Четыре вопроса Лукашенко

Александр Лукашенко опять продемонстрировал чудеса компетентности.

Четыре вопроса Лукашенко
Находясь в Киеве, он заявил, что никакой проблемы свиного гриппа не существует; что он знает, по какой причине мир то «зарохкает», то захрюкает; что он информирован об интригах мировых фармацевтических кампаний… Но в главном компетентности руководитель Беларуси не проявил. Точное количество умерших в Беларуси от свиного гриппа он не знал.
 
Всячески демонстрируя спокойное отношение к проблеме, Лукашенко не сказал о главном, не отвечал на самые главные вопросы. Но вопросы эти не могут не быть озвучены.
 
Первое. На конец прошлой недели у наших соседей – Литве и Польше – ни один человек от свиного гриппа не умер. Как же так получилось, что литовские и польские медики сумели спасти своих людей, а белорусские не сумели?
 
Второе. Согласно информации Всемирной организации здравоохранения, вирус А/H1N1 — не агрессивный, показатели смертности от него по миру невысокие – всего около 2 процентов. Об этом не раз говорили и белорусские эпидемиологи, успокаивая нацию. Но давайте подсчитаем наш отечественный показатель смертности. На момент написания этого материала, согласно официальной информации Министерства здравоохранения, вирус свиного гриппа был обнаружен у 85 человек. Семь из них умерли. Таки образом, у нас смертность оказалась в четыре раза выше, чем во всем мире, — 8,2%. Эти сухие цифры – горе, трагедии, слезы и жизни людей. Почему же руководитель государства не обратил на них внимания, как он мог шутить по поводу безосновательного «рохканья» в то время, как некая белоруска бросалась на гроб своего ребенка?...
 
Ответ на третий вопрос, как я понимаю, проливает свет и на два первые. То ли это действительно интриги фармацевтических кампаний, то ли политика, то ли подкопы – не знаю. Но весь мир признал, что только двум видам лекарств поддается этот вирус – препаратам «Тамифлю» и «Реленза». А нам с вами о чем говорили? Нас призывали успокоиться, нам вдалбливали в головы, что свиной грипп лечится так же, как и обычный, что белорусские производители обеспечат аптеки всеми необходимыми лекарствами. И это была полуправда. Потому что грипп, как известно, вообще почти не лечится. Он вылеживается. Лекарства только снимают некоторые симптомы заболевания. При легких формах свиной грипп действительно можно «вылежать» на обычных таблетках. Но при тяжелых ситуация иная – начинается пневмония, которую медики традиционными методами просто не в состоянии погасить.
 
Нужных лекарств – тех, которыми лечатся тяжелые формы заболевания, - мы не имели. Препарат «Реленза» вообще не был зарегистрирован белорусским Министерством здравоохранения, поэтому не ввозился в страну, а «Тамифлю» аптеки закупилди в минимальном количестве, потому что он слишком дорогой для белорусов. И только когда уже выплыла информация о первых смертях, о том, что на глазах врачей у людей «исчезают» легкие, почти через неделю после того, как в больницы начали поступать больные с так называемой «нетипичной пневмонией», в пульманологические отделения клиник (по крайней мере, минских) поступили и «Тамифлю», и «Реленза».
 
На мой взгляд, именно об этом, о том, что, наконец, появились лекарства, и должны были говорить представители Министерства здравоохранения, чтобы остановить панику. Но не говорили. Потому что тогда возникает другой вопрос: кто ответит за умерших; кто ответит за то, что лекарства не были в достаточном количестве завезены своевременно, хотя до эпидемии мы готовились с конца весны?
 
Отвечать, понятно, не хочет никто.
 
Наконец у меня есть четвертый блок вопросов Александру Лукашенко.
 
На основании каких законов чиновникам Министерства здравоохранения дано право скрывать от народа жизненно важную информацию? Будет ли проведено непредвзятое расследование и будет ли дана адекватная оценка этим фактам?
 
Первый раз у меня екнуло сердце, когда стала известна история умершей в Гродно месячной девочки. Произошло это еще в сентябре прошлого года. Вначале врачи констатировали у младенца грипп, затем пневмонию и в итоге спасти не сумели. Родители начали судиться с медиками. О свином гриппе тогда знали только специалисты, всемирной эпидемии еще не было, поэтому мало кто обратил внимание на то, что посмертная экспертиза младенца обнаружила у нее тот самый вирус А/H1N1. Но расследование тянулось долго, дело дошло до суда только в июле этого года, и к этому времени многие уже поняли, что за таинственными латинскими буквами в названии вируса прячется свиной грипп. Газета «Вечерний Гродно» вышла с сенсационным материалом, тему подхватили республиканские СМИ, но… Реакцию Министерства здравоохранения помнят, видимо, все: вначале представители ведомства утверждали, что ни о каком подобном случае не знают, а потом просто объявили, что гродненские эксперты ошиблись. Не свиной, мол, был грипп, а сезонный. Интересно только, как это они почти через гож сумели «уточнить» диагноз, подтвержденный в суде? Не простым ли росчерком пера?
 
Дальше – больше. Все наши соседи сообщали уже о случаях заболевания свиным гриппом, и только в Беларуси было «все хорошо». Наконец, главный санитарный врач России Геннадий Онищенко фактически обвинил белорусские службы в некомпетентности. «Беларусь находится в центре Европы и просто не может не иметь ни одного случая заболевания», - утверждал Онищенко.
 
И как же открыто обиделась на коллегу главный санитарный врач Беларуси Валентина Качан! Но как в воду смотрел Онищенко. Свое заявление он сделал 14 августа, а как потом выяснилось, 10 августа в Минск из Китая вернулся аспирант, который в итоге и стал первым официально выявленным в нашей стране носителем вируса. Объяснения «отсутствия больных», видимо, простое: в конце июня – начале августа специалисты Научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии сообщали, что еще только собираются приступить к разработке тестов для диагностики вируса свиного гриппа. Другими словами, в достаточном количестве у  нас не было тестов для обнаружения вируса – поэтому и больных не было: вот и весь ответ.
 
Чем и кем была спровоцирована ситуация, уже понятно: своих лекарств и тестов мы не имели, а на импорт жалели денег. Не понятно только, на что рассчитывало Министерство здравоохранения? Надеялись, что вирус испугается руководителя с усами и обойдет нашу страну стороной? Имели намерение засекретить информацию, несмотря на то, что почти каждый белорус имеет либо родных, либо знакомых среди медиков?..
 
Врач не может утаивать информацию, жизненно важную для людей. Он клятву дает, что будет предпринимать все возможное и невозможное для спасения больного. И не Министерство здравоохранения, а неизвестные нам медики выполнили эту клятву: они начали бить в колокола через Интернет сразу, как только увидели, что гибнут люди. Они вынудили чиновников шевелиться и искать деньги на импортные лекарства. И большое спасибо им, этим анонимным, но честным профессионалам!
 
Что же касается Александра Лукашенко, то он все-таки должен дать ответы на поставленные вопросы. Хотя бы на главный: по чьей вине смертность от свиного гриппа в Беларуси оказалась значительно выше за мировые показатели?
 
P.S. Когда материал был готов к печати, Министерство здравоохранения озвучило новые цифры об обнаружении вируса свиного гриппа: 102 случая. Новая статистика смертей не озвучивается. Но даже если новых смертных случаев не допущено, то показатель смертности составляет  6,8 процента. Это все равно значительно больше, чем по всему миру.
 
16:45 11/11/2009




Loading...


загружаются комментарии