Юрий Леонов: Как Автухович в депутаты ходил

Предприниматель из провинциального  городка Волковысск Николай Автухович с 8 февраля 2009 года находится за решеткой по обвинению теперь уже едва ли ни в терроризме. Его бывший коллега по несчастью  Юрий Леонов, 8 августа  освобожденный на свободу и уже  освобожденный от уголовного преследования, рассказывает другую историю – как в 2004 году Николай Автухович  дал согласие на выдвижение своей кандидатуры на выборы депутатов Палаты представителей Национального собрания.

Юрий  Леонов: Как Автухович в депутаты ходил
Предприниматель из Волковысска Николай Автухович с 8 февраля 2009 года находится за решеткой. В течение 90 суток предприниматель голодал в знак протеста против произвола и незаконного ареста. Этим он требовал незамедлительного, открытого судебного процесса.
Должностные лица правоохранительных органов, не имея каких-либо  доказательств о  причастности Николая  Автуховича и его  коллег Владимира  Осипенко и Юрия Леонова  о совершении ими  поджогов имущества волковысских чиновников, пытаются всеми средствами обвинить их в том, что они в 2005 году участвовали в  подготовке террористического акта против Председателя Гродненского областного исполнительного комитета Савченко и заместителя министра по налогам и сборам Каменко.
Но, судя по ходу предварительного расследования уголовного дела, по метаниям следствия  между различными обвинениями (от умышленных поджогов до обвинения  предпринимателей в  подготовке терактов), уголовное дело далеко от завершения. И хотя силовики настаивают, что уголовное дело имеет чисто криминальный характер, друзья Николая Автуховича придерживаются иной версии.
Об  этом пишет и бывший коллега по несчастью  Юрий Леонов, 8 августа  освобожденный на свободу и уже  освобожденный от уголовного преследования.
В 2004 году гражданин Республики Беларусь, житель города Волковыска Гродненской области, предприниматель со стажем и успешный организатор частной городской  службы пассажирских перевозок, Автухович  Николай Николаевич дал согласие на выдвижение своей кандидатуры на выборы депутатов Палаты представителей Национального собрания республики по Волковысскому избирательному округу № 50. Сегодня в моем распоряжении не осталось ни одного документа или иного материала, все утеряно или изъято в ходе многочисленных обысков, пропал так же электронный архив со звуковыми и видео записями, поэтому приходится рассчитывать только на собственную память.
Данное  решение Николаю далось не просто. К этому времени он уже вступил  в открытую борьбу с коррупционерами, чиновниками волковысского районного звена. В это время уже полным ходом шли налоговые проверки на предприятиях, принадлежащих Автуховичу, и обжалование в судах решений налоговых органов. Такое решение неизбежно выводило противостояние простого человека государственной системе на новый, более высокий уровень. Это понимали все, в том числе и Николай. Я помню разговор во время первого заседания нашей инициативной группы, на котором присутствовали Володя Осипенко, бывший депутат ВС из Волковыска Николай Аксамит, я и еще несколько человек, волковысских предпринимателей. Мы спрашивали у Автуховича, до конца ли он осознает всю ответственность за принятие решения о выдвижении кандидатом в депутаты для себя, своей семьи и ближайшего окружения? Какие цели он ставит перед собой, будучи избранным? Как видит свою деятельность в составе явно консервативного парламента, будучи избранным? На все вопросы Николай дал точные и ясные ответы – он подумал и решил. Сомнений в правильности принятого решения не было – основная мысль Автуховича заключалась в следующем – на текущий момент законы республики не отвечают интересам простого человека, человека труда, а те которые призваны защищать права гражданина – не работают, или работают не в полную силу. Значит – надо менять законы, надо менять структуру управления государственным аппаратом для получения максимальной отдачи от установленных законами механизмов реализации прав и свобод. Особое внимание Николай обратил на органы местного самоуправления, которые не смотря на законную легитимность, на самом деле практически самоустранились от конкретной работы на местах и не в состоянии решать даже элементарные вопросы устройства жизнедеятельности своего региона. Вот общий лейтмотив программы, с которой Николай собрался идти в парламент.
Конечно, было бы неправильно отрицать, что  государственную деятельность Автухович  видел прежде всего через призму заботы о благе именно своего родного  города, но именно этот оценивающий  и хозяйский взгляд позволял ему  видеть перспективу  развития каждого направления до масштабов области, а затем и республики. Инициативная группа по выдвижению Автуховича кандидатом в депутаты была сформирована в тот же день, когда состоялся этот серьезный разговор, в составе примерно десяти человек, которые в последствие стали доверенными лицами Николая на выборах и проведении предвыборной кампании. Мне было предложено возглавить штаб избирательной кампании, на что я ответил своим согласием. Тут же приступили к обсуждению стратегии и тактики в ходе подготовки к выборам, это был поистине творческий подход и результаты обсуждения не оставляли никакого сомнения,  победа на выборах – это вполне достижимый результат даже в условиях существующего избирательного законодательства, если только «административный ресурс» не снимет нашу кандидатуру до начала голосования.
Штаб  заработал с первого дня после  принятия решения о выдвижении кандидатуры. Распределили обязанности, каждый получил  вполне конкретные поручения, работа завертелась. В первую очередь очень тщательно  подошли к разработке программного документа, в итоге получили компактную и легко воспринимаемую модель программного заявления нашего кандидата, все мысли Николая по поводу предстоящей депутатской деятельности были сформулированы в простой и доступной форме. Основные пункты программы – экономика и социальная сфера, политическое переустройство государства должно базироваться именно на первоочередном реформировании этих двух направлений. В экономике – основное направление реформирования – свобода предпринимательской деятельности, сокращение государственного регулирования, снижение налоговой нагрузки на объекты хозяйствования. Социальная сфера – первоочередное внимание вопросам здравоохранения и образования.
Первый  этап предвыборной кампании – регистрация. Благодаря усилиям большого количества добровольных помощников все необходимые документы для регистрации готовились с опережением графика, количество подписей в подписных листах намного превысило установленную планку. Тщательно проверялась декларация о доходах, кстати, не смотря на нашу проверку, все-таки что-то налоговая усмотрела и это был почти анекдотичный момент, когда Автухович уже вошел в кабинет, где заседала избирательная комиссия на предмет регистрации кандидатов, а я стоял в коридоре рядом с дверью этого кабинета – вдруг вижу – быстро идет в нашу сторону сотрудник налоговой инспекции с папкой в руках, торопится, чуть ли не бегом. Подходит и пытается открыть дверь кабинета, я говорю ему – нельзя, там идет заседание – и краем глаза смотрю, что за папка у него в руках, вижу надпись – «Автухович». Тот спрашивает у меня: « А Автуховича уже рассматривали?» « Вот как раз теперь и рассматривают!» - отвечаю. Его аж перекосило, беднягу. И опять за ручку тянет, пытается пройти в кабинет. Но оттуда кто-то рявкнул, что идет заседание, закройте, мол, дверь. Развернулся он и тихонечко пошел с этой папочкой под мышкой – опоздал. В общем, зарегистрировали.
Подготовкой агитматериалов занимался лично  сам, я уже и не помню, сколько  пришлось сделать эскизов плакатов и листовок, сколько пошло в мусорную корзину и сколько подвергались бесконечной переделке. Но важен был итог – наша «агитка» выгодно отличалась от подобных материалов конкурентов и по содержанию, и по оформлению. Надо отметить, что Николай принимал личное участие во всех наших мероприятиях, сам рассматривал все готовящиеся материалы и критиковал, критиковал и еще раз критиковал, отправляя на доработку казалось уже полностью законченные макеты. Хорошо сработали наши мобильные стенды, они в течение дня появлялись в разных концах города, там, где по времени предполагалось наибольшее скопление народа. Постоянное дежурство рядом с информацией одного из доверенных лиц создавало предпосылки для проведения мини-митингов в поддержку нашего кандидата. «Агитку» на досках объявлений срывали, но на утро дежурная машина проезжала по городу и близлежащим населенным пунктам и восстанавливала информацию.
Много провозились с записью теле- и  радиообращения. Прямо в моем кабинете поставили видеокамеру, вывели изображение  на монитор и вечерами записывали по несколько дублей, каждый раз внося поправки в текст, интонации, жесты, мимику. Учитывалось буквально все, мне кажется большинство людей, кто смотрел обращение по телевизору, должны были оценить свободу и раскрепощенность Николая перед объективом телекамеры.
Николай Аксамит взял на себя организацию  предвыборных встреч, состоялось их за весь предвыборный период что-то около сорока, не считая выездов в выходные дни в районные деревни, где просто было живое общение с народом без всякой заорганизованности. При проведении встреч, в основном, сопровождали Автуховича в качестве доверенных лиц Володя Осипенко и я. Большинство встреч удалось провести в соответствии с регламентом, вопросов задавали много, думаю, что благодаря тому, что Автухович разговаривал с народом простым языком без бумажек, от которых мы отказались с самого начала. Все встречи записывались на диктофон и по вечерам мы делали разбор, учитывали ошибки, помечали вопросы, на которые в следующий раз надо обратить больше внимания. Были и срывы, как, например, не состоялась запланированная встреча с работниками Волковысского мясокомбината, объявления о которой было сделано заранее, но за пятнадцать минут до начала по радиоточке администрация предупредила, что встреча якобы переносится. Вот подъезжаем мы к административному зданию комбината, а народ валит через проходную по домам, спрашиваем – а как же встреча с кандидатом? А в ответ – так объявили же, что отменяется. Зашли в пустой зал, посидели там десять минут, поговорили с уборщицей и еще кто-то подошел, да и поехали домой. Потом, во избежании подобных прецедентов, для проведения встреч с коллективами крупных предприятий мы стали применять определенную тактику. Узнавали, какие встречи проводит в этот день «исполкомовский» кандидат Новосад Т.И. и просто приезжали вслед за ней. Для нее естественно администрация собирала полный зал народу, а нам только этого и надо было. Новосад отчитала свое, а тут и мы – «Здравствуйте! К вам приехал кандидат в депутаты Автухович! Зачем вам еще раз собираться, задержитесь на пятнадцать минут, пожалуйста!» Не помню я, чтобы кто-то покидал зал раньше, чем мы заканчивали нашу встречу, Автухович говорил всегда живо, нестандартно, привлекал внимание простотой и в тоже время глубиной мысли. Да и вопросы задавали не по бумажке, а из жизни и о наболевшем. Так были проведены встречи на нескольких заводах и в ряде строительных организаций города. Реакция зала на выступления кандидатов однозначно была в нашу пользу. Я думаю, что это почувствовали и работники исполкома, которые сопровождали Новосад при проведении встреч. Помню, узнали мы, что Новосад планирует встречу с жителями пос.Деречин, поехали туда заранее, сидим в машине недалеко от сельсовета, смотрим, как люди обираются. Машина подъезжает волковысская, вышел мужчина и на крыльце стоит разговаривает с кем-то из местной администрации, потом звонит по мобильнику и что-то говорит недовольно. Кто-то из наших пошел послушать – о чем говорят. Возвращается, говорит, никак не могут определиться, приезжать Новосад или нет, вроде народу мало собралось. А нам разницы нет – много там или мало, мы подходим и говорим, что вот приехали на встречу с местными жителями, председатель сельсовета даже обрадовался, все-таки не зря людей созывал. Пошли в зал, народу действительно немного, но это же не город! Стоило нам начать, не прошло и пяти минут, как народ начал подходить, и скоро в зале уже и свободных мест не было, в дверях пробка. Долгий получился разговор и очень содержательный.
Приближалось  время начала голосования и надо было готовить наблюдателей из расчета обеспечить наблюдением за голосованием все избирательные участки, а из у нас было, по-моему, около шестидесяти. Добровольцев набралось достаточно, часть зарегистрировали от имени общественной организации, часть собирали подписи среди населения. Всех сразу собрать не удалось, пришлось проводить несколько инструктивных занятий, на которых Н.Аксамит, используя свой опыт проведения выборов, подробно рассказывал о процедуре голосования и методике наблюдения за соблюдением законодательства, все до мельчайших подробностей. Много было вопросов, более того эти вопросы возникали у наблюдателей уже в процессе работы на участках, что не могли решить по телефону, брали дежурную машину и выезжали на место. Наблюдение велось с самого первого дня предварительного голосования, я, конечно, далек от мысли, что наличие молоденькой девушки или парня на участке голосования создавали весомое противодействие установкам районной избирательной комиссии по достижению результатов голосования, но мы рассчитывали взять организацией, контролировали, все что можно было контролировать, во всяком случае наблюдатели каждый час передавали сведения о количестве избирателей, получивших бюллетени, несколько избирательных участков были поставлено под ночное наблюдение, и это, кстати, сработало, на одном из участков в ночь перед основным голосованием было зафиксировано проникновение неустановленных лиц. Основные проблемы начались  в воскресенье, когда народ массово пошел к избирательным урнам. Первым делом удалили с участков наших наблюдателей от общественной организации за якобы неправильное оформление документов, не у всех оказался в решении о направлении наблюдателем домашний адрес, раньше этого просто не требовалось, а в эти выборы организаторы стали ссылаться на пункт какой-то директивы Центризбиркома. Делать нечего, пришлось срочно перегруппировывать силы, направлять на участки весь резерв, кто находился в нашем штабе. Были и откровенные провокации, на одном участке женщину-наблюдателя обвинили в том, что она подделала подписи односельчан, направивших ее для проведения наблюдения. Женщина оказалась не робкого десятка, и было уже назревал скандал, так что властям в этом случае пришлось уступить. По поступающим с участков сведениям уже к обеду в нашем штабе было ясно – выборы состоялись, явка избирателей превысила установленный законом минимум. Предстояло самое главное, отстоять результаты голосования, как показали последующие события, это оказалось просто невозможно. Слишком неравны оказались силы, работники исполкома и правоохранительных органов, опираясь на наше же избирательное законодательство, напрочь отсекали любые попытки наблюдателей проконтролировать подсчет голосов. Результатом были массовые жалобы на нарушение избирательного законодательства на участках от наблюдателей, забегая вперед скажу, что на второй день после выборов лично ездил в Центризбирком и передал лично в руки Лозовику Н.И. две увесистые папки с жалобами от наших наблюдателей, а на следующий день прочитал сообщение ЦИК о том, что выборы прошли без нарушений. Да наши жалобы, не то что проверять, их просто никто не читал!
О том, как был организован подсчет  голосов на избирательном участке  в средней школе №4 г.Волковыска я расскажу подробно, потому что приехал туда сам незадолго до окончания времени голосования. Наблюдатели расположились за столами вдоль дальней от  входа в вестибюль стены, здесь были представитель исполкома, БРСМ, профсоюзов, ну и теперь еще и я, доверенное лицо одного из кандидатов. Предъявив свое удостоверение председателю комиссии – директору школы, я беспрепятственно занял свободное место среди наблюдателей. До конца голосования оставалось минут двадцать, и народ уже больше не появлялся. Ровно в 20.00 председатель закрыл входные двери и в вестибюле появились сразу три милиционера. Члены комиссии сдвинули на середину вестибюля столы, за которыми сидели и приступили к вскрытию урн для голосования. Предварительно председатель демонстративно отмерял десять шагов от сдвинутых столов до наблюдателей и попросил нас не приближаться ближе к месту подсчета голосов. На мое замечание, что отсюда я не могу убедиться в целостности печатей на избирательных урнах, председатель сослался на нормы избирательного кодекса о 10-ти метрах (хотя в Избирательном кодексе такой нормы нет!). Но тут неожиданно вмешался представитель исполкома, который также загорелся желанием проверить печати, и нам двоим (в сопровождении милиционера!) позволили подойти к столам и осмотреть печати – они оказались в полном порядке. Второй раз я обратился к председателю комиссии с просьбой осмотреть стопки разложенных на столе рассортированных членами комиссии бюллетеней, надо же мне было убедиться визуально хотя бы в приблизительной правильности подсчета голосов, но получил категорический отказ. Члены комиссии что-то писали на небольших бумажках, затем председатель все эти бумажки собрал и удалился вместе с женщиной-секретарем в самый дальний от нас конец вестибюля, видимо, для окончательного подсчета голосов. Считали они долго, очень долго, я уже начал терять терпение, потому что не вижу проблем на калькуляторе просуммировать несколько колонок цифр. Несколько раз председателя звали к телефону, причем делал это милиционер, который находился рядом с телефонным аппаратом. С кем и о чем велись разговоры – я не слышал. Наконец, чуть ли не торжественным шагом, держа в руке листок, к нам направился председатель комиссии, причем подошел прямо ко мне и протянул бумагу, не выпуская ее из своих рук, сказал: «Вот, ознакомьтесь – это протокол итогов голосования». Я, честно говоря, прямо оторопел, так демонстративно меня знакомили с итогами, будто остальным наблюдателям и дела никакого не было до этих итогов. Впрочем, оглянувшись, я убедился, что интереса они действительно не проявляют. Внимательно осмотрев листок с обеих сторон, я обнаружил две вещи: во-первых, Автухович выиграл, хотя и с небольшим перевесом, во-вторых, в протоколе полностью отсутствовали подписи председателя и членов комиссии. Я предложил председателю действовать в соответствии с кодексом, т.е. поставить все подписи, а затем вывесить протокол в обозримом месте, чтобы наблюдатели имели возможность изготовить копию протокола своими силами. На что председатель ответил, что работа комиссии закончена и наблюдателей просят покинуть помещение, на это заявление бодро отреагировала милиция, и меня с почетным эскортом выдворили за пределы здания школы.
Вернувшись  в штаб, я вплотную занялся обработкой информации, поступающей с избирательных  участков. Предварительный подсчет  показал ошеломляющий результат - по городу мы выиграли! Это означало, что  даже при самом худшем раскладе по району, а на самом деле расклад был далеко не самый плохой, второй тур голосования нам обеспечен. Где-то к одиннадцати часам вечера, после поступления последней информации с самых дальних участков, я был вынужден констатировать факт неизбежности второго тура. В штабе был праздник, нас собралось вместе с наблюдателями человек пятьдесят и все радовались и поздравляли друг друга. Однако, на следующий день пришла официальная информация из районной избирательной комиссии – предварительный подсчет показывает, что Автухович набрал 28%, Новосад – по-моему, 64%. И во вторник я поехал с жалобами в Центризбирком, но на результаты это уже никаким образом не повлияло.
Так закончилась  наша избирательная кампания.
19:20 19/11/2009




Loading...


загружаются комментарии