Немецкий посол открыл глаза

Чрезвычайный и Полномочный посол ФРГ в Беларуси Гебхардт Вайс в нтервью радиостанции «Немецкая волна» развил свою мысль о разочаровании от белорусской либерализации.

- Недавно на встрече с журналистами вы сказали, что Евросоюз разочарован недостаточным энтузиазмом Беларуси в сближении с ЕС в плане гражданских прав и свобод. Как это повлияет на экономические планы Германии в Беларуси?
- Пока это не повлияет на экономические планы. Но действительно некое разочарование существует в рамках дискуссии внутри Евросоюза. Мы видели, что позитивный процесс начался где-то год назад. Были сделаны определенные шаги со стороны белорусских властей. Это были шаги, которые сигнализировали, что, в принципе, есть возможность идти дальше. И мы до весны слышали заверения, что процесс не потеряет динамику. Объективно я не сказал бы, что положение ухудшилось, но в связи с тем, что были такие стратегические высказывания, сейчас таких шагов слишком мало.
- Если говорить о конкретных шагах, что это могло бы быть?
- Есть много возможностей, причем уже в ближайшее время. Например, 31 октября предстоит учредительный съезд партии «Белорусская христианская демократия». Организаторы уже проводили один такой съезд, получили даже от официальных властей помещение для его проведения. Но потом им не повезло с регистрацией. Мне кажется, что лучше было бы увидеть здесь какой-то прогресс.
Или взять право на собрания. Я понимаю, что закон смотрит на демонстрации через призму двух вариантов – санкционированных и несанкционированных. Но даже если есть малочисленные несанкционированные демонстрации, все же государство в такой ситуации должно проявлять сдержанность. Ведь это граждане страны. И мне не хотелось бы видеть, что участники таких мероприятий возвращаются из милицейских отделений с синяками.
Речь не идет о каких-то сложных требованиях, речь идет о необходимости соблюдать внутренние законы. Почему я говорю об этом? При отсутствии серьезного прогресса внимание за рубежом больше обращено на такие маленькие моменты.
- Был период, когда в Беларуси, по мнению правозащитников, не стало политических заключенных. Однако теперь, например, Артем Дубский находится в тюрьме, как считают некоторые, по политическим мотивам. Какова сейчас позиция ЕС в вопросе политзаключенных?
- Это вопрос терминологии. Нужно сказать, что на данном этапе по признанным международным стандартам политических заключенных в стране, как это было до августа 2008 года, нет. Сейчас есть проблемы с людьми, которые занимались бизнесом и за выражение своих убеждений получили суровые наказания, в определенном смысле необычные для европейского пространства. И Amnesty International здесь уже говорит об узниках совести.
Что касается Артема Дубского, то тут я еще не смог придти к заключительному выводу. Надо все же учитывать, что он в определенный момент не соблюдал правила режима отбывания наказания. И поэтому лучше думать о движении вперед.
Мы, например, постарались понять случай Николая Автуховича. Думаю, что главной проблемой было задержание до начала судебных процедур. Тут фактор времени играет очень важную роль. Такой случай сразу превращается в политический. И я думаю, что ответственные элиты смогли бы своими решениями достаточно много сделать для сохранения динамики в положительном направлении.
- При каких условиях Беларусь может рассчитывать на более интенсивное партнерство с Германией и Евросоюзом?
- Что касается германской политики и политики других стран-членов ЕС, то сейчас мы постараемся скоординировать наши шаги в рамках программы «Восточное партнерство». Хотелось бы совместно с Беларусью, а также и с другими странами-участницами этого проекта - Украиной, Азербайджаном - интегрально развивать демократические институты, экономику, инфраструктуру, энергетический сектор и контакты между людьми. Я вижу все эти компоненты в комплексе. Я не говорю об условиях, но я вижу, что такая взаимосвязь существует. Я думаю, что никому не нужно бояться демократии в Беларуси.
 
13:02 21/10/2009




Loading...


загружаются комментарии