Сергей Калякин: Сейчас нет революционной ситуации

«Белорусский  партизан»  завершает публикацию интервью первого секретаря ЦК ПКБ Сергея Калякина, взятое после съезда на котором компартия была переименована.

Сергей Калякин: Сейчас нет революционной ситуации
- Мы понимаем  ситуацию с выборами, которая  есть в стране. Мы прекрасно  понимаем, что выборов как таковых  нет. Мы полагаем, что некоторые изменения произойдут, хотя и не считаем, что они будут кардинальными. Вместе с тем, мы считаем, что партия должна участвовать в выборах. При любых условиях надо участвовать. И мы будем участвовать как в местных выборах, так и в выборах президента…
Что касается  местных выборов, то мы будем  стремиться выдвигать побольше  кандидатов, потому что в ходе  политической кампании мы будем  решать как раз задачи и  пропаганды партии, и ее нового  облика, и отработку новых форм  и методов работы.
Что касается выборов  президента, то партия приняла решение, что нам целесообразно выдвинуть  от партии своего кандидата. Пойдет ли этот кандидат на выборы самостоятельно либо этот кандидат вместе с другими  политическими силами определят  единого кандидата в президенты – вопрос остается открытым. Мы своим заявлением о том, что от партии будет свой кандидат, не закрываем возможности поиска единого кандидата от всех оппозиционных сил.
Прошедший съезд такого кандидата не назвал. Зато определил довольно демократическую процедуру, при которой каждый коммунист может самозаявиться, что он хочет представлять партию на президентских выборах. Все партийные структуры - от первичек до областных комитетов - могут предложить свое видение той кандидатуры, которая могла бы на этих выборах представлять партию. Такое выдвижение закончиться должно к 1 декабря. Затем мы проведем республиканскую конференцию, на которой члены Центрального комитета, члены областных и Минского городского комитетов партии (около 160-170 человек) из числа выдвинутых определят человека, который в итоге и станет кандидатом в президенты от партии.
- Сергей Иванович, многие коммунисты из числа  бывших соратников обвиняют руководство партии в том, что партия «Справедливый мир» - это подделка под «Справедливую Россию». Есть чем ответить противникам?
- Пускай они  так считают! В этом я не  вижу вреда для нашей партии. Тем более, у нашей партии  есть программная цель – глубокая интеграция с Россией и дружеские отношения с Россией. Если кто-то считает, что эта партия является партнером для «Справедливой России» - я не вижу в этом ничего плохого. Но хочу сразу сказать: название мы выбирали не из этих соображений. И у нас все-таки немножко другие политические партнеры, чем у «Справедливой России»: «Справедливая Россия» проходит процесс вступления в Социалистический Интернационал, мы же приняты в Партию объединенных левых. Это разные политические объединения, и разумный человек поймет, что к чему…
Я считаю, что  название удачное. Во-первых, все слова  очень  позитивные, и сочетание  слов «Справедливый мир» воспринимается позитивно. Мы проводили фокус-группы среди беспартийного населения  – нет отторжения, и это очень  важно. Мы решаем задачу первичного контакта с населением и очень важно, чтобы с самого начала не было отторжения…
Конечно, название все не решает. Неважно, допустим, что  моя фамилия Калякин, а зовут  меня Сергей – меня  все-таки люди воспринимают не по этому, а по делам, убеждениям, поступкам. Так и с партией…
- На съезде  Вы весьма резко оценивали  ситуацию внутри оппозиции…
- Я считаю, что  задача, поставленная Лукашенко  во время прошлогодних выборов  в Палату представителей о том, что позиции осталось жить от нескольких месяцев до нескольких лет, активно реализуется. В том числе, и с помощью агентов влияния, которые сегодня внедрены в оппозицию. Практически одномоментно, системно, во всех демократических организациях возник кризис.. Так просто такие вещи не происходят. Причем не нужно думать, что агенты влияния пришли в руководство; идет воздействие на партийных активистов, через которых вбрасываются идеи, например, о том, что не могут вместе работать левые и правые. И через государственные СМИ, через интернет, через обсуждения на форумах эта информация вбрасывается (вроде анонимно) в общество. Но над этим системно работает армия людей.
Кроме того, внутри партий, в том числе и внутри нашей партии, просто должны быть такие  люди – иначе спецслужбы даром едят свой хлеб. Я об этом говорил: нужно быть бдительными! Причем говорю это не только в адрес своей партии, но и всей оппозиции. В противном случае нам нужно признать, что для власти мы не представляем никакой угрозы, и спецслужбам работать с нами нет смысла, нет необходимости. Но я знаю, что это не так. Я вижу, какие гигантские средства тратятся на то, чтобы с помощью государственных СМИ дезинформировать общественное сознание, дискредитировать оппозицию и ее лидеров. Ведь когда показывают лидеров оппозиции по телевизору, никогда не дают им говорить – говорят за них; и, как правило, то, что показывают на этом экране, не совпадает с событиями, о которых идет речь. А ведь государство тратит на дискредитацию оппозиции гигантские средства! Власть все-таки опасается нас, и это правильно. В условиях кризиса противодействие власти растет, а шансы оппозиции увеличиваются – это аксиома.
Все те, кто активно занимается оппозиционной деятельностью и сейчас разрушает единство сил против режима, - либо дебилы (но я всех их знаю, это умные люди!), либо другой вывод – все они работают в интересах власти. Обвинять их в том, что они глупые, наивные люди, я бы не стал…
- Сложная ситуация  внутри многих оппозиционных  партий вызвана действиями движения  «За свабоду». Получается….
- Не только  движение «За свабоду» приложило  к этим событиям руку.
Возьмем процессы в Белорусском Конгрессе демократических  профсоюзов – там движение «За свабоду» ни при чем. Но внутри БКДП оспаривается право Ярошука на лидерство, идут попытки разделения Конгресса на лагеря.
И если брать  Партию БНФ, то и там не только движение «За свабоду» постаралось; там, как  минимум, три-четыре крыла пытались решить внутренние проблемы, что в конечном итоге привело к тому, что Фронт стал потенциально слабее после всех этих событий. И хотя они наши политические оппоненты, и мы вроде бы должны быть довольны, - но в сегодняшних условиях я недоволен, потому что ослабление Фронта ослабляет наш общий фронт борьбы и наши возможности борьбы за демократизацию Беларуси. У БНФ есть свой электорат, который ни к кому не перейдет. Когда мы объединяем наши усилия – мы можем добиться гораздо большего. Если мы начнем драться между собой – мы ведь будем стравливать свои электораты между собой. Это ведь не только борьба лидеров, борьба партий – это борьба и тех, кто поддерживает ту или иную партию.
Движение «За  свабоду» - это то, что лежит на поверхности. Причем роль движения значительно преувеличена, на мой взгляд.
- И, тем не  менее, именно зампредседателя  движения «За свабоду» Юрась  Губаревич объявил, что ОДС  умерли…
 
- Все коалиционные  структуры рано или поздно  трансформируются.
Я не хочу спорить  с такими утверждениями, хочу спросить только у авторов: что будет вместо ОДС? Время национально-демократического блока пока не пришло. И в одиночку решить проблемы, которые стоят перед ними, этот блок не в состоянии. Потому что правоцентристский блок не опирается на значительную часть общества, которая думают по-другому и вряд ли поддержит их в таком виде.
ОДС – это  структура, созданная решением Конгресса  демократических сил и действующая  по определенным правилам. На сегодняшний  день – это единственная площадка, на которой политические партии разной направленности обсуждали и согласовывали единые действия по борьбе против существующей политической системы, за демократизацию страны. Это неправда, что этот орган чем-то управлял и руководил. Я всегда говорил: даже если все члены Политсовета проголосуют за то, что Партия коммунистов должна что-то сделать, а представитель ПКБ считает, что партия этого делать не будет, - ПКБ никогда этого делать не будет. Но в обсуждении участвовали все, и это давало потом возможность всем партиям действовать по согласованным программам. Если этого не будет – мы просто ослабляем наши возможности работы. Причем не только внутри страны, но и на международной арене. Ведь именно ОДС добились того, что сегодня происходят какие-то изменения в избирательном законодательстве. В этом участвовали и другие партии, но именно ОДС разработали и передали в БДИПЧ ОБСЕ согласованный вариант изменений…
Кстати, и движение «За свабоду» работало в рамках ОДС, в том числе и по изменению  избирательного законодательства. А  если бы этой площадки не было?.. Разве мы этого добились бы? Вряд ли.
Вопрос по снижению цен на визы для граждан Беларуси – это ведь тоже результаты работы ОДС последних двух лет.
Обо всем этом должны помнить люди, которые сегодня  выстраивают новые политические конфигурации. Можете вместе работать – работайте вместе, в русле общей борьбы против диктатуры, работайте еще лучше по тем направлениям, по которым, например, не можете работать с коммунистами. Правда, это еще большой вопрос: а что мы можем не принимать? Мы не приемлем одну вещь: мы не считаем, что улучшение отношений с Европейским Союзом должно сопровождаться ухудшением отношений с Россией. Это не нужно разрушать. Но это и не мешает нам работать в ОДС. ОДС создавались для того, чтобы вместе работать по очень узкому кругу вопросов – это все, что связано с демократизацией нынешней политической системы. При условии, что мы все понимаем: Беларусь должна быть суверенной страной, где должны соблюдаться права и свободы граждан. Вот и все. А по всем остальным направлениям – мы совершенно разные… Ведь никто и ничто не мешало Партии БНФ, входя в ОДС, продвигать в общественное сознание идею членства в НАТО. И мы никогда не выступали против этого, мы понимали, что это программная цель БНФ. Мы против этого, мы совершенно за другую геополитическую конфигурацию, но мы не должны диктовать этой партии действовать по-другому.
Мы должны работать вместе на демократизацию страны. Потому что если мы не будем работать вместе то не будет ни так, как хочет БНФ, не будет так как хотят коммунисты, а будет так, как хочет Лукашенко.  Мы будем фантастами, мечтателями, с прожектами на будущее, которые никогда не воплотятся в  жизнь. Это нужно понять людям, которые  сегодня претендуют на то, чтобы  стать лидерами оппозиционного демократического движения.
- Вы  сказали о возможной  трансформации ОДС. Какие пути трансформации видите Вы?
- Разные. Пока  человек жив – не надо его  хоронить. Пока ОДС жив, он существует  и действует. Часть организаций  снизила свою активность, но все  равно ведь проводятся и совместные  акции, и другие совместные  мероприятия. Ведь не все происходит в центре, в Политсовете. Местами даже организации БНФ, скажем, отошли от совместной деятельности, но мы подождем – ведь ничего нового на место ОДС нет. Пусть пройдет определенное время, отойдем от эйфории, и люди осознают, что никуда не деться. Не будет Политсовета – те же самые партии вынуждены будут придумать нечто новое. А придумать ничего нельзя. Если кто-то поставит целью создать структуру, с помощью которой одна партия могла бы управлять другой – это обречено на провал, таких механизмов попросту нет. Вот у Лукашенко такие механизмы есть - посадить в тюрьму человека, выгнать с работы, а у оппозиции таких возможностей нет.
- Сергей  Иванович, обсуждала  ли Партия коммунистов  схему двух избирательных  кампаний, предложенную  властями?
- А никакой  схемы нет. Я очень осторожно  отношусь к сказанному – я  хотел бы увидеть законопроект. В последнее время происходило  так: под видом улучшения ситуация  ухудшалась – и для партий  в целом, и для кандидатов  от оппозиции. Заявления сами  по себе правильные, хотя ответа на один вопрос я так и не услышал: будет ли прозрачная процедура подсчета голосов? Этого я пока не услышал, хотя это – одна из ключевых проблем. Кстати, проблем для власти, для ее легитимности. Пока она не вскроет темный ящик подведения итогов голосования, не покажет публично, за кого люди голосует, - никто никогда не признает эти выборы, не признает эту власть. Всегда будут сомнения у оппозиции, у международного сообщества: если вы честно считаете, почему не показываете? Ответа нет, хотя БДИПЧ и предложило, как это сделать.
Я слышал, что  права наблюдателей будут расширены, что они будут находиться на расстоянии, позволяющем обозревать процесс. Но я же знаю, что у нас же процесса никакого не происходит; что ты будешь обозревать, если вслух никто никаких цифр не называет? Потом откуда-то появляется бумага, но на самом деле ты ничего не видел!
Конечно, прогресс будет, мы приветствуем то, что сказано. Полагаю, будет упрощен порядок  выдвижения кандидатов от партий –  мы просто вернемся к ситуации, которая существовала до 2004 года, когда партия могла выдвигать кандидата в любом округе, независимо от наличия в этом округе зарегистрированной партийной структуры. Потому что Партия коммунистов Белорусская зарегистрирована не здесь, на Калинина, а в Министерстве юстиции, и в нашем уставе записано, что партия действует на территории всей Беларуси. А нам поставили условие: вы там не можете действовать, если у тебя нет там зарегистрированной структуры. Здесь власти просто возвращаются к здравому смыслу.
А мы опять возвращаемся к подсчету голосов. Ведь не так важно, как голосуют, а кто считает  голоса. Сказанное воспринимаю положительно, но хотелось бы увидеть все это  в законопроекте хотя бы, а потом  – в законе. И хотелось бы, что этот закон был принят как можно быстрее: если мы начнем выдвигать кандидатов в депутаты местных Советов в начале января 2010 года, то как минимум в ноябре изменения в законодательство нужно внести, потому что мы должны к ним подготовиться.
Но еще раз  говорю: пока для меня больше неясного, чем ясного. Ну и еще один нюанс нужно отметить: все эти заявления прозвучали в определенное врем, и адресованы не только белорусам, но и Европейскому Союзу, который скоро должен рассматривать вопросы ограничения санкций в отношении высших чиновников. Я тоже понимаю, что это заявление поводу и в нужное время. А вот что будет после 16 ноября – может, совершенно другие слова будут сказаны?..
- А  зачем нужна разбежка  в десять месяцев  между двумя кампаниями?
- Здесь как  раз разумно все сделано. Для нас, оппозиции, даже хорошо, что мы с командами поработаем на местных выборах; мы сможем использовать это время для формирования команд на президентские выборы, для осознания идей, с которыми мы пойдем на президентские выборы. Для нашей страны, с учетом того, что местные органы власти практически никакими полномочиями не обладают, поэтому местную кампанию нужно использовать как этап к подготовке к главным выборам – президентским.
- Можете  высказать собственные  прогнозы на президентские  выборы?
- Что будет?!. Я думаю, будет три-четыре кандидата  – вместе с Александром Лукашенко.  Правда, у меня есть вопрос, будет  ли среди этих кандидатов сам  Лукашенко? Я в этом не совсем  уверен.
- Почему?
- Не знаю, как  это объяснить… Я так думаю.
Не больше четырех  кандидатов будет – вместе с кандидатами  от оппозиции. А кандидатов, которые  пойдут якобы самостоятельно – типа Гайдукевича, не думаю, что это будет  именно Гайдукевич, но появление такого кандидата, якобы независимого, тоже будет. От оппозиции (если мы будем говорить о демократических силах, а не об ОДС), а Гайдукевич явно не воспринимается как кандидат от демократических оппозиционных сил, то я думаю, больше двух кандидатов не будет. Претендентов будет больше, и заявлений будет больше, но я говорю о кандидатах в президенты, тех, которые зарегистрируются, собрав необходимые сто тысяч подписей, - будут два человека. Может быть, даже один.
К сожалению, к  многим субъективным причинам добавляется одна объективная причина: сегодня никто не может сказать, кто имеет больше шансов, кто сильнее из потенциальных кандидатов? Все это настолько субъективно… Поэтому я выступаю сторонником праймериз – предварительные выборы с участием большого количества избирателей (я потому и настаивал, что в этой процедуре должны участвовать не менее ста тысяч человек). Ясно, что на праймериз придет политически мотивированный избиратель, но наш избиратель, оппозиционный. Придя, они смогут назвать, кто им более симпатичен. Хотя здесь тоже присутствует субъективизм.
- Сергей  Иванович, Вы лично  готовы участвовать  в президентских  выборах?
- Пока нет.
- С  чем это связано?
- С осознанием  того, с чем это связано. Если  бы я не представлял, что  такое организация президентских выборов и что для этого нужно… Но я имею очень серьезный опыт: я руководил двумя кампаниями – в 1994 году, когда Лукашенко шел, и в 2006 году, когда мы с Милинкевичем вместе шли. А в 2001 году я еще  и сам поучаствовал в кампании, правда, власть не пропустила меня, украв около 20 тысяч подписей, а во второй части кампании я помогал Владимиру Гончарику по Гомельской области. И я хорошо знаю, что нужно в наших условиях, чтобы провести сегодня серьезную кампанию. А участвовать просто для того, чтобы засветиться… Меня просто умиляет, когда Гайдукевич до сих пор представляется «кандидатом в президенты». Если я буду участвовать – я буду участвовать серьезно.
Я и те люди, которые  меня поддерживают, - если такое решение  будет принято – будем способны обеспечивать хорошую кампанию.
- Спасибо,  Сергей Иванович.
Беседовал Глеб Хмельницкий,
09:39 03/11/2009




Loading...


загружаются комментарии