Прощай, Google?

Проект указа президента о новых правилах существования Интернет-пространства Беларуси комментируют профессионалы. Очевидный вывод – указ поставит вне закона применение всех новых Интернет-технлогий.

Прощай, Google?
В настоящее время рассматривается проект указа президента о новых правилах существования Интернет-пространства Беларуси. О том, можно ли регулировать интернет и какие новшества может внести указ в случае его принятия в нынешней редакции, в студии TUT.BY в рамках авторской программы Юрия Зиссера "Экспертиза" рассуждают гости – Игорь Сукач, директор компании "Альтернативная цифровая сеть" (бренды "Атлант Телеком" и "Шпаркі дамавік"), и Людмила Чекина, юрист УП "Надежные программы".
 
- Как вы считаете, поддается ли интернет каким-то законам?
Игорь Сукач (И.С.): Интернет поддается всем тем законам, по которым живет наше общество в целом. Невозможно написать кодекс этического поведения в интернете: он просто есть, и, как и любое общение между людьми, регулируется какой-то этикой. Невозможно сказать, что какие-то предполагаемые правонарушения будут регулироваться законодательством в интернете и каким-то другим законодательством вне интернета.
Есть законодательство, обязательное к применению независимо от сферы, в которой совершались какие-то правонарушения. Безусловно, в интернете есть некоторая специфика, но это не значит, что для него должны писаться какие-то особые законы.
- Как, в таком случае, можно говорить о таких вещах, как байнет? Что это такое?
И.С.: Определения "байнет" как такового не существует, во всяком случае, утвержденного законодательством. Есть попытки дать такое определение в недавнем проекте указа. Но, на мой взгляд, это притянуто за уши, потому что байнет – это сайты, которые мы как пользователи предполагаем относящимися к байнету. Часть российских сайтов тоже можно отнести к байнету, потому что они пользуются безумной популярностью у белорусов, мы их используем в повседневной жизни. Несмотря на то, что они ориентированы на широкого пользователя, белорусы считают их истинно своими.
- Получается, что байнет – это то, что мы считаем байнетом?
И.С.: Именно так и получается.
- Давайте рассмотрим проект указа. Например, пункт 1.1, который говорит, что "оказание услуг на территории Беларуси с использованием национального сегмента сети интернет осуществляется с помощью размещаемых на данной территории и зарегистрированных в установленном порядке информационных сетей, систем, ресурсов". Как можно это рассматривать?
- Людмила Чекина (Л.Ч.): На мой взгляд, определение, которое предполагается дать в этом проекте указа, несколько неудачное: в нем происходит объединение физических ресурсов – сетей, систем, с виртуальными. Это определение будет иметь большие сложности при практическом применении. Например, не понятно, относится ли к национальному сегменту сети интернет сайт, зарегистрированный в доменном пространстве .by, но физически расположенный на сервере, находящемся в Российской Федерации. Известно, что стоимость хостинга в России, как правило, ниже его стоимости в Беларуси. Получается, что такие сайты лишаются возможности оказывать любые услуги на территории Беларуси, причем как рекламные, так и информационные. Местом оказания подобного рода услуг согласно общей части Налогового кодекса Беларуси считается место нахождения потребителя: если заказчик этих услуг находится на территории Беларуси, то, например, сайт Mail.Ru не сможет оказывать рекламные услуги таким заказчикам.
В любом случае при определении национального сегмента нужно разделять физические ресурсы, которые можно ограничивать по территориальному признаку, и виртуальные. На мой взгляд, подобные ограничения приведут только к путанице и вызовут достаточно много коллизий при практическом применении.
- Получается, прощай, Google.
Л.Ч.: Возможно, да.
- И у TUT.BY тоже будут проблемы, потому что корпоративный сайт, на котором описываются платные услуги – реклама, хостинг – не является частью портала и находится на TUTBY.COM. Домен .com – зарубежный, и, согласно этому определению наш корпоративный не является белорусским.
Л.Ч.: Получается, что с ним могут возникнуть проблемы.
- Любой портал – это целый комплекс программно-технических средств, в котором "Поиск" может быть от одного партнера, "Погода" – от другого. И все это интернет-сервисы. Современная модель вычислений, так называемая cloud, или облако, заранее предполагает экстерриториальность. Ограничиваясь физическим нахождением этой инфраструктуры в Беларуси, мы просто убиваем интернет.
Л.Ч.: Проблемы возникнут у очень многих, практически у всех крупных белорусских производителей, поскольку они, ориентируясь на российский и зарубежный рынок, заводят сайты в зонах .biz, .org, .com. Все эти рекламные сайты оказываются вне закона. Учитывая, что их зарубежные деловые партнеры уже знают названия этих сайтов, будет достаточно сложно переориентировать их на сайты, зарегистрированные в национальном доменном пространстве Беларуси.
- Если в подписанном указе останется такая формулировка, то байнет столкнется с большими проблемами?
Л.Ч.: И байнет, и экономика в целом, потому что интернет-информация сейчас выходит на первое место, в том числе при налаживании деловых связей. Боюсь, что очень многие крупные белорусские производители столкнутся с проблемами поиска деловых партнеров за рубежом именно с использованием этого канала. Если они вынуждены будут размещать всю свою рекламу на сайтах с расширением .by, зарубежные партнеры могут их просто не найти.
- Но рекламные услуги могут быть не только платными. Любые сервисы могут быть и бесплатными: например, электронная почта – это бесплатный почтовый сервис. Если следовать пункту 1.1, то зарубежную почту использовать нельзя.
Л.Ч.: К сожалению, законодатель не делает разницы между платными услугами и бесплатными – в любом случае это подпадает под определение "услуги". Думаю, разработчики этого указа не имели в виду то, о чем мы сейчас говорим, но согласно формулировкам, к сожалению, под такое расширительное толкование попадает огромный сектор экономики.
- Нет сомнения, что разработчики не имели этого в виду. Но когда на основании указа будут разрабатываться документы Совета министров, подзаконные акты, они не могут противоречить этому указу.
И.С.: Указ будет читаться буквально: что записано, то и будет иметься в виду. А это приведет к некоторым противоречиям. Интернет-объект экстерриториален в любом случае, и давать определение даже домену .by как территориальному неправильно. Поэтому в предлагаемом определении, по моему мнению, территориальность нужно исключать.
- По крайней мере, для виртуальной части этой статьи, потому что по физически размещаемым на данной территории "информационным сетям" это еще может пройти, а по "ресурсам" – уже нет, потому что они виртуальны. Как в таком случае можно было бы сформулировать этот пункт?
Л.Ч.: Я полагаю, что регулирование следует ограничить только доступом в сеть интернет. Например, он может звучать так: "Оказание услуг по доступу в сеть интернет на территории Беларуси осуществляется с помощью размещаемых на данной территории информационных сетей".
Я думаю, излишне будет говорить о регистрации абсолютно всех электронных сетей, так как технически это невозможно: информационные сети являются сейчас многоуровневыми понятиями, которые включают и локальные сети, и сети ведомственной принадлежности. Регистрация была бы введением еще одной ненужной бюрократической процедуры, которая заняла бы огромное количество человеческого времени и финансовых ресурсов.
Это напомнило мне изменение правил лицензирования розничной торговли, которое произошло в 2005 году: тогда все субъекты хозяйствования, занимающиеся розничной торговлей, в силу "упрощения" лицензирования розничной торговли вынуждены были выстаивать километровые очереди в исполкомах и получать новые лицензии на розничную торговлю.
То же самое сейчас может произойти с регистрацией информационных ресурсов, сетей, систем. Во-первых, понятие "информационный ресурс", предлагаемое Законом "Об информации, информатизации и защите информации", включает в себя любые взаимосвязанные массивы информации. Информационным ресурсом может считаться не только сайт, но и блог, форум – любая часть сайта, представляющая собой связанный массив информации. Нам предлагается регистрировать объекты независимо от их юридической квалификации. Если даже постановлением Совета министров будет определено, какие именно информационные ресурсы подлежат регистрации, с незарегистрированными информационными ресурсами могут возникнуть сложности, так как с ними нельзя будет работать: с помощью этих ресурсов нельзя оказывать услуги. Если какая-то страничка сайта расположена на домене третьего-червертого уровня, она не будет подлежать регистрации, но на ней нельзя будет размещать рекламу в силу буквального толкования подпункта 1.1 данного проекта.
- То, что толкование будет буквальным, — очевидно. Если в Совете министров, министерстве кто-то разработает инструкцию, которая этому противоречит, то человека накажут, а неприятности не нужны никому.
И.С.: С другой стороны, операторская деятельность уже достаточно четко регламентирована. Все субъекты хозяйствования, которые оказывают услуги связи, получают соответствующую лицензию, что фактически соответствует регистрации. Кроме того, мы строим сети в соответствии с некоторыми техническими условиями. То есть, вся информация уже имеется в наличии, например, в виде договоров аренды у ГТС, лицензии Минсвязи. Еще один бюрократический механизм регистрации, абсолютно излишний.
Доменные имена сейчас тоже регистрируются, проходят соответствующую процедуру. Откуда возникло желание регистрировать все ресурсы, непонятно. Это достаточно сложная, трудоемкая процедура.
- Получается, что нужно будет регистрировать даже личный блог?
И.С.: Если буквально подходить к тексту этого указа – то да, придется регистрировать.
- Может возникнуть некий полиморфизм: допустим, у меня есть подлежащий регистрации контент, который я размещаю в личном блоге. Скорее всего, блоги регистрировать не придется, и таким образом, я обойду этот закон. Или, например, я размещу свой контент в Twitter или Facebook. Мы не регистрируем международные сервисы, поэтому появляется белорусский контент, который формально не будет являться частью байнета и регистрации не подлежит.
Давайте рассмотрим пункт 1.2: "Операторы электросвязи и иные юридические лица и индивидуальные предприниматели, оказывающие услуги по доступу к сети интернет, размещению в данной сети информации, ее передачи, хранению, обязаны идентифицировать пользователей интернет-услуг, которым они оказали такие услуги, хранить эту информацию до одного года". Что такое "идентификация" с юридической точки зрения?
Л.Ч.: Должны быть собраны сведения, достаточные для того, чтобы установить личность и прочие персональные данные того лица, которое пользуется данными услугами. К сожалению, технически это невозможно в настоящее время.
Все знают, что огромное количество новых технологий не позволяет идентифицировать пользователя как частное лицо. Например, если человек хочет выйти в интернет из отеля, где используется Wi-Fi, то он не пойдет в офис интернет-провайдера с паспортом заключать договор на предоставление услуг. Я думаю, что, возможно, разработчиками это не имелось в виду, возможно, шла речь о технических аспектах идентификации, так как это производится сейчас: всегда можно узнать IP-адрес, время захода в сеть, возможно, узнать номер телефона, но установить личность пользователя при помощи новых технологий практически невозможно. В таком случае вне закона ставится применение всех новых технологий, ставится под вопрос онлайн-регистрация в автоматизированном порядке доменных имен, что является обязательным требованием ICANN для национальных регистраторов доменных имен, и стоит под вопросом оказание услуг по передачи информации, например, с помощью почтовых сервисов, в том виде, в котором она сейчас производится. Пользователи, естественно, пойдут по пути наименьшего сопротивления и перейдут на международные серверы.
- На самом деле мы понимаем, что имелось в виду: сейчас все провайдеры, поставщики услуг хранят логи для следственных действий правоохранительных органов. Сейчас это делается на общественных началах, а теперь решили это узаконить. Но выбрали неудачную формулировку, по которой должны храниться не серверные логи, а "информация, идентифицирующая пользователей", что технически невозможно. Если это оставить в таком виде, то прощай, беспарольный доступ, парольный доступ, ADSL – мы же не знаем, кто сидит за компьютером.
И.С.: Как правило, правоохранительным органам достаточно идентифицировать компьютер. Вопрос в том, что применение этого закона блокирует развитие таких современных технологий, как Wi-Fi, которое у нас и так опаздывает в развитии в виду того, что разрешения на частоты были выданы достаточно поздно. В таком виде его использование будет просто невозможно, по крайней мере, массово.
Сюда же подпадают и онлайн-услуги – например, интернет-магазин. С одной стороны, можно технически осуществить и реализовать это положение – например, просто отключить Wi-Fi-точки. Но даже такой механизм не исключает анонимность злоумышленника при доступе в сеть интернет: существуют публичные прокси-серверы, которые скрывают того, кто каким-то образом осуществлял доступ к определенному ресурсу. Мы ставим технологическое развитие в зависимость от недостижимых целей.
- Получается, что через интернет нельзя купить товар, нельзя заказать хостинг, нельзя зарегистрировать доменные имена онлайн. Для всего этого нужно будет показывать паспорт.
И.С.: Все услуги онлайн, по крайней мере, пока не будет широко внедрена цифровая подпись, будут недоступны.
- Законодательный прогресс вступает в противоречие с законами развития технологий. Например, единственным итогом принятого Закона "Об информации, информатизации и защите информации" для TUT.BY было получение письма из ОАЦ, фактически запрещающего службу WHOIS. До этого мы могли с разрешения регистранта домена показать в интернете, кто он такой, а сейчас мы этого делать не можем.
Л.Ч.: В соответствии с Законом "Об информации, информатизации и защите информации" персональные данные не могут находиться в общем доступе. Поэтому Оперативно-аналитический центр в начале 2009 года разослал рекомендации по предоставлению данных о регистранте доменных имен только с письменного согласия регистранта. То есть, сервис WHOIS стал запрещен.
(Примерно через час после окончания нашего интернет-эфира в отдел хостинга TUT.BY позвонил уполномоченный представитель ОАЦ, извинился за неточность и любезно сообщил, что согласно уточненным данным, только что полученным у юристов ОАЦ, служба WHOIS все-таки может эксплуатироваться, но только для юридических лиц. Мы на TUT.BY благодарны за частичное решение проблемы и надеемся, что и к другим высказанным в эфире соображениям, вызванным исключительно целью улучшить проект указа, в ОАЦ отнесутся столь же внимательно. Прим. ведущего передачи).
Кстати, регистрация доменного имени по паспорту тоже невозможна: согласно правилам ICANN, регистрация доменных имен в автоматизированном порядке является обязательной функцией национального регистратора. То есть, ОАЦ могут лишить лицензии ICANN за запрет предоставления такого сервиса.
Л.Ч.: Я думаю, регистрацию доменных имен можно было бы производить с использованием разумного компромисса. Сейчас пользователь заполняет электронную заявку, которую направляет регистратору, который, в свою очередь, производит регистрацию доменного имени. За достоверность сведений, указанных в электронной заявке, никто не отвечает.
Поскольку доменное имя – это объект интеллектуальной собственности, могут возникать вопросы по регистрации и использованию доменных имен. Поэтому разумно было бы ввести в законодательстве ответственность за достоверность сведений, указанных в электронной заявке. Так как доменное имя является достаточно ценным объектом, в качестве меры ответственности можно было бы предложить аннулирование регистрации доменного имени при указании недостоверных сведений в электронной заявке. Это решило бы все проблемы.
- Это соответствует международной практике: при регистрации доменных имен в международных зонах .com, .net, .org при указании неверных данных регистрация аннулируется.
Но этот запрет – не единственный непонятный момент указа. Например, пункт 1.3: "Услуги по доступу в интернет и/или размещению в данной сети информации, передаче, хранении, оказываемые государственным органам и организациям, иным организациям, использующим в своей деятельности сведения, составляющие государственные секреты, производится уполномоченными поставщиками интернет-услуг, которые определяются ОАЦ по согласованию с главой государства". Нетрудно понять, что такое определение может привести к очередной монополии государства и переделу рынка хостинга.
И.С.: Вопрос, скорее, не в монополии. С одной стороны, это попытка перенести ответственность за безопасность информации на поставщиков услуг доступа, что, на мой взгляд, методологически неверно: ни один поставщик не может нести ответственность за безопасность информации, которая выложена в интернете. Это ответственность владельца информации или владельца ресурса. Такое решение провоцирует владельца ресурса снять с себя ответственность за ту информацию, которую он выложил и за которую отвечает уполномоченный поставщик. С другой стороны, никто не говорит, что некоторая секретная информация может быть даже выложена или иметь общий доступ в сети интернет. Выкладывается та информация, которая является публичной, которую необходимо донести до пользователя, и задача поставщиков услуг – именно донесение выложенной информации, а не ее защита.
Если предусматриваются некоторые дополнительные компетенции оператора, который оказывает услуги госорганам, для этого существует прозрачный механизм лицензирования. Добавлять к нему достаточно бюрократичные непрозрачные механизмы мне кажется не совсем правомерным и стратегически ошибочным.
Но, несмотря на это, данный указ предполагает наличие нескольких уполномоченных операторов, нескольких операторов, которые предлагают, в том числе, и международные каналы связи. То есть, данный проект предусматривает некоторые пути либерализации рынка передачи данных и доступа в интернет, что может только приветствоваться.
- Рассмотрим пункт 1.4 проекта указа, в котором говорится, что "оказание интернет-услуг может быть приостановлено или прекращено при нарушении поставщиками и/или пользователями интернет-услуг настоящего указа". Как можно расценивать это решение?
Л.Ч.: На мой взгляд, это может вызвать дополнительные сложности при практическом применении. Если мы говорим о приостановлении оказания интернет-услуг в отношении пользователя, нарушившего законодательство, то с ним можно согласиться. Но если мы говорим о приостановлении предоставления услуг поставщика интернет-услуг, то в этом случае пострадавшим окажется не только и не столько сам поставщик этих услуг, сколько пользователи, которые законодательства не нарушали.
Кроме того, не понятно, за какие конкретно нарушения будет приостанавливаться оказание интернет-услуг. Как правило, в любом положении о порядке лицензирования определенного вида деятельности содержится исчерпывающий перечень наиболее серьезных нарушений, за совершение которых лицензия может быть приостановлена либо аннулирована. В данном случае мы видим очень широкую формулировку за нарушение требований данного указа, а также любого другого законодательства, которое регулирует деятельность в национальном сегменте. Прекращение оказания услуг может произойти практически за любое формальное, неумышленное, незначительное нарушение.
Я думаю, такая ситуация совершенно недопустима: должен быть исчерпывающий перечень, который позволяет приостановить либо прекратить оказание интернет-услуг в отношении нарушителя. Учитывая саму систему, когда прекращение оказания интернет-услуг их поставщиком затрагивает интересы пользователей, абсолютно добропорядочных и законопослушных, которые могут сильно пострадать, если не смогут зайти хотя бы на почтовый сервис и вовремя получить электронную корреспонденцию. Должна быть судебная система как прекращения, так и приостановления лицензии. В отношении поставщиков интернет-услуг обязательно должна быть судебная процедура, потому что должностные лица государственных органов могут неправильно квалифицировать достаточно сложные понятия. Кроме того, обязательно должен быть исчерпывающий перечень нарушений, за которые могут быть предприняты меры по приостановлению или прекращению оказания интернет-услуг.
И.С.: В такой ситуации страдают не только пользователи. Речь идет о деятельности любого поставщика услуг, в том числе об операторской деятельности. Например, приостановить деятельность любого достаточно крупного оператора даже на день (а проект предусматривает гораздо более длительные сроки) равнозначно его принудительной ликвидации. А объемы потерь выручки составляют у некоторых операторов несколько миллионов долларов в день.
- Непонятно, кто принимает такого рода решения: кому-то из чиновников не понравилось, что МТС или velcom списали с него лишние деньги – он взял и приостановил деятельность.
Л.Ч.: Непонятно, кто будет возмещать убытки в случае, если в судебном порядке будет признано, что приостановление произошло без достаточных оснований. Достаточно сложно будет потребовать у того государственного органа, который незаконно приостановил такую деятельность, сложно будет взыскать колоссальные убытки.
И.С.: Не хотелось бы, чтобы наше рассуждение выглядело как критиканство. Указ все же содержит достаточно много положительных моментов. Например, он предусматривает возможность либерализации или даже модернизации рынка: он предусматривает то, что несколько поставщиков могут предоставлять выход в международный интернет. Кроме того, указ дает попытку создания некоторого регулирующего органа в области интернета.
Сейчас функцию регулирующего органа в телекоммуникационной отрасли у нас выполняет Министерство связи. Международная практика говорит о том, что такой регулирующий орган, как правило, или не владеет госсобственностью как таковой и имеет возможность принимать взвешенные решения на рынке в целом, или вообще отделен от министерства и носит общественный характер. В нашем случае Министерство связи владеет государственной собственностью, например, "Белтелеком", и зачастую его решения так или иначе находятся в зависимости от того, чем он управляет. Было бы правильнее распространить эту попытку на всю отрасль и создать орган, регулирующий независимо от собственника государственных предприятий, создать независимого регулятора отрасли связи.
- Так делается во всем мире, даже в России: российское Министерство связи ничем не владеет. В нашей ситуации получается, что одной рукой мы регулируем, а другой собираем с этого прибыль. Орган, регулирующий отрасль, должен быть независимым, в его работе должны участвовать совершенно разные люди – как государственные службы и органы, так и представители парламента и частного бизнеса.
И.С.: Кроме этих положительных моментов, о которых я уже сказал, проект указа содержит абсолютно четкое разграничение ответственности между владельцем информации, за ее распространение, и оператором, который дал доступ к этой информации. Это очень хорошая новость: зачастую эти понятия смешиваются, и оператора пытаются наделить не только функциями, отвечающими за безопасность информации, но и функцией контроля самого контента, что никак не находится в компетенции операторов. В указе приводится достаточно четкое разграничение.
Проект указа предусматривает фильтрацию трафика. Я, например, воспринимаю это положительно. Я не смешиваю фильтрацию с цензурой. Цивилизованная фильтрация трафика существует в очень многих странах. Существуют сайты, доступ к которым должен быть закрыт, и это нормально: есть масса сайтов террористической направленности, работорговли. Но, с другой стороны, указ предусматривает возможность каждому пользователю индивидуально настраивать список фильтрации, а это даже технически неосуществимо. На уровне операторской деятельности устанавливать индивидуальные листы фильтрации невозможно, а проект указа это предусматривает.
Внутри страны мы можем закрыть сайты, которые направлены на террористическую деятельность, и никто не будет против. Но мы не можем активно влиять на такие сайты, которые располагаются вне территории республики. Иметь возможность закрыть к ним доступ, с моей точки зрения, было бы справедливо. Но пытаться фильтровать интернет – бесполезное занятие, так как любой запрет можно обойти через прокси-сервер.
- Кто в таком случае может стать "палачом"? Кто будет решать, какой сайт закрывать?
И.С.: В проекте указа сказано, что это возможно по заявлению любого пользователя, что, в свою очередь, нереализуемо.
Л.Ч.: Если пользователь обратится к интернет-оператору с просьбой предоставить ему услугу по прекращению доступа данного пользователя, например, к сайтам порнографической направленности, интернет-оператор в силу данного указа будет вынужден просматривать всю информацию и решать, какие сайты относятся к порнографической направленности, а какие нет. Это неэффективно с технической точки зрения. Еще сомневаюсь, что пользователь будет заявлять о прекращении доступа к конкретным сайтам. Скорее всего, это будут общие формулировки.
- Полагаю, что закон об интернете нашей стране не нужен. Можно внести некоторые положения, касающиеся регулирования в интернете, в существующее законодательство, в Гражданский кодекс.
И.С.: А еще появляются новые технологии. Не хотелось бы, чтобы принимались нормативно-правовые акты, которые в дальнейшем могли бы стать препятствием для технологического развития отрасли связи.
15:27 24/12/2009




Loading...


загружаются комментарии