Придется платить

Судя по обстановке, сложившейся к концу предыдущей недели, российско-белорусский нефтяной кризис близок к поворотному этапу.

Придется платить
Прежде всего, обратило на себя истощение белорусской линейки аргументов. Темы энергоблокады Калининграда (идут переговоры), привлечения к транзитной блокаде Киева, выходу из Таможенного Союза, альтернативных поставок нефти из других регионов планеты и т.д. благополучно закрылись по причине или явной непродуманности или их перегрузки геополитическими фантазиями. На прошлой неделе аргументы, а по сути дела попытки шантажа, уступили место угрозам.
Основная угроза Минска заключается в пересмотре транзитного тарифа для поставляемой на европейский рынок российской нефти. Вновь, как в недалеком 2007 году всплыла сумма в 45 долларов за тонну транспортируемой нефти. Стоит напомнить, что 2 -3 января 2007 года с предложением резко увеличить стоимость транзита нефти выступил А. Лукашенко. Рост тарифа на нефть был использован в качестве компенсации на рост цен на газ, что спровоцировало первую российско-белорусскую нефтяную войну.
В те дни белорусский президент, чувствуя себя оскорбленным (Россия в 2007 г. заставила платить за газ в 2 раза больше, чем в 2006 г.), поделил сумму дополнительных газовых расходов республики на объем транзитируемой по территории республики российской нефти. Получилось почти 45 долларов. В итоге, транзит по указанию А.Лукашенко, обложили (по белорусской традиции задним числом) загадочной «транзитной пошлиной». При этом, что было весьма забавно, белорусские СМИ и представители белорусского министерства энергетики утверждали, что загадочная пошлина «отвечает мировой практике». Кто бы сомневался…
Закончилось все первой российско-белорусской нефтяной войной: конфискацией российской нефти, откачкой транзитной нефти на Мозырский НПЗ, и как следствие, отказом России от транзита нефти по территории Беларуси. В итоге переговоров, которые, естественно, с белорусской стороны вел уже А. Кобяков, так как главный провокатор – А. Лукашенко куда-то исчез, Беларуси пришлось согласиться на постепенный, растянутый на три года переход на мировые условия импорта российских энергоносителей. Попутно Россия приступила к проекту БТС-2, который к настоящему времени уже проложен на треть своей длины.
Возвращаясь в 2007 г. стоит напомнить, что через несколько дней после заключения соглашения на белорусский телеэкран вынырнул А. Лукашенко с воплем, что он «не согласен»… Ясно, что человек пытался спасти свое политическое «лицо». Именно тогда белорусский президент потребовал «собрать все, что мы делаем для России и выставить счет». Выставляют до сегодняшнего дня…
Все повторилось через три года. Белорусский президент ведет себя крайне отстраненно от переговорного процесса, который то оживляется, то прерывается… Вроде его не касается, но между тем, базовые условия белорусской стороны как раз и основаны на личных и устных договоренностях президентов России и Беларуси. Дело в том, что до настоящего времени белорусская делегация упорно ссылается на некие устные соглашения, достигнутые между Д. Медведевым и А. Лукашенко в день подписания документов о вступлении РБ в Таможенный Союз и в ходе личной беседы 10 декабря 2009 г. (Высший ГосСовет Союзного Государства).
Это просто беда. Для Минска стало какой-то странной традицией регулярно ссылаться на некие личные «устные договоренности». Причем по понятным причинам, все эти «устные договоренности» оказываются исключительно в пользу белорусской стороны. Ссылки на «устные договоренности», столь обильны, что иногда даже кажется, что официальный Минск как-то скромно оценивает размах российских обещаний – вполне можно было бы заявить, что российское руководство, учитывая глобальный вклад Беларуси в победу над фашизмом 60 лет назад, обещало снабжать Беларусь энергоносителями даром или покупать МАЗы и Белазы на вес по цене золота за кг…
Все это не шутки, так как мы сталкиваемся с какой-то невероятной международной неадекватностью. Со ссылками на личные договоренности дела на мировой арене не делаются. Цена вопроса – миллиарды долларов бюджетных денег и хотя бы протокол обязательно пишется. Возможно, что белорусский президент этому необучен, но С. Мартынов, как выпускник МГИМО должен же был этот вопрос как-то регулировать.
Автор этих строк, учитывая, что А. Лукашенко, видимо, переживает, посоветовал ему неделю назад: «Казалось бы, если позиция Минска столь уверенная, то, что останавливает А. Лукашенко снять телефонную трубку и напомнить президенту России о договоренностях от 10 декабря 2009 г. Ведь он часто по поводу и без повода твердит об особо дружественных отношениях, сложившихся между ним и российским руководством. Однако он не рискует звонить в Кремль, так как знает, что ему в ответ напомнят об его обещаниях» (Нефтяная война? 10 января 2010. http://www.politoboz.com/node/576).
Однако вместо телефонного звонка, белорусский президент направил президенту России письмо… Тот, кто предложил А. Лукашенко перейти к эпистолярному жанру, является полным, скажем так, неадекватом. (Автор извиняется за использование несколько страной лексики в аналитической статье, но сколько можно терпеть в руководстве государства, гордо заявляющего о себе, как «европейском» откровенно неграмотных представителей колхозной интеллигенции?).
Дело в том, что президентские договоренности, о которых непрерывно напоминает белорусское руководство, носили устный формат. Устный! Если о них и напоминать парнеру, то только в том же формате – устном. Менять формат нельзя. Это понятно любому студенту факультета международных отношений. Если формат меняется одной из сторон, то диалога не будет. Нельзя менять устные договоренности на письменные без взаимного согласия. Если одна из сторон стремится то, что было устно сказано друг другу, перенести на бумагу, даже в форме письма, то этим она пытается поставить партнера по переговорам в заведомо невыгодное положение – надо или подтверждать сказанное или опровергать… Неужели кто-то в Минске рассчитывал, что Москва не поймет этого мелкого местечкового жульничества в стиле Остапа Бендера?
Реакция Москвы была запрограммирована – письменный ответ на письмо президента написал вице – премьер правительства России И. Сечин, чем было А. Лукашенко, а в его лице и Беларуси, указано его истинное место в иерархии российских внешнеэкономических приоритетов.
Впрочем, еще более конкретное место белорусскому президенту указали 17 января на первом российском канале ОРТ в программе «Мультличности», где А. Лукашенко уготована роль вечного попрошайки и мелкого жулика.
Провал с письмом продемонстрировал российскому руководству, что белорусские власти продолжают скользить по наклонной, стремительно затягивая петлю на собственной шее. Нет иллюзий - официальный Минск реально способен сам себя загнать в могилу, но пойти на условия Москвы он просто не в силах. В белорусском политическом классе присутствует тот же синдром, что и в украинском - платить России за ее ресурсы, доступ к ее рынку, возвращать России кредиты, предоставить ей равноправный доступ к производственным активам и фондовым рынкам равнозначен потере перспектив политической карьеры и даже власти. Можно и нужно платить всем, кроме России.
Надежды на мирное разрешение конфликта по поставкам нефти постепенно испаряются. А. Лукашенко неуклонно идет по пути М. Саакашвили и В. Ющенко, рассчитывая на мифическую помощь и поддержку со стороны Брюсселя и Вашингтона. Белорусские СМИ самозабвенно цитируют многочисленные комментарии западных экспертов, которые в один голос ободряют Минск уверениями, что Москва побоится за свой имидж в Европе и не будет ввязываться в транзитный конфликт с Минском. Помнится, что нечто подобное говорилось и перед началом операции грузинских войск против Южной Осетии, и в отношении российско-украинского газового конфликта января 2007 г. и т.д.и т.п. В частности, руководство Грузии в августе 2008 года не просто ждало поддержки со стороны ЕС и НАТО, но была уверена в ней. Попутно, в Тбилиси твердили, что Москва убоится Брюсселя и Вашингтона. Итог тех иллюзий известен.
Между тем, Украина весь минувший год исправно платила за импортируемый из России газ… Научили, несмотря на развернутую год назад в ЕС антироссийскую пропагандистскую истерию, которая Киев не спасла. И в 2010 г. Украина будет исправно платить вполне солидную цену за получаемый российский газ.
Все это ждет и Беларусь. Придется платить… Никто на помощь в реальности не придет. Не поможет и МВФ, который только теоретически в силах увеличить кредитную поддержку республики, которую никто потом не спишет, чтобы не создавать прецедент. Между тем, А.Лукашенко расплачивается за кредиты МВФ своей властью. Буквально режет свой политический потенциал на кусочки и отдает, хотя он вряд ли это понимает, за каждый транш…
Но видимо те лица, которые сейчас реально управляют республикой, т.е. белорусские, условно говоря «три толстяка»: Макей – Петкевич – Мартынов (МПМ), все прекрасно понимают. И это их устраивает. Они не бегут на Запад с призывом помочь Беларуси «устоять против русского медведя». А стоило бы! А. Лукашенко немало сделал услуг НАТО и ЕС, он многим рисковал в эти полтора года и Брюссель мог бы в итоге раскошелиться для белорусского президента. Однако, действительно, зачем? Плоды западного вектора предназначены вовсе не для наивного А. Лукашенко, который сам сломает себе шею в постоянных противостояниях с Москвой. Наследнички найдутся.
Время угроз и шантажа закончилось. Пора и дело делать. Если выходить из Таможенного Союза, то А.Лукашенко должен принять на себя ответственность и отозвать свою подпись под документами, учреждающими ТС. Видимо придется объясняться и по поводу тех надежд, что питало белорусское руководство, когда оно входило в Таможенный Союз. Это сейчас многочисленные белорусские «эксперты» вещают с белорусского экрана, что они в первый раз слышат о том, что Беларусь в рамках Таможенного Союза не получит доступ к российской нефти по внутрироссийским ценам. Между тем, это не было новостью ни в ноябре, ни в декабре прошлого года. ТС формировался, оставляя нефтегазовую сферу вне пределов единой таможенной зоны. Стороны, формирующие ТС, договорились, что доступ к внутренним ценам на энергоносители возможен только в рамках Единого экономического пространства (ЕЭП). Белорусскую сторону такой формат устроил и она подписалась под ЕЭП.
ЕЭП был посвящен саммит в Алма-Ате (декабрь 2009 г.). Но тут произошла заминка. Было принято решение, что ЕЭП заработает не в 2011 г., а с 1 января 2012 г. Доступ к дешевой нефти отдалился еще на год. Отсюда и причина нефтяной войны – не мытьем, так катаньем выбить российскую нефть по российским ценам. Не получилось в ЕЭП, так в ТС. Не получится в ТС, сослаться на некие устные договоренности… Приходится выкручиваться, «забывать» и «вспоминать»…
С выходом РБ из ТС республиканским властям придется объяснять населению, что российские рынки сбыта окончательно потеряны для белорусского молока, тракторов, комбайнов и белья «Милавица», как и причины роста в разы цен на топливо на заправках. Кроме того, следом придут и иные процессы дезинтеграции, включая и пограничные… Это все Беларуси придется пережить.
Если необходимо вводить транзитный тариф в 45 долларов за тонну, то и это надо делать немедленно, но в этом случае придется объяснить населению республики: куда подевались два белорусских НПЗ, так как у Беларуси нет своего морского терминала, чтобы возить на них альтернативную нефть. Видимо в Минске литовский опыт никого так и не научил. Думается, что в этом варианте выиграет только Белорусский металлургический завод, которому металлолома из Мозыря и Новополоцка на пару лет хватит. Заодно Россия получит монопольный рынок для своих нефтепродуктов… С этим в Беларуси придется согласиться.
В любом случае надо что-то предпринимать, а не языком болтать.
Москва не уступит. Если кто-то в Миске по старой привычке думает, что в очередной раз удастся вывернуться, что все само по себе рассосется, то он крупно ошибается. Действительно, сколько можно паясничать и кривляться - корчиться на европейском подиуме и тут же побираться-христарадничать на востоке. Спектакль этот уже давно надоел и его сценарий давно известен. Не нужно быть сильным аналитиком, чтобы не видеть: эту партию Минск выиграть не в силах. Любой его ход приводит только к усилению противника. В результате мат в два хода неминуем. Минску придется платить.
09:35 18/01/2010




Loading...


загружаются комментарии