Стоп-кран для многовекторности

Оптимизм по поводу диалога с Евросоюзом, который  на протяжении уходящего года излучала пропаганда белорусского режима, сменяется  напряженными ожиданиями. Многочисленные объекты, субъекты, которые оказались  вовлеченными в многовекторную политику Минска, все чаще стали испытывать чувства неудовлетворенности. Что может быть дальше?

На вопросы корреспондента euramost.org отвечает политический обозреватель Роман Яковлевский. 
 
- После продления на год санкций ЕС, с одновременным на них мораторием, еще и Европарламент критически высказался по поводу весьма скудных результатов диалога с Минском. Как эти решения могут повлиять на ту многовекторную политику, о которой так часто говорит Лукашенко?
 
- По словам некоторых политиков и чиновников, которым приходилось и приходится общаться с апологетами и проводниками белорусской политики, называемой многовекторной, почти всегда они сталкивались с какой-то напускной гордостью и верой в свою непогрешимость. Нельзя сказать, что такое поведение могло бы способствовать развитию нормальных отношений. Сам же Лукашенко, который в Беларуси определяет все и вся, неоднократно напоминал о бесполезности давить на него. В общем, следует признать, за прошедший год так называемого диалога с Евросоюзом он это доказал. Репрессивная сущность режима сохраняется. А влияние тех политиков, мечты которых путем «умиротворения» оторвать Лукашенко от России, похоже, в европейской политике снижается. И доверие к многовекторности Минска падает. Одна из главных причин - упорное игнорирование в его политике базовых, общеевропейских ценностей. Вот это и было зафиксировано в последних решениях Евросоюза и его парламента. По моему мнению, они больше могут вызвать некие напряженные ожидания за свое будущее в правящем классе Беларуси, нежели стимулировать реальные перемены.
 
- Но никто ведь не отменял решения об участии Беларуси в евросоюзовском «Восточном партнерстве», благодаря которому Минск продолжает надеяться получить солидную финансовую подпитку. Могут ли оправдаться такие надежды?
 
- Да, в Брюсселе приветствовали заявления Минска о стремлении сбалансировать свою внешнюю политику и дальше уже «лететь» на двух, а не только на российском крыле. Недавно появилась информация в СМИ, что Беларусь, то ли подготовила, то ли уже предложила, целую серию проектов для «Восточного партнерства». Они как двусторонние, так и многосторонние. При этом отмечаются, как наиболее перспективные, проекты в энергетической и транспортной сферах. Буквально вслед за такой информацией, появилась дополнительная в виде заявления «правой руки» Путина вице-премьера Игоря Сечина. Была высказана серьезная озабоченность потерями России из-за неоплачиваемого транзита украинской электроэнергии в Беларусь. Тут как-то вспомнились недавние договоренности глав МИД Беларуси, Украины и Литвы о белорусском мосте для украинской электроэнергии в Литву. Да и неоднократные обещания, что в Беларуси со дня на день появится эта «рука» Путина для решения вопросов в топливно-энергетической сфере. Сечин пока не приехал, но голос подал. И стало ясно, кому в Москве поручена роль «смотрящего» по Беларуси. Можно напомнить, что энергокарьера Сечина начиналась с похорон ЮКОСа и разорения Ходорковского. Так что те надежды, о которых Вы спрашиваете, могут иметь для официального Минска специфический смысл. 
 
- А можно ли отметить другие сферы, кроме проектов «Восточного партнерства», где наблюдается положительная динамика сотрудничества?
 
- Ну, пока главы внешнеполитических ведомств восточнопартнерских Украины, Беларуси и евросоюзной Литвы договариваются по вопросам, к примеру, энергетики, другие высокопоставленные чиновники этих стран стремятся повысить уровень координации, сотрудничества в сфере безопасности. Именно на эту тему в Минске должна была говорить секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Раиса Богатырева. Но, как оказалось, ее визит не состоялся по причине юбилейного заседания Высшего госсовета союзного государства в Москве, куда уехало почти все руководство Беларуси. Ожидалась и встреча министров обороны Литвы и Беларуси. Видимо, новый белорусский министр не успел еще полностью войти в курс дела и поэтому принять приглашение литовского коллеги не смог. Остается надеяться, что у генерала Жадобина все же состоится личное знакомство с министром обороны Литвы госпожой Расой Юкнявичене, и он разъяснит ей, к примеру, истинный смысл проведенных в Беларуси совместных с Россией военных учений «Запад-2009».
К положительной динамике сотрудничества следует отнести не только контакты дипломатов и силовиков. Недавний визит в Беларусь, впервые за много лет, министра культуры Польши также можно рассматривать в качестве хорошей перспективы развития отношений в рамках «Восточного партнерства». Ведь Польша вместе со Швецией были инициаторами этой новой стратегии Евросоюза. Определенные надежды сохраняются на визиты к польским коллегам глав президентской администрации и МИД Беларуси.
 
- Вы говорите, что белорусская сторона должна разъяснить литовским, да и другим соседям смысл проведенных масштабных учений «Запад-2009». Неужели они могут негативно повлиять на ту положительную динамику развития сотрудничества, о которой мы говорим?
 
- Насчет какой-то степени влияния, пока, говорить затруднительно. Но уж точно, что эти военные игры никак не будут способствовать атмосфере доверия между странами региона. Только росту абсолютно не нужного напряжения. Такой вывод можно было сделать после личного общения с министром обороны Литвы. Несмотря на свою сильную занятость, госпожа Раса Юкнявичене любезно согласилась встретиться с группой белорусских журналистов. Мероприятие было организовано при содействии литовских коллег из информационного агентства Delfi. Ясные ответы министра на многочисленные, ни с кем не согласованные, вопросы журналистов позволили лучше понять политику Литвы в отношении белорусского соседа. В аналогичной атмосфере доступности и доброжелательности прошла встреча и в МИД Литвы. К сожалению, о такой открытости белорусских чиновников можно только мечтать. Они явно «парализованы» волей своего руководителя, ведущего по многовекторному маршруту белорусский самолет. В связи с этим, вот что вспомнилось.
 
Существует давняя шутка «Какого цвета стоп-кран в самолёте?». Как это ни парадоксально звучит, но на многих испытательных образцах самолётов действительно установлены стоп-краны, которые служат для аварийного прекращения подачи топлива в двигатели. Окрашены такие стоп-краны в красный цвет.
12:25 21/12/2009




Loading...


загружаются комментарии