В гостях у Батьки

Те, кто часто летает через аэропорт Шереметьево-2, в прошлом году наверняка обратили внимание, что на пропускных пунктах для граждан РФ неожиданно, спустя 12 лет после создания российско-белорусского союза, появились таблички «Для граждан Союзного государства России и Беларуси». Через несколько месяцев вывески столь же неожиданно исчезли. На фоне извилистых отношений между Москвой и Минском это произвело странное впечатление.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко впервые принимает сегодня в Минске руководителя одной из ведущих европейских держав — итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони. Это будет уже вторая встреча двух политиков: несколько месяцев назад Лукашенко посетил Рим, что стало первым официальным пребыванием белорусского вождя в Европейском союзе. Берлускони, конечно, нельзя назвать среднестатистическим европейским начальником: он пользуется специфической репутацией и по своим внешнеполитическим воззрениям выходит за общепринятые рамки. Тем не менее данный визит является вехой сложной игры, которая в последние годы ведется вокруг Белоруссии.
На протяжении многих лет Лукашенко чуть ли не официально именовали «последним диктатором Европы». Помимо общих обвинений в антидемократическом стиле управления, нелегитимном продлении полномочий, фальсификации выборов и подавлении инакомыслия на белорусском Батьке висели подозрения в устранении политических оппонентов в конце 1990-х гг. В последние два года отношение европейцев к Александру Лукашенко начало меняться, но не из-за того, что Белоруссия двинулась путем демократии. Изменилась не внутренняя ситуация в Белоруссии, а обстоятельства на постсоветском пространстве.
В январе 2007 г. между Москвой и Минском вспыхнул острый конфликт, связанный с поставками газа и транзитом нефти. Хотя стороны пришли к компромиссу, атмосфера двусторонних отношений заметно ухудшилась. Лукашенко начал охотно встречаться с западными журналистами, давая понять, что свет на России клином не сошелся. С тех пор взаимные выпады Москвы и Минска, в основном по поводу разных аспектов экономических отношений, стали нормой, правда, каждый раз за ними следовали примирительные заявления. В Европе за виражами российско-белорусских отношений внимательно следили, пытаясь угадать, являются пассы Лукашенко в западном направлении лишь способом шантажа России или речь идет о возможной переориентации.
Тогда же Евросоюз фактически начал пересмотр подхода к Минску. Суть изменения была очень простой: предъявлять к Белоруссии требования не более высокие, чем к большинству других постсоветских стран. И оказалось, что если рассматривать белорусскую реальность не сквозь призму гипотетического членства в ЕС, а в контексте Казахстана, Центральной Азии, Азербайджана и даже России, то все в рамках нормы.
После кавказской войны в августе прошлого года политика Евросоюза на постсоветском пространстве заметно изменилась. За эти территории началась очевидная геополитическая конкуренция, и наиболее явным образом она проявилась именно на белорусском направлении. Белоруссия включена в число участников «Восточного партнерства», санкции против высшего руководства страны приостановили. Параллельно отношения Минска с Москвой продолжают изобиловать конфликтами, а высказывания президента Белоруссии в адрес российских руководителей, в том числе и Владимира Путина, звучат все резче.
Цели политики России и ЕС в отношении Минска вполне ясны и противоположны.
Россия наращивает усилия для того, чтобы вовлечь Белоруссию в максимально тесные институциональные отношения и не допустить ее отдаления от Москвы. Поскольку модель Союзного государства себя уже явно исчерпала, функцию «привязи» должен теперь выполнять Таможенный союз, документы по которому только что были подписаны в Минске. При этом Россия идет на серьезный риск, ставя столь важный проект, такой как таможенная интеграция с соседями, в зависимость от переменчивого белорусского лидера.
Евросоюз стремится не допустить закрепления Минска в зоне российского влияния и привлечь Белоруссию к участию в инициативах, которые европейцы предлагают своей периферии. Белоруссия является одним из звеньев в цепочке энергоснабжения Европы, и это повышает значимость действий. Трансформация белорусского режима остается на повестке дня, но не является приоритетом.
В этих условиях Александр Лукашенко, с одной стороны, имеет довольно широкое пространство для маневра, с другой — ему крайне сложно избежать острого конфликта. Его цель — сохранение личной власти. Выбор в пользу Евросоюза будет означать почти гарантированную утрату должности, поскольку ЕС по своей сути не может не проецировать собственную политическую модель на страны-соседи, заинтересованные в интеграции. Выбор в пользу тесного взаимодействия с Россией позволяет сохранить политическую систему, но грозит подорвать экономическую базу белорусского суверенитета, поскольку Москва заинтересована в консолидации единого экономического пространства, в котором она, естественно, рассчитывает доминировать. А маневрировать все время невозможно: экономический и геополитический ресурс Белоруссии все-таки не бесконечны.
Белоруссия — частный случай соперничества, обострившегося после августа 2008 г. С российской стороны предпринимаются попытки наполнить содержанием ориентированные на Москву региональные организации — ОДКБ и ЕврАзЭС (Таможенный союз), а также отладить энергетические отношения, разбалансированные после январского кризиса. Европейский союз, напротив, заинтересован в том, чтобы никакая интеграция вокруг Москвы не происходила, а государства, важные с точки зрения энергоснабжения, включались в проекты, альтернативные московским. В связи с этим очевиден отход от ценностного подхода: помимо Белоруссии об этом свидетельствует изменение тональности в отношении Узбекистана и Туркмении.
Сильвио Берлускони — идеальный первопроходец. Он представляет одну из основных европейских стран, в то же время в ЕС трудно найти лидера, который в меньшей степени, чем итальянский премьер, олицетворял бы моральные и идейные ценности. Путем, который проторит кавалер Сильвио, смогут последовать уже другие. Следующим собеседником Батьки, скорее всего, станет Николя Саркози — еще один столп новой европейской политики, ставящий интересы дела выше всяких гуманитарных «глупостей».
Федор Лукьянов
10:16 01/12/2009




Loading...


загружаются комментарии