Телесказка о добром царе и злодеях оппозиционерах

Последние кадровые назначения в высших эшелонах власти Беларуси напрямую связывают с продолжающимся диалогом Минска с объединенной Европой  и предстоящими выборами в стране. Как эта ротация кадров повлияет на медийное пространство, ситуацию в Беларуси? На вопросы ru.Delfi.lt отвечает автор таких известных на Западе документальных телефильмов о диктатуре Лукашенко, как «Обыкновенный президент», «Страх», «Время «Ч». Версия», телепублицист Леонид Миндлин.  

- В последнее  время представители белорусских СМИ выполняли явно пропагандистскую роль, организованно посещая Литву, Москву. Их принимали на самых высоких уровнях. На Ваш взгляд, насколько эффективны такие пресс-туры и приемы журналистов «в верхах»? 
- Эта форма не  нова в мировой практике. Например, США, другие западные страны неоднократно приглашали группы журналистов влиятельных медиа. В каждом таком случае решаются конкретные задачи - представить позицию, политику своей страны и влиять на общественное мнение той страны, которую представляют приглашенные журналисты.
Если говорить о белорусской новации, то в Минск  приглашались властями журналисты, прежде всего, региональных СМИ России. Федеральные, московские медиа старались в  этом не участвовать. Видимо, такова была установка «свыше», дабы не допустить однобокой пропаганды режима Лукашенко. Да и вообще, обе стороны не сильно стремились представить объективную оценку ситуации в Беларуси и России. Цель всех этих вояжей журналистов была чисто пропагандистская. 
- Это касается  и аналогичных мероприятий в Литве и Беларуси? 
- Безусловно. Цели  остаются одни и те же - показать  парадную витрину страны. 
- Но в Литве  нет государственных СМИ, и  они свободны в подаче материалов. 
- В России работают  тоже медиа разных форм собственности. Но белорусские власти приглашают только «своих», позиция которых благожелательна к правящему режиму в Беларуси. Что касается литовских СМИ, то здесь ожидаемого эффекта у официального Минска не получается.
- Почему? 
- Я считаю, что  в Литве уже другая политическая культура, которая допускает реальный плюрализм. В том числе и в СМИ. Поэтому в литовские СМИ по-разному могут оценивать ситуацию в Беларуси. Может, белорусские власти так и не получили ожидаемого пропагандистского эффекта от недавнего пресс-тура журналистов, приглашенных официально, подчеркиваю, властными структурами Беларуси. Следует отметить, что общественное мнение Литвы тоже по-разному отнеслось к итоговым материалам в литовских СМИ по этому мероприятию. Но это и есть атрибут реальной демократии — право на свое мнение и возможность его высказывать. 
- Ну, если литовских  журналистов приглашают на туры  в Беларусь от случая к случаю, то белорусское ТВ вещает на  Литву постоянно. Как вы полагаете,  это вещание эффективно? 
- Я не располагаю  данными на этот счет литовских социологов. Но могу предположить, что результат не стоит затраченных на это средств. Вообще не стоит переоценивать влияние ТВ на общественное мнение. Да, конечно, во время кризисных ситуаций в стране, всегда людям кажется, что этих проблем где-то нет. Представьте себе, что из соседней страны приходит телекартинка, похожая на рождественскую сказку. В этой стране молочные берега и кисельные реки. Во главе добрый царь-батька. Понятно, что есть повод вздохнуть, помечтав об этом соседнем рае. Но это только телевизионная иллюзия, которая длится не долго. Общемировая статистика говорит, что даже в период выборов, телевидение способно добавить 10-15 процентов голосов своему фавориту. 
- Но разве этого мало? 
- Все зависит  от конкретной ситуации в стране. Напомню, в 1996 году у президента  Бориса Ельцина в начале года  был рейтинг на уровне 3 процентов.  Его основной оппонент коммунист  Зюганов шел со значительным  опережением. Но Ельцин победил  на тех президентских выборах именно благодаря массированному телевизионному воздействию на электорат, когда для победы был использован весь телересурс: от новостных сюжетов до специально подобранных кинофильмов. Это была уникальная, нетипичная ситуация. И говорить о всевластии ТВ, а тем более на экспорт, не стоит. 
- Вы говорите  об уникальности. Однако, как вынуждены  сегодня признать в европейских  столицах, режим Лукашенко - также уникален. Почему тогда не может  таким быть и его телевидение? 
- Я не совсем  согласен с тем, что уникальны режим и телевидение в Беларуси. Есть Северная Корея, Иран, нечто подобное выстраивают в Венесуэле. Но вся эта уникальность жизнеспособна только в пределах этих стран. Как экспортная модель она не котируется. Тем не менее, хочу заметить, как эти страны ограничивают доступ объективной информации на свою территорию. Она ведь просто опасна для их существования. Наглядный пример - ограничен доступ российских телепрограмм на территории Беларуси. Дело доходит до комических ситуаций. Из популярной программы «Прожектор Перисхилтон» вырезают фрагмент, где с иронией говорят о Лукашенко. В эру Интернета такая цензура абсурдна и бесполезна. 
- А продолжающийся, как нас заверяют, диалог режима  с Европой может как-то способствовать  либерализации медиапространства в Беларуси? 
- Этот, якобы, диалог  длится уже более года. Но я  не вижу диалога в белорусском  телеэфире, полностью монополизированном  государством. Оппозиция, иное мнение, по-прежнему не допускаются. По  словам главы государства, представляющие  эту оппозицию люди — «враги народа». Последние кадровые перестановки в медианачальстве ничего общего с процессом либерализации не имеют. Думаю, что идеологический пресс не ослабнет. Информационное пространство останется под пристальным контролем правящего режима. А что касается белорусского ТВ, то это будет все та же рождественская сказка о добром царе и злодеях-оппозиционерах.
09:36 07/12/2009




Loading...


загружаются комментарии