Власть, деньги, СМИ

В чем суть претензий А.Лукашенко к России?

Власть, деньги, СМИ
Глава белорусского государства за последние дни проявил поразительную активность. В чем причина очередного обострения российско – белорусских отношений? Стоит обратить внимание на теорию вопроса.
 
«Власть, деньги, СМИ» – базовая политическая формула власти А. Лукашенко. В зависимости от ситуации, приоритеты меняются, но их суть сохраняется: деньги и монополия на информацию обеспечивают власть, власть в свою очередь открывает возможность к получению денег и обеспечивает монополию на информацию. СМИ прикрывают доступ к деньгам, частично их «отстирывают», чем частично легитимизируют монополию А. Лукашенко на власть.
 
Учитывая то, что Беларусь не только не является самостоятельным субъектом мировой экономики влияние российского рынка, российских поставок сырья, полуфабрикатов, товаров, финансовой поддержки республики колоссальное. Объективно говоря, белорусскую экономику невозможно рассматривать вне российской экономики, так как 70% экспорта республики в иные, кроме России, страны, включая, прежде всего ЕС, зависит импорта из России, причем импорта по заниженным ценам и на привилегированных условиях. Впрочем, не стоит забывать и политическое влияние, учитывая, что РБ не является субъектом мировой политики – т.е. не в силах формировать и отставать собственный политический тренд на мировой арене, не является членом G8 и «двадцатки», не присутствует или присутствует исключительно формально в деятельности основных международных экономических и политических организаций, не является постоянным членом СБ ООН. В этой ситуации для политической жизни Беларуси сохраняет свою значимость главная электоральная формула: «У власти в Минске может быть только тот человек, который способен решать проблемы республики в Москве». Или хотя бы демонстрировать, что он может эти проблемы решать, внушать электорату, политическому классу, белорусским протоэлитам, что он «контролирует» российское руководство, в силах продавить свою волю в Кремле, вынудить российские власти исполнять его желания и даже поручения.
 
Если А. Лукашенко с данными функциями не справляется, то он автоматически лишается денег, следом монополии на информацию, а потом и на власть, что в преддверии четвертого избрания на пост президента делается вне зависимости от его желаний. Выборы – это уже политическое расписание.
 
Естественно, с годами все постепенно выродилось. Каждый новый президентский срок страдает все меньшей легитимностью. Это объективный процесс. Кроме того, от реального политического влияния на Кремль, что было характерно для середины 90-х гг., осталась горечь предательства на фоне бесконечной череды скандалов и публичных истерик, судорожных попыток объяснить и доказать всем и каждому, что лично он, белорусский президент, как раз не причем, он со всей душой, а вот коварное московское руководство его подвело, а также обмануло, не оплатило, не поставило, не профинансировало, не прокредитовало, не отдала должное его авторитету, не проявило должного уважения белорусскому народу, а в его лице лично ему (нужное подчеркнуть). И это без перерыва последние пятнадцать лет – я, мне, да без меня, снова я (первый предупреждал, первый сказал, Обаме присудили Нобелевскую премию мира, а почему не мне), мне, мне и еще раз мне. Дальше клиника и сфера, не подчиняющаяся политической аналитике, с чем и поздравляем главу белорусского государства... В конце концов, этот местечковый балаганчик надоел Москве до изнеможения. А. Лукашенко все стремительнее приближается к стадии невъездного в столицу Российской Федерации.
 
Формат состоявшейся на прошлой неделе встречи премьеров России и Беларуси как раз и продемонстрировал неумолимое вхождение А. Лукашенко в стадию неуправляемой стихии, своего рода политического «детства»: сидят за столом взрослые дяди, говорят о делах, а тут прибегает некое малое, еще пока лысое, крикливое и скандальное, необразованное и невоспитанное, начинает тягать со стола конфеты, дергать взрослых людей за полы пиджаков, пытается крича и размахивая ручками втиснуться за общий стол: «Что же вы внимание на меня не обращаете!»… Дяди с умными и все понимающими лицами переглядываются, усмехаются, одаривают юную неадекватность конфеткой или пряником («лишь бы не рыдало – не приставало»), и продолжают собственный разговор о былом, настоящем и будущем. А нечто неповторимое и истеричное удаляется с чувством собственного достоинства и уверенностью в своей исключительности. Оно не знает, что в следующий раз его просто не пустят на порог… Но это уже будет другая история…
 
Основные и вполне понятные причины эмоциональных высказываний белорусского президента находятся на поверхности:
 
- Посредством скандальных заявлений в адрес российского руководства А. Лукашенко уходит от ответственности за сложное социально – экономическое положение республики. Вину за провальный экономический курс он целиком возлагает на внешнюю силу – Россию и персонально В. Путина. Это традиционная тактика, но в своей основе она порочна для ее автора – А. Лукашенко публично признается в своей политической несостоятельности в Кремле, т.е. он бесполезен для республики. Он жалуется, что не справляется;
 
- Белорусский президент фактически вступил в избирательную кампанию. Демонстрация политического потенциала, в состав которого входит возможность критиковать и безнаказанно оскорблять лидеров России – члена «восьмерки», ядерной державы, постоянного представителя Совета Безопасности и основного спонсора белорусской независимости и суверенитета, должно показать белорусскому электорату международный вес и возможности А. Лукашенко. В данном случае обращает на себя активное использование белорусскими СМИ одного из титулов белорусского президента: Председатель Высшего Госсовета Союзного Государства, что подразумевает некое право А. Лукашенко на жесткую критику в адрес вроде как «подчиненного» ему премьера России;
 
- А. Лукашенко в избытке снабжен различного рода спекулятивной и конспирологической информацией о сути взаимоотношений в Кремле. Видимо А. Лукашенко активно подкармливают разнородной и далеко не всегда верной информацией о раздорах и кризисах в отношениях между Д. Медведевым и В. Путиным. В частности, обращает на себя оговорка А. Лукашенко в отношении сотрудничества между Россией и Беларусью в военной области – «Только с приходом Медведева военное дело сдвинулось с «мертвой точки». На фоне явного преувеличенного восприятия своей значимости на российском политическом поле, белорусский президент решил выступить в авангарде антипутинских сил, рассчитывая на благожелательный отклик в среде российского истэблишмента. А. Лукашенко старается сделать белорусскую тему эпицентром политической борьбы в самой России, превратить белорусскую политику российского руководства в предмет политических баталий партий, фракций в ГосДуме и т.д. Он рассчитывает на появление в РФ массовой пробелорусской и антипутинской «колонны», которая перевела бы российско – белорусские отношения во внутрироссийский политический формат. В этом случае, по возможной версии белорусского руководства, можно было бы рассчитывать на успех – Кремль, встретив на российском политическом поле противодействие антипутинских сил, был бы вынужден отступить от мер по выравниванию отношений с Минском. Повторим, что это только версия, так как за такую интригу не берутся политические силы, для которых российское политическое поле – дом родной. Что уж говорить о соседнем политическом режиме, лидер которого давно является в России объектом для анекдотов и шуток юмористов с телеэкрана;
 
- А. Лукашенко должен себя позиционировать перед Западом, как единственный политический лидер на постсоветском пространстве, который может безнаказанно унижать Россию и российское руководство, т.е. делать то, что, в принципе, не позволяет себе на планете ни один глава государства. В этом официальному Минску видится особая востребованость А. Лукашенко на Западе, как инструменту давления на Москву, против которого у российского руководства нет защиты. В итоге, в сознание лидеров ЕС закладывается понимание об уникальности А. Лукашенко и его незаменимости, что особенно важно в преддверии новой президентской кампании;
 
- А. Лукашенко болезненно переживает низкий международный рейтинг своей республики, отсутствие международного авторитета и реального самостоятельного позиционирования на международной арене. В данном случае он использует традиционную лимитрофную тактику «заявить о себе», к которой периодически прибегают правящие круги стран Прибалтики, Польши, Грузии. Украины и т.д. Цель подобного рода заявлений – оказаться в ленте мировых новостей, что должно привлечь внимание мировых держав к республике и ее президенту. По сути, А. Лукашенко проводит рекламную кампанию.
 
Все вышеперечисленные факторы, видимо играют свою роль в очередном обострении российско – белорусских отношений, но они не раскрывают суть конкретного сегодняшнего скандала. Понятен вопрос о власти (выборы), понятна информационная составляющая. Остаются деньги.
 
С деньгами сложно. Проследим динамику изменений отношения А. Лукашенко и белорусского правительства к последнему траншу в 500 млн. долларов США российского кредита. 2 октября А. Лукашенко фактически отказался от этих денег. Обиделся. Однако уже 6 октября на встрече премьеров России и Беларуси судьба транша как ни в чем не бывало выплыла на поверхность. Между тем, 5 октября, за день до приезда С. Сидорского в Москву, А. Кудрин подтверждает, что у России денег для А. Лукашенко нет. Для Кишинева есть, а белорусы могут брать деньги в МВФ и Антикризисном фонде ЕврАзЭс. Белорусская сторона проигнорировала заявление А. Кудрина, как, впрочем, и заявление от 2 октября собственного президента.
 
9 октября А. Лукашенко, уже забыв о собственном отказе от денег 2 октября, утверждал, что транш для Минска это «непринципиален»: « Для наc непринципиально. Предоставят - спасибо, не предоставят - найдем другие возможности», но тут же добавил, что «это вопрос принципа», так как «Пообещали - надо выполнять». Последнее утверждение относится и к самому белорусскому президенту, который много чего обещал Москве, но никогда ничего не выполнял. В общем, все как всегда – «непринципиальный вопрос принципа». Логика отсутствует в принципе.
 
Заявляя, что Беларусь может прокредитоваться и без России, А.Лукашенко, тем не менее, в Кишиневе пытался добиться у А. Кудрина обещания выплатить транш. При этом, он подтвердил худшие подозрения российского руководства: белорусский президент даже не понял суть вопроса А. Кудрина о судьбе предыдущих кредитов. Он про них не помнил, что подтверждает ранее, еще в 2007 г. высказанную мысль, что Минск в принципе не планирует возвращать Москве кредиты. Белорусское руководство считает кредиты компенсацией за кризис, который, как оно считает, пришел из той же России.
 
В общем, люди явно маются и деньги им очень нужны. Нужны, причем, именно российские деньги. Секрет такой любви к российским кредитам понятен: белорусское руководство настаивает на получении доступа к любым кредитным ресурсам России практически на любых условиях, так как считает, что по политическим причинам рассчитываться за кредиты не придется – страна переориентируется на Запад. В этом случае российское руководство, чтобы не потерять союзника, спишет долги. Или Запад, стремясь сохранить Минск в сфере влияния ЕС, окажет на Москву политическое давление и Москва снова спишет долги. В виду названных причин белорусское руководство готово, не считаясь ни с чем, пока сохраняется союзническая мифология, набрать кредитов сколько возможно и максимально больше. Как говорится, «война все спишет». Это какое-то кредитное мародерство: «хватай – тащи, пока можно». «Последний день Помпеи»…
 
Кроме того, стоит учесть, что белорусские власти, стремясь к получению кредитов, все в большей степени ориентируются на возможности МВФ. Однако, не имея возможности вернуть займы МВФ (все займы МВФ относительно краткосрочные), Минск кровно заинтересован в открытой кредитной линии другого геополитического звучания - российской. Получая одновременно краткосрочные кредиты МВФ и долгосрочные российские, белорусское руководство открывает для себя возможность закрывать одни кредиты другими.
 
Напомним, что российские кредиты в белорусском руководстве не считаются возвратными. Финансовая поддержка со стороны Москвы в Минске относят к политической сфере, поэтому их можно списать.
 
И самое важное: восстановление кредитной и прочей финансово – ресурсной поддержки со стороны России должно продемонстрировать и внутри страны и на Западе, что именно А. Лукашенко продолжает доминировать в политической жизни республики и в какой- то степени контролировать руководство России. В итоге у Запада, наряду с Москвой, нет иного выбора, как поддержать А. Лукашенко на предстоящих президентских выборах. Это желательный формат.
 
Но есть и финансовое расписание. Это уже самое главное. Беларусь готова принять очередной транш кредита МВФ. Стоит напомнить, что два предыдущих транша кредита МВФ были привязаны к российско – белорусской тематике. Первый транш оказался скоррелирован с непризнанием Абхазии и Южной Осетии и вступлением Беларуси в европейскую программу «Восточное партнерство». Второй транш был выдан после попыток А. Лукашенко в июне 2009 г. сорвать саммит ОДКБ с принятием на нем документов по созданию КСОР ОДКБ. В настоящее время А. Лукашенко пытается подкрепить выдачу очередного транша кредита МВФ очередным скандалом с Россией – истерикой по последнему траншу российского кредита. Политически ситуация выигрышна для Минска с любой стороны: или дадут деньги оба источника или можно будет ткнуть в нос «жадной» Москве траншем МВФ.
 
На этом фоне рассуждения идеологов белорусской оппозиции о формуле «кредиты в обмен на реформы» поражают своей «глубиной». Непонятно о каких политических и экономических реформах вообще может вестись речь. Прекрасно видно, что Запад кредитует А.Лукашенко не за обещания внутренних реформ, а за непрерывную войну с Россией.
 
17:34 12/10/2009




Loading...


загружаются комментарии