ему достанутся лавры победителя «кремлевских вредителей». Но Приходько остался и до сих пор является основным творцом российской внешней политики - по крайней мере, на белорусском направлении. А в государственных белорусских СМИ то и дело появляется некий «господин П», главный враг Минска.
Публичных выпадов в адрес Приходько белорусский лидер больше себе не позволял. Зато переходил на личности, выдвигая обвинения в адрес Алексея Кудрина или даже Владимира Путина. Перед телекамерами. Такого, в общем, не прощают.
В Кремле, судя по всему, не верят, что белорусский парламент признает независимость Абхазии и Южной Осетии. Ни в октябре, ни в апреле. Но это не помешает Александру Лукашенко по-прежнему приезжать в Москву и в Сочи. Его визиты будут перемежаться увлекательными молочно-газовыми войнами. Одно только обидно - что это все не мультфильм.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
07:26 23/09/2009




Loading...


загружаются комментарии