Статкевич: Цензура в Интернете была неизбежна

Со дня  на день ожидается подписание  указа о новых правилах существования  Интернет-пространства Беларуси. Политик  Николай Статкевич говорит в  интервью Euramost.org, что появление такого  документа было неизбежно.

«Интернет поддается всем тем законам, по которым живет наше общество в целом, - прокомментировал проект документа директор компании "Альтернативная цифровая сеть" Игорь Сукач. - Невозможно написать кодекс этического поведения в интернете: он просто есть, и, как и любое общение между людьми, регулируется какой-то этикой. Невозможно сказать, что какие-то предполагаемые правонарушения будут регулироваться законодательством в интернете и каким-то другим законодательством вне интернета. Есть законодательство, обязательное к применению независимо от сферы, в которой совершались какие-то правонарушения. Безусловно, в интернете есть некоторая специфика, но это не значит, что для него должны писаться какие-то особые законы».
А что думают по это поводу политики?

- Власть готовится к президентской кампании, и, соответственно, к этому приурочила этот документ, который позволит на период кампании заблокировать оппозиционные сайты, - говорит Николай Статкевич. – Я напомню, что накануне президентской кампании 2006-го года были запрещены к распространению почти все независимые газеты. Сейчас, несмотря на легализацию двух таких газет, ситуация улучшилась совершенно незначительно, потому что две газеты существенного влияния на общественное мнение не оказывают. Это, как говорят, пресса только для своих. А вот многие региональные газеты, которые как раз и оказывают влияние на сознание людей в своих городах, по-прежнему в опале. Таким образом, со стороны печатных СМИ власть не видит для себя опасности. Основной «враг» для нее – Интернет. И сейчас, безусловно, делается все, чтобы ограничить его влияние. Да, эти запреты при желании можно обойти, но с точки зрения потребителя информации при большом количестве незапрещенных и интересных сайтов, надо будет приложить некоторые усилия, чтобы обойти запрет. А делать это будут не все. Опять-таки только те, кому это очень необходимо. Вот на этом и строится расчет властей. Правда, они не учитывают тот фактор, что, когда возникает дефицит информации, то в такие периоды люди ищут и находят альтернативные источники ее получения и меньше верят официальным СМИ.

- Как в советские времена…
- Да, в чем то есть схожесть. Раньше ведь тоже слушали запрещенные радиостанции, читали такую же литературу. Сейчас время, конечно, другое, но при желании можно и в Интернете добраться до нужной информации, которую можно распечатать, распространить. Хотя, повторюсь, количество посетителей запрещенных сайтов уменьшится. Но увеличится количество тех, кто будет читать независимую прессу. 

- Может быть, демократическая Европа как-то отреагирует на такой шаг белорусских властей?
- Демократическая Европа сейчас ни на что не реагирует. Реакция последует, если произойдет что-то из ряда вон выходящее. Европейцы сейчас нашли себе новую игрушку, они играют в независимую от России белорусскую власть. Но мне вся эта независимость кажется просто смешной.

- Чем еще вам этот год запомнился?
- Я в этом году пытался повернуть коллег по демократической оппозиции в сторону выработки реальной стратегии борьбы за победу. Сначала это все удавалось, началось обсуждение стратегии. Но затем эта идея, к сожалению, рассыпалась. Думаю, основная причина в том, что реальная борьба за победу в нашей ситуации требует жертвенности. А у нас многие уже приспособились к сложившейся ситуации.

- Куда, на ваш взгляд, сейчас движется Беларусь?
- А никуда не движется. Вопрос один: где и у кого еще взять деньги? По сути это модель неэффективной колхозной экономики, которая постоянно требует дотаций для поддержания контроля над страной. Никаких реальных шагов, чтобы сделать экономику конкурентоспособной, не делается. Но об этом людям говорят меньше всего. А поэтому и вводится цензура даже в Интернете.
22:02 28/12/2009




Loading...


загружаются комментарии