Северинец: Контролировать фальсификации будут еще лучше

Значимость обещанных властями изменений в Избирательный кодекс в интервью пресс-службе БХД оценивает сопредседатель Павел Северинец. Возможные изменения, по его мнению, могут ухудшить положение кандидатов на выборах, а не улучшить.

- Первое. Предлагается, что треть избирательных комиссий будут составлять представители политических партий и общественных организаций.
На самом деле в государстве существует ряд проправительственных партий и общественных объединений (КПБ, ЛДПБ, «Белая Русь»), которые и так составляют львиную долю избирательных комиссий.
Требованием же всей объединенной оппозиции было, чтобы в комиссии были допущены представители тех партий, кандидаты от которых участвуют в выборах в этом округе.
Третья правка – фиксированное число представителей партий и общественных организаций – просто приведет к тому, что будет легализовано участие проправительственных партий и организаций. На абсолютно законных основаниях оппозицию опять могут не допустить к формированию комиссий. Скорее всего, так и будет.
Второе. Зарегистрированная в Минюсте партия сможет выдвигать своих кандидатов по всей территории страны, а не только там, где у партии зарегистрированы структуры. Шаг выглядит как прогрессивный, но на самом деле это мало что меняет.
Во-первых, проще было бы зарегистрировать все организации в регионах, которые нынче Минюст не регистрирует.
А во-вторых, что делать незарегистрированным партиям, таким, например, как БХД? Это опять же полумера, которая игнорирует требования демократической оппозиции. Было бы логичнее, если бы вместо этой меры зарегистрировали партии и их региональные структуры, тогда не пришлось бы вносить эти правки.
Третье. Увеличивается  срок для подачи жалоб на действия избирательных комиссий – с одного до трех дней. По большому счету это немного меняет. Раньше процент положительных решений, то есть принятия к рассмотрению этих жалоб, был мизерный. И мы убеждены, что так и останется. Три дня на жалобы – косметическая мера.
Четвертое. Дополнительная охрана ящиков. Это вообще комический пункт. Проблема заключается не в том, что урны плохо охраняют, а как раз в том, что их охраняют те, кто фальсификации и осуществляет. Дополнительная охрана урн просто означает, что контролировать фальсификации будут еще лучше. В реальности нужны не «укрепление конструкций урн» и усиление охраны, а прозрачные урны и отказ от вынужденного досрочного голосования.
Пятое. Возможность  использования фондов кандидатов. Не только государственные, но и частные средства могут употребляться в избирательной кампании. На первый взгляд, опять-таки прогрессивный шаг. Но мы уже столкнулись с тем, что потенциальных кандидатов на местные выборы уже сейчас начинают трясти налоговые инспекции. Причем в большинстве своем требования незаконные. Требуют поднять все свои финансовые операции за последние 10 лет. Это просто издевательство. Но такие требования уже предъявлены, например, Таисии Кабанчук – будущему кандидату на местных выборах – и также ее семье. Если ты вкладываешь свои деньги, сразу же включается налоговая инспекция – и ты занимаешься уже не выборами, а бухгалтерией. Это делается еще одним рычагом давления на кандидата.
Резюмируя сказанное, подчеркну, что изменения – косметические. Кроме того, их употребление повернуто таким образом, что они способны сделать положение демократических кандидатов во время избирательных кампаний труднее, а не легче. Безусловно, большая часть проблем касается правоприменительной практики, которая в Беларуси позволяет тотально фальсифицировать выборы. Принципиальных изменений в этом направлении нет.
09:41 11/11/2009




Loading...


загружаются комментарии