Цитатник президента

Самый известный коллекционер цитат из выступлений Александра Лукашенко представляет самые яркие из его прошлогодних высказываний.

Цитатник президента
Александр Лукашенко — о кризисе:
 
«Я первый сказал: в основе кризиса лежит коррупция. И потом в докладе ООН это прозвучало. Не только коррупция. Триллион долларов в Ираке угробили американцы. Это и коррумпированные жулики, которые разворовали, растащили эту экономику. И началось это с Америки, и об этом надо прямо говорить». (Первая программа Белорусского Радио, 2.10.2009)
 
«Кризис еще хорош тем, что наступает железное время железной дисциплины. И прежде всего премьер министр и губернаторы должны железно управлять процессами. Сказал — второго разговора быть не может. Приводите страну в порядок, чтобы я вас не встряхивал каждого». (Первый канал, 17.07.2009)
 
«Я сказал на заседании правительства: в Беларуси кризиса нет. Забудьте! Это у вас может быть кризис. А у нас – нет, в том смысле, что болтать про это не пристало, надо работать, как бы ни было сложно... Мы стремимся уберечь людей. Хоть небольшую зарплату, пенсию дать... От президента до директора предприятия мы работаем над разгрузкой этих складов... И если правда состоит в том, что мы дно кризиса прошли и оживление какое-то началось, мы, может быть, и выживем». (Первая программа Белорусского Радио, 2.10.2009)
 
О себе:
 
“Я сторонник искренней политики. Я во всем — сторонник искренности. И в моих поступках. Я ничего не прячу — практически все, что у меня есть. Обо мне все знают даже больше, чем есть на самом деле. Я абсолютно не прячу свою политику в государстве. Потому что я хочу, чтобы политика была не грязной, а искренней. В этом главное, наверное, предназначение моего служения не только народу, но и Господу Богу. Дай Бог только, чтоб Он был”. (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
О власти:
 
«Я не знаю, что такое власть, но привкус у нее очень горький». (РТР, 29.08. 2009)
 
О детях:
 
«Дети, семья – они, если ты государственный человек, должны возле тебя на государственной службе быть. Они не могут быть бизнесменами. Ну, представьте, у меня сын – бизнесмен! Ну, ясно, что был бы процветающим, так же? И не надо мне никому звонить, говорить и поддерживать. Фамилия сама за себя будет говорить. Никаких родственников близких в бизнесе быть не должно. А желательно, и дальних. Ни один человек у президента Лукашенко — ни дети его, близкие родные и дальние – бизнесом не занимается». (Первая программа Белорусского Радио, 2.10.2009)
 
«Если меня нет дома, сын Коля не спит, не ест – это вообще не ребенок. Вот он привязан, как хвост. И это уже не первый год. Я в зарубежную командировку вынужден его брать потому, что он не будет спать, он дойдет до изнеможения. Со мной в самолете — он там поспит, поест, он привязан к отцу. Ну, что, я его должен отпихивать?» (РТР, 29.08. 2009)
 
«А скажите, а сколько у нас в России и в Беларуси детей вот таких, как «внебрачный сын президента», как у нас говорят. А сколько у нас брошенных детей? Так пусть это будет примером тому, коль уж в жизни так сложилось, что у тебя родился ребенок, неважно, как он родился., — это является основой любого человека. Малыш – это даже отдушина для меня в моей работе. Вот тут Путин сказал: «Это от Бога». Так чего я должен то, что Богом дано, прятать?... Вы знаете, извините за нескромность, как мне часто те, кто меня знает, говорят: «Таких отцов не бывает». И действительно, я и старших своих детей безумно любил. Если у меня маленький ребенок – все, я забываю о какой-то там любви, о чем-то, у меня есть работа и у меня есть ребенок, я ну до бешенства люблю детей! Это и старших касалось, и этого ребенка касается, это — святое». (РТР, 29.08. 2009)
 
О белорусах:
 
“Я люблю решительных людей. Видимо, нам из-за этой памяркоўнасці решительности не хватает.... Нас бросали из одной империи в другую. Давили, травили. В результате появилась вот эта черта: осмотрительность, затем — памяркоўнасць. Поэтому разницы никакой нет между русским и белорусом – мы практически один народ. Я на этом настаивал. Только мы со знаком качества. И мы более осмотрительны в силу нашей истории”. (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
О Союзном государстве:
 
«Когда мы с Ельциным, царство ему небесное, задумывали этот Союз, мы ведь исходили из того, что мы быстро вдвоем должны пройти этот путь, и Украине просто некуда было деваться. Тогда еще при раннем Кучме. И мыслилось, что, когда мы в течение двух, трех, пяти лет покажем преимущества, Украина к нам присоединится. Кучма с этим согласился: а куда нам деваться? Но случилось так, что поздний Кучма в конце своей жизни президентской говорит: в какой Союз вступать? Да вы вдвоем не можете разобраться... Поэтому замысел был таков, но с первой попытки он не удался». (Первая программа Белорусского Радио,. 2.10.2009)
 
“Не надо делать из меня идиота. Раньше при Ельцине газеты писали: “А-а-а, Лукашенко рвется в Кремль схватить эту шапку Мономаха!”. Мне здесь этого хватает, уже наелся вот так! Но если мы объединяемся, почему вы не говорите на президента Путина, что он хочет поглотить Беларусь? Почему? То есть, он может быть президентом России и Беларуси, а Лукашенко — не может? И Лукашенко может, и Путин может, и вы можете, и Петров и Сидоров, — кто победит на выборах!”. (Первая программа Белорусского Радио, 2.10.2009)
 
О России:
«Белоруссы и россияне – это один народ. Россия – это наша страна... Мы думаем как русские, как россияне. Мы живем, как они. У нас одни ценности». («Советская Белоруссия», 5.06.2009)
 
«Если Россия не пускает Беларусь на свой рынок, кому нужны эти так называемые интеграционные процессы? Только меня в этом обвинять не надо. Не я в этом виноват, что у нас не движется интеграция, что мы там на Запад развернулись, в «Восточное партнерство» вступили... А куда нам деваться?... Все развалено, все блокируется. Президент решение принимает, российское правительство – проваливает». (Первый канал, 23.05.2009)
 
«Дошли до того, что россияне начали публично и не публично говорить: вот мы вам 2 миллиарда, 1,5 миллиарда дали кредит под такой маленький процент. Так нам МВФ дал – чужие люди! — под процент меньший. Я задаю вопрос, я уже многим об этом сказал в России: а сколько за два года россиянами было выкачано из нашей экономики за счет незаконного введения пошлины на нефть? За счет трехкратного повышения цены на газ? Больше 10 миллиардов! 10 миллиардов за полтора года забрали, 2 миллиарда под дикий процент дали. Ну, хотя бы уже молчали!» (ОНТ, 9.04.2009)
 
О «молочной войне»:
 
«Россияне молочные войны устроили… Я, кстати, Путина предупреждал: не надо с нами воевать, в пик, когда май-июнь месяц, когда пик молока, когда коровы доятся все и много дают. Ведь будет поздняя осень и зима, вот тогда будут проблемы… Так и случилось. Я своему министру распоряжение отдал: где угодно бери, если не хватает, кого угодно дои, но, если россиянин просит, надо продать». (Первая программа Белорусского Радио, 2.10.2009)
 
О Евросоюзе:
 
«Ползти на коленях, горбатиться перед Европейским союзом мы не намерены. У нас нет той ситуации, чтобы мы дрожали в коленках или всем телом, бежали в Европейский союз». (Первый канал, 25.11.2009)
 
О независимости:
 
“Самый заинтересованный человек в том, чтобы наша страна была суверенной и независимой, – это я, президент страны! Не только потому, что я за это отвечаю в силу своего положения. Россияне меня по-другому упрекали: да ну, разве Лукашенко когда-нибудь отдаст свою власть? Я сижу, смотрю на них и думаю: Господи, а кому я должен эту власть отдать. Вы что, мне эту власть дали для того, чтобы я кому-то эту власть отдал? Если вы марксизм-ленинизм внимательно изучали, то дедушка Ленин учил, что только та власть чего-то стоит, если она умеет защищаться». (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
О революциях:
 
«Ползучая контрреволюция», говоря старым языком, в Беларуси не пройдет. Вы же в этом убедились, помните, как по «мордасам надавали» разного рода «цветным революциям». Даже пискнуть не смогли. Почему? Не потому, что мы диктаторы и варвары. А потому, что мы проводим политику в интересах нашего народа». (Первый канал, 23.04.2009)
 
Об оппозиции:
 
“У нас политика у оппозиции – это бизнес, за который хорошо платят. Они даже не боятся, что я завтра Прокопову могу оригиналы передать и он опять на весь экран покажет цену всего этого. Кто расписывался, кто сколько получал этих денег и так далее… Дают через Литву, через Польшу. Образовался целый канал. Мы же их контролируем, эти каналы. Неужели это непонятно?! На этих каналах сидят люди, которые отстегивают... Этот канал там себе отстегнул и тому дал, кто выделил. Ну, и нашим крохи уже достаются… И посмотрите: все шикарно живут. Никто бомжом не бомжует на улице. Нигде не работают, кстати, и никто не похудел! На иномарках ездят, особняки под Минском, квартиры в Минске. Все неплохо живут. Но я же это не расшифровываю. Скажут, что неприлично для президента” (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
О деньгах:
 
«И Буш искал мои деньги, и в России пытались найти мои счета. До сих пор никто их не нашел». (РТР, 29.08. 2009)
 
«Я никогда никому не платил. Никому! Я никому деньги не предлагал. В этом тоже мое предназначение. Но, наверное, я слишком слаб, чтобы изменить этот мир в том виде, в котором он существует”. (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
О приватизации:
 
“Мы акционировали практически все предприятия. Акции лежат у президента в сейфе. Ну, образно говоря. Все акции у президента. Он принимает последнее решение». (ОНТ, 17.02.2009)
 
“Некоторые великие деятели, которых мы из тюрем повыпускали, они аж визжат: надо требовать от Лукашенки, надо домашние задания, чтобы они делали, в этот момент кризиса надо их давить. У них уже поперло это по пьяни или от какой-то дури, у них это уже все полезло через уши, другие места, через все дырки, которые у них — это уже все полезло”. (Первый канал, 17.03.09)
 
О налогах:
 
“Нельзя увеличивать налоги... Закрутить гайки – это тоже самое, что открутить себе голову». (Первый канал, 13.01.2009)
 
Об олигархах:
 
«Может в Беларуси есть олигархи, но я их не знаю. Честное слово. Я их не знаю. Поэтому мне кажется, что их нет». (Первый канал, 5.06.2009)
 
О СМИ:
 
«Средства массовой информации никак сегодня не работают. Телевидение у нас, да как и за рубежом, — смотреть нечего. Радио в Беларуси уже никто не слушает. А по телевизору смотрят клипы. Развлекаловка, все это неинтересно. И у меня такое впечатление, что там уже и руководители забыли, что они являются субъектами идеологической работы» (Первый канал, 14.12.2009)
 
О чернобыльской зоне:
 
«Я в этот Чернобыль ехал. Я там с людьми жил. Да и сейчас у меня на Полесье дом. Я каждую весну туда еду. Когда начинается уборочная кампания, объезжаю все эти чернобыльские регионы». (Первая программа Белорусского Радио, 2.10.2009)
 
«Вы знаете, Господь, наверно с нами... радионуклииды очень глубоко мигрируют в землю, как мне говорят ученые и местные люди». (Первая программа Белорусского Радио, 2.10.2009)
 
О врачах:
 
«Ни один врач высокой квалификации мне не жалуется, что ему мало платят... Ходить с фонендоскопом на шее – это одно. А быть класным терапевтом, гинекологом, хирургом – это совсем другое... И тем мы платим не одну тысячу долларов». (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
О праздниках:
 
“Праздники – это самое нелюбимое мое время. Вот Пасха, Новый год, Рождество – эти у меня вызывают хорошую ассоциацию. Но только потому, что вам хорошо, когда вы отдыхаете, а еще и выпиваете. А новый год – это тот праздник, что редкий человек, даже Петр Марцев, не выпьет. Это обязательно. И даже детям каплю капнут и уже начинают приучать: ну, Новый год!.. Я человек в общем-то непьющий, или малопьющий, но чтоб на праздники я где-то выпил!.. Я себе на носу зарубил, что, когда весь народ пьет, президент должен быть абсолютно трезвым. И у меня под контролем все системы безопасности и обороны нашего государства, особенно в эти дни… Но это, естественно, немножко обидно, когда вы сидите, выпиваете шампанское, а я должен сидеть у пульта управления дома или где-то на запасном пункте управления, не дай Бог. Если президент туда выезжает, это уже плохо”. (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
Об импортных автомобилях:
 
«Я не езжу на старых автомобилях. Я лично езжу за рулем больше, чем меня возят. Да дерьмо стали производить, дерьмовые автомобили, даже в Германии. Они не выдерживают никакой критики по сравнению с теми, что были автомобили. Что говорить про старые автомобили! Это же обман людей! Да, я понимаю, что он не может купить новый, а ему надо, а ему хочется, потому что он такой больной, как я, по отношению к автомобилям. Я страшно люблю автомобили. Это моя стихия». (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
Новогодние пожелания:
 
“Каждый руководитель, каждый чиновник должен усвоить, что он должен раздеваться сегодня и работать на производство, а потом еще и продавать эту продукцию”. (ОНТ, 18.01.2009)
 
“Надо приходить на работу и работать с утра до вечера, может, сутками не спать, не есть». (Первый канал, 23.04.2009)
 
«Я хочу, чтобы вы одевались в свое и ели свое». (Первый канал, 23.05.2009)
 
“В новом году я хочу, чтобы мои дети были здоровы – это прежде всего. Во-вторых, чтобы мы вернулись к докризисному периоду. Вот если б мне точно сказали, где сейчас находится Бог и у меня была возможность к нему обратиться, я бы прежде всего этого попросил”. (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
 
“Коль уж избрали президентом колхозника, ну так терпите”. (Первая программа Белорусского Радио, 30.12.2009)
Владимир Подгол
09:48 14/01/2010




Loading...


загружаются комментарии