Цирк уехал, клоуны остались

«Молодая Беларусь» совсем  не молода.

Цирк уехал, клоуны остались
Вот уже больше года внутренняя жизнь белорусской оппозиции проходит под девизом смены поколений: мол, старая гвардия демократов должна оставить руководящие посты, а им на смену придет новая — молодая, динамичная, со свежими идеями. Увы, в борьбе за бренд “Молодая Беларусь” и идеи не свежие, и лица знакомые, и методы старые.
 
Начнем с того, что бренд этот не новый. 14 марта 2004 года, накануне парламентских выборов, впервые было объявлено о создании предвыборного блока “Молодая Беларусь”. Ход сделали красивый: молодежный костяк разных политических сил, сгруппировавшийся вокруг “Молодого фронта”, объявил о том, что выдвигает 36 кандидатов на парламентские выборы. Но вышел пшик. Из 36 объявленных кандидатов инициативные группы зарегистрировали только 14, из них только 11 сумели собрать подписи в свою поддержку, только 4 человека в итоге были зарегистрированы кандидатами в депутаты...

И все же после провальных для оппозиции парламентских выборов бренд “Молодая Беларусь” не исчез. Объединение решило продолжать свою работу, принять участие в создании ОДС, выдвигать своих кандидатов на Конгресс демократических сил, выбирать единого кандидата в президенты от оппозиции и так далее. Выбрали. Успокоились. Шильду на время положили в шкаф.

И забылась уже как-то эта “Молодая Беларусь”, пока на религиозной почве не начали возникать конфликты в “Молодом фронте”. Это ведь на самом деле ненормально, когда за выход друга из тюрьмы непозволительно выпить шампанского, когда идеологией молодежного движения становится молитва и аскеза. С таким подходом можно создать секту, но никак не массовую молодежную организацию. Потому не было ничего удивительного в том, что “Молодой фронт” раскололся. Тем более, что шильду “Молодая Беларусь” взяли в руки Артур Финькевич и Тимофей Дранчук — люди в демократической молодежной среде хорошо известные, бывшие политзаключенные. Артур был осужден за политические граффити, Тимофей — за участие в деятельности незарегистрированной организации “Партнерство”. Оба сидели, оба, как говорится, борцы со стажем. Но...

Как только стало известно о расколе в “Молодом фронте”, с открытым письмом выступила “подельница” Дранчука по делу “Партнерства” Энира Броницкая. Письмо появилось только в интернете, газеты решили с этой темной историей не связываться, поскольку охота на ведьм — дело неприятное, бездоказательное, скандальное. Но где-то в подкорке эта история все-таки осталась. И вот сейчас волей-неволей вспомнилась.

Броницкая фактически уличила Тимофея Дранчука в стукачестве. “Я понимаю, что есть люди сильные, а есть слабые, малодушные. Все они в равной степени имеют право на существование. Я никого ни в чем не обвиняю. Обвинения — дело прокурора. Мне больно делать эти факты публичными. Но я просто обязана предостеречь своих друзей. Трудно смириться с тем, чтобы из-за слабостей одного человека развалилась ещё одна организация. И за свои слова, в конце концов, когда-то надо учиться отвечать”, — заявила Броницкая. И предала огласке выдержки из материалов дела активистов “Партнерства”, из которых следовало, что все обвинение, по сути, строилось исключительно на показаниях Тимофея Дранчука.

Дранчук старался отмолчаться: “Могу сказать только одно: я однозначно опровергаю это сочинение... Я все-таки постараюсь не поднимать большой шум вокруг письма Броницкой — не в моих правилах бить женщин, я не так воспитан. Пусть ее поступки останутся на ее совести. Вот только даже сам себе не могу ответить на один простой вопрос: если я “сдал” все “Партнерство” и другими способами активно сотрудничал с органами, то почему же в тюрьме я отсидел дольше всех остальных?”

Ну, как тут разобраться? Был, однако, и незаинтересованный взгляд. Олег Пашкевич, бывший координатор “Партнерства”, прокомментировал эту историю так: “Считаю, что Энира приняла решение сделать свое заявление потому, что не хочет, чтобы “Молодой фронт” исчез, как исчезло некогда “Партнерство”. Я, признаться, удивлен, что Тимофей Дранчук после 2006-го снова вернулся в политику и что нашлись люди, которые ему доверяют. Как быстро ему удалось оказаться связанным с развалом еще одной динамично развивающейся организации”.

Может, и неправильно, что мы, журналисты, в то время не предали эту историю огласке. По сути, не услышали ее, списали на внутренние разборки, обиды, эмоции. Потому что сейчас история получила продолжение. В минувшие выходные в одном из минских отелей состоялся учредительный съезд движения “Молодая Беларусь”. Журналисты и гости на него приглашены не были. “Мы осознанно их не позвали, чтобы не было препятствий со стороны спецслужб проведению мероприятия. Даже делегаты собирались в разных местах столицы и узнали о месте проведения только за 15 минут до его начала”, — сообщил Тимофей Дранчук. Как бы то ни было, поверим на слово, что учредительное собрание прошло, руководители выбраны, документы будут поданы в Министерство юстиции.

И вот уже Артур Финькевич утверждает, что для него новость о прошедшем мероприятии стала полной неожиданностью, что ни он сам, ни кто-либо из координаторов движения в нем не участвовали. Финькевич признался, что еще в апреле этого года Тимофей Дранчук и новоизбранный руководитель “Молодой Беларуси” Дмитрий Касперович были исключены из состава оргкомитета по образованию движения “Молодая Беларусь”, хотя во избежание скандала эта информация не предавалась огласке. Похоже, Финькевич просто в шоке от произошедшего.

Но у Дранчука на это есть достойный ответ: “Если рассматривать этапы существования организации, то “Молодая Беларусь” создана 28 сентября 2008 года. Ее основателями были Дмитрий Касперович, Артур Финькевич и Тимофей Дранчук. Каждый из нас имеет на этот бренд равные права...”

Что это, склоки, интриги, борьба за гранты, элементарная нечистоплотность? Или все-таки пришло время признать, что в хаотичных событиях просматривается некая особая миссия по расколу и дискредитации белорусского демократического движения? За разрозненными скандалами уже невозможно не видеть тенденцию. Так, накануне съезда Партии БНФ в организацию был начат массовый прием новых членов. Их просто привозили на региональные собрания на микроавтобусах, они выбирали делегатов на съезд, а потом съезд переизбрал руководство партии во главе с Лявоном Борщевским. И новое руководство уже не рвет на груди рубашку, доказывая, что белорусский режим не изменился ни на йоту и что рано Европа задумалась об амнистии для Александра Лукашенко. Или другой пример — с Европейским форумом. Инициировал его проведение Николай Статкевич со товарищи, движение “За свободу” вошло в состав оргкомитета, на каком-то этапе начало игнорировать заседания и блокировать решения, а потом само выступило с идеей проведения Европейского форума, провело его, очень респектабельно и сдержанно покритиковав власть...

Не будем утверждать, что за этими и многими другими событиями стоят спецслужбы. Охота на ведьм действительно неконструктивна и никому не нужна. Но смею напомнить, что у нас есть очень веский критерий для оценки политиков — это критерий порядочности. Давайте оценивать их этой меркой. Увы, то, что происходит в последнее время и в молодежной среде, и в целом в оппозиции, говорит о том, что борьба с властью превратилась в борьбу внутри демократического лагеря. И ведется она часто непорядочными людьми и непорядочными методами.
14:25 06/12/2009




Loading...


загружаются комментарии