Альфер: Правки в избирательное законодательство могут правиться

10 ноября Александр  Лукашенко провел совещание по  изменению Избирательного кодекса.  Фактически озвучено принятое  на высшем уровне решение  –  как и в каких пределах менять  правила выборов.

Комментирует принятые решения в интервью «Белорусскому  партизану» заместитель директора  ОО «Общество сравнительно-правовых исследований» Сергей Альфер. 

- Заседание Общественно  консультативного совета при  администрации президента по  избирательному кодексу состоится 13 ноября. Кому надо это совещание, если все уже решено? 
- Я бы хотел начать  ответ почти дословной цитатой  одного из государственных чиновников, который на предложение обсудить  возможные изменения в избирательное  законодательство на совместном мероприятии представителей госструктур и структур гражданского общества ответил: пока ничего не принято – нечего и обсуждать, а когда будет принято - нет смысла обсуждать. Под «принято» следует понимать одобрение первым лицом возможных поправок. Очевидно, что заседание ОКС не проводилось, поскольку вначале не было политического решения по возможному изменению Избирательного кодекса. А  когда политическое решение после встречи в октябре Александра Лукашенко и председателя Центральной комиссии Лидии Ермошиной было принято, не было еще принято политическое решение о конкретных предложениях. Впрочем, как мы можем судить по словам Л.Ермошиной, суть предложений за месяц не изменилась. Сейчас последнее политическое решение принято и через неделю законопроект будет передан в Палату представителей. Очевидно, что перед этим следовало бы провести публичное обсуждение законопроекта, который, я полагаю, будет предоставлен членам ОКС.
Тем не менее, я не являюсь сторонником точки зрения, что это заседание ОКС никому не нужно. ОКС является одной из немногих площадок, на которых хоть и очень редко, но происходит публичное (выделено автором) обсуждение злободневных для Беларуси проблем. На заседании ОКС будут представлены две основные точки зрения: более кардинальная - Объединенных демократических сил и более широкая, объемная и достаточно взвешенная - от белорусского экспертного сообщества. Как эксперт, вовлеченный в подготовку обеих концепций, могу отметить, что по многим позициям они совпадают. Очевидно, что обсуждение официальных и альтернативных предложений покажет заинтересованность гражданского общества в большей их демократизации. И я не исключаю, что одним из итогов заседания ОКС будет некоторая корректировка окончательного текста изменений Избирательного кодекса.
- 10 ноября на совещании у Лукашенко  определены возможные изменения  в ИК. Безусловно, там нет ни  слова о переходе на мажоритарно-пропорциональную  систему, наблюдатели, как и  прежде, не смогут следить за  подсчетом голосов. Две краеугольные  проблемы власти заретушировали множеством мелких правок. 
- Вряд ли сейчас  есть в Беларуси люди, которые  верят, что власти могли бы  пойти на такие изменения избирательного  законодательства, которые способствовали  бы проведению подлинно свободных  и справедливых выборов. Вспомним, что с 2000 года ОБСЕ сделало более 100 предложений по необходимым изменениям избирательного законодательства и ни одно из них не было учтено. Более того, поправки 2006 года фактически свели на нет саму возможность проведения выборов (я говорю о выборах, а не об избирательном процессе, который для каждого вида выборов раз в 4 или 5 лет вынуждены проводить власти). А здесь во всех 13 (по моим подсчетам) позициях, озвученных Л.Ермошиной, власти, где в очень малой степени, где больше, а где и совсем (например, отмена необходимости наличия нижестоящих оргстуктур партий для выдвижения ими кандидатов в депутаты) учли требования этой международной структуры. Очевидно, что сами изменения являются малым шагом по пути демократизации избирательного законодательства, однако огромным шагом по сравнению с предыдущим 9-летним периодом. И этот шаг не надо недооценивать. Представляется, что со временем власти то ли вынуждено, то ли естественно сделают и последующие шаги в этом направлении.
Вопрос введения пропорциональной системы в Беларуси тесно связан с советским мышлением правящей элиты и с устоявшимся в их сознании мифом, что только используемый (кстати, с 1937 года) вид выборов позволяет получить истинно всенародную поддержку избирателей. Тем не менее, и здесь есть некоторые трещины. Первой является отказ от 50-процентной явки избирателей на местных выборах и переход к мажоритарной системе относительного большинства, когда даже один пришедший на выборы избиратель определяет победителя. Второй трещиной, представляется, будет введение этого же принципа для выборов депутатов Палаты представителей. А потом легче будет перейти и к смешанной пропорционально-мажоритарной системе.
Для введения пропорциональной составляющей (выборы по партийным  спискам) необходимо исключить из Конституции две первые части статьи 72, говорящей об отзыве депутатов. Потому как невозможен отзыв депутатов, выбранных по партийным спискам. Лукашенко подчеркнул, что он не готов изменять Конституцию. Вместе с тем он не прав, когда говорит, что для этого нужно проводить референдум. Изменение третьего раздела Конституции об избирательной системе и референдуме, в который и входит ст. 72, не требует обязательного проведения референдума. При наличии воли Президента внести изменения в эту статью Конституции можно в течение трех месяцев. Однако такой воли пока нет и нам необходимо ждать и, конечно, проводить работу по актуализации этого вопроса. 
Что же касается вопроса  о наблюдателях, то, как показал  аналогичный российский опыт, можно  как присутствовать при подсчете голосов (нынешнее белорусское законодательство), так и наблюдать за подсчетом голосов (нынешнее российское и будущее белорусское законодательство) на том же расстоянии в 10, 20 или 30 метров от подсчитывающих голоса членов избирательной комиссии. Хотя многое в этом вопросе будет зависеть и от подзаконного постановления Центральной комиссии, устанавливающего конкретные права наблюдателей. А оно при необходимости может быть повернуто как в одну, так и в другую сторону.
- Александр Лукашенко сделал ряд примечательных заявлений. О чем они свидетельствуют, как полагаете?
Цитаты (по БелТА):  По поводу 12 условий  ЕС
«Давайте не будем скрывать: европейцы выдвигают  нам определенные требования. Недавно  встречаясь с представителями руководства  Евросоюза, я говорил им, что у нас нет никакой аллергии, никакого отторжения тех требований, которые вносит Европейский союз… Просто нам нужно немного времени. И мы практически все 12 требований от Европы принимаем - без ущерба нашей внутренней политики», - заявил Александр Лукашенко. 
- По этому поводу уже наговорено многими политологами. Я же понимаю, что в силу ряда причин Президент не отказывается от выполнения всех 12 условий. Правда, очень непонятным являются слова «немного времени». Мне кажется, что под этим вряд ли понимался срок в два, три или пять месяцев, более вероятно, в два, три или пять лет. Более конкретный ответ можно получить только у первоисточника.

О порядке формирования избиркомов 
«Я  вообще не вижу по этому  вопросу проблемы. Решения принимает  исполком. Идите  в исполком, там примут решение  и включат в избирательные  комиссии. Но силой заставлять - мол, в такой-то комиссии половина или  треть должны составлять представители политических партий - не надо», - заявил А.Лукашенко.
- Проблема есть. И  в настоящий момент исполком принимает  решение (заметьте, про Советы здесь  ни слова, хотя по закону и они также  «принимают» решение). И в настоящий  момент комиссии обязаны комплектоваться из представителей политических партий, иных общественных объединений, трудовых коллективов и граждан. И в настоящий момент во всех окружных, территориальных высокого уровня комиссиях  есть (и в ряде случае больше одной трети) представители политических партий и общественных объединений. Их практически нет в участковых комиссиях. Так что для исполкомов при комплектовании участковой комиссии появится дополнительная головная боль проследить, чтобы работник организации, на основе которой комплектуется участковая комиссия, был членом, например, «Белой Руси» или «Белорусского союза женщин». А в остальном все останется неизменным. Очевидно, что для выполнения предложения ОБСЕ по обязательному включению в избирательные комиссии представителей оппозиционных политических партий необходимо большая конкретизация законодательства.
Обратной стороной этого вопроса является малочисленность  партий. Очевидно, что партии в настоящий  момент не в состоянии выдвинуть  своих представителей не только во все, но и в большинство комиссий, особенно в участковые. Так что даже при доброй воле властей в комиссиях вряд ли может быть более одного-двух оппозиционных членов и только по округам, в которых выдвигаются более-менее известные республиканские или региональные партийные лидеры.
Об агитации
“Тут также особых проблем нет. Но давайте раз и навсегда договоримся: где бы это ни было — в Минске, Мозыре, Березе или любом сельском Совете — есть специально отведенное место, и другого места быть не должно ни для каких партий. Там, пожалуйста, проводите, заранее уведомляйте, чтобы мы могли обеспечить безопасность и порядок, но, не дай Бог, что кто-то нарушит этот порядок"
- До 2006 года агитационную кампанию формально можно было проводить  свободно. С 2001 года встречи с избирателями регулировались подзаконным (незаконным по содержанию) постановлением Центральной комиссии, с 2006 года в законодательство было введено требование получения разрешения на встречу с избирателями, даже в специально выделенных для этого местах, метко называемых народом «собачниками», где народ-то и не ходит почти. Сейчас формально любая встреча с избирателями, даже во дворах домов, должна получить разрешение. И после изменения закона также обязаны быть разрешена. Так что данное изменение даже не возвращает законодательство в условиям до 2006 года. Оно фактически не даст кандидатам провести полноценную агитационную кампанию и сделает выборы такими же неизвестными для народа, как и выборы в Палату представителей 2008 года.
Очевидно, что данное ограничение по ряду параметров не соответствует принципу свободного проведения выборов и не является необходимым в демократическом обществе.

О расширении прав наблюдателей 
“Но опять же я не вижу здесь проблемы. У нас председатель избирательной комиссии на месте решает, кого допускать к подсчету голосов, а кого не допускать. Поэтому любое принятие здесь какого-то жесткого регламента — это уже своего рода давление и нивелирование того подхода, который сегодня у нас существует. Но, тем не менее, давайте обсудим и это предложение”.
- Наблюдение подразумевает  право наблюдателей видеть не только то, что что-то делает комиссия, но и  быть уверенными, что комиссия правильно  подсчитала голоса избирателей и  что итоговые цифры в протоколе  отражают реальное волеизъявление избирателей. Оценка, как в настоящее время, что подсчет голосов производился, однако производился непонятно как, не является наблюдением. Я бы оценил наблюдателя как ангела-хранителя членов комиссии. Он свидетельствует, что комиссия работала честно, подсчет голосов был произведен честно и никаких махинаций и, не дай бог, фальсификаций не было выявлено. И если кто-то считает, что наше избирательное законодательство демократичнее аналогичных законов чуть ли не всех стран Европы и у нас нет проблем с наблюдением, с отсутствием нарушений и с фальсификацией итогов выборов, что мешает дополнительно установить такие нормы, чтобы наблюдатели действительно были этими ангелами-хранителями, а не лицами, на основании заключений которых очередные выборы будут в очередной раз признаны несвободными и несправедливыми, а их итоги вновь непризнанны международным сообществом.
19:31 11/11/2009




Loading...


загружаются комментарии