По прозвищу «Малёк»

Беглый капитан МВД Беларуси обвиняет высшее руководство страны в тотальной коррупции и разложении.

По прозвищу «Малёк»
Он дает пока  редкие и робкие интервью с оглядкой по сторонам. Это можно понять, потому что человек боится за свою жизнь. И рассчитывать ему особо не на кого, помощи и поддержки ждать неоткуда. Однако он пришел  к независимым журналистам не только от безысходности. Обратим внимание на факты его биографии.
Вячеслав Дудкин всегда был круглым отличником: с отличием окончил физмат школу,  с золотой медалью – гомельский лицей, с красным дипломом – Академию милиции. Его признали лучшим выпускником среди специализированных ВУЗов, он получал президентскую стипендию и представлял курсантов на выпускном балу у президента Лукашенко.  Он не скрывает, что, стоя за столом рядом с Лукашенко, млел от любви к президенту. Это сейчас он со смехом вспоминает, как топорно, но безотказно, Александр Григорьевич «купил» желторотого мента себе в союзники: поставил у стола рядом с собой и, подкалывая очкариков - физика  и математика,  тоже лучших выпускников Беларуси, в шутливом споре со студентами обращался к Славе за поддержкой как к равному. Что тут скажешь - у Александра Лукашенко не отнимешь обаяния, которое безотказно действует  на слабых духом.
Вячеслав  быстро рос по служебной лестнице. В 2002 году начал карьеру в должности оперуполномоченного ОБЭП Железнодорожного РОВД Гомеля. Уже в 2003 году переведен на должность старшего оперуполномоченного УБЭП УВД Гомельского облисполкома, в 2004 году – на должность оперуполномоченного  по особо важным делам практического подразделения центрального аппарата МВД, в 2005 году – старшего оперуполномоченного по особо важным делам УБЭП МВД, в 2006 году – и.о. начальника отдела по проведению специальных операций УБЭП МВД. С 2007 года Дудкин - и.о.  начальника отдела по борьбе с коррупцией в органах государственной власти Главного управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД.
Парень в меру циничный, довольно современный, уверяет, что незаконно обиженных за ним не числится. Оперативная работа ему нравилась, и он играл в борьбу с мафией, как играют дети в солдатиков. Стоит ли упрекать гомельского паренька  в излишнем служебном рвении? Да у нас все нынешнее руководство – горожане первого поколения, крестьяне без тормозов. Это наша – белорусская – особенность.  Но стоит отметить, что к 30 годам Дудкин так и не обзавелся квартирой, машиной и другими благами цивилизации. Буквально до последнего момента жил в общежитии и перед самым бегством получил на окраине Минска скромную однокомнатную квартиру. В белорусских спецслужбах карьеру сделать не сложно. Ротация кадров идет так быстро, что не успевают заполнять вакансии. Идиотов хватает, но толковых очень мало, причем и в МВД, и в КГБ, и в прокуратуре. Кадровый состав белорусских спецслужб - либо никчемные «старики», которым уходить  некуда, либо дерзкий молодняк.
Дудкин сделал феноменальную карьеру. Не занимая руководящих постов, он в силу различных обстоятельств стал  главным исполнителем ключевых разработок Владимира Наумова. Дудкин был единственным опером, который имел личный прямой доступ в кабинет министра. Наумов никому не доверял, у него не было команды толковых помощников и друзей, с которыми бы он шел по жизни. Наумов всегда ходил один. Он использовал молодого и умного офицера в своих целях на полную катушку, потому что опереться ему в МВД было не на кого. Вячеслав Дудкин сыграл ключевую роль в большинстве выявленных МВД за последние 5 лет ключевых коррупционных дел, обеспечивая победу  Наумова во внутриклановых разборках в окружении Лукашенко. Его прозвали в МВД «Малёк» именно за вызывающую молодость, которая никак не соотносилась с серьезностью поручений и масштабом дел, которые он вел.
Конечно, Наумов несет моральную ответственность за тех сотрудников, которых бросил на произвол судьбы. Но с этого человека станется. Я уже писал о его низких морально-волевых качествах. За благообразной внешностью бывшего министра скрывается трус редкой породы. Если бы капитан Дудкин вовремя прочитал книгу начальника минского СИЗО Алкаева, то, возможно, жизнь его сложилась иначе.
Это фрагмент воспоминаний Алкаева из его книги «Расстрельная команда». Алкаев описывает, как Наумов, будучи еще начальником Службы безопасности президента, а потом и министром внутренних дел, в 2000 – 2001 годах году всячески стимулировал начальника СИЗО к противостоянию с Сиваковым и Шейманом. Причем Наумов избегал открытых и ясных заявлений, он все время ограничивался полунамеками, создавая у людей иллюзию сильного, уверенного в себе и умного начальника.  Когда генеральный прокурор Божелко и председатель КГБ Мацкевич проиграли в столкновении с Шейманом, потеряли свои посты, Наумов выкрутился, оставаясь в тени. И бросил на произвол судьбы Алкаева – главного свидетеля по делу о похищении известных политиков:
«Я вошел в кабинет министра. Наумов встретил меня доброжелательно и даже несколько виновато. Вообще он выглядел смущенным и, как мне показалось, подавленным, хотя изо всех сил старался этого не показать. Но неуверенный голос и вялость в движениях выдавали его состояние. Как бы предваряя мой вопрос, он сказал: «Понимаешь, как все вышло. Одни люди искренне борются с преступностью, а другие только спекулируют информацией и используют её для устранения политических соперников». Мне показалось, что он говорит какими-то заранее заготовленными фразами, явно рассчитанными на ещё чьи-то уши. Поэтому я не стал задавать никаких волнующих меня вопросов, за исключением одного: что мне следует ожидать после всех произошедших событий, и почему за мной установлено наружное наблюдение? Наумов ответил, что я нахожусь под его опекой, и никаких проблем у меня не будет. А насчет наружного наблюдения он разберется, так как ему об этом ничего не известно». Алкаеву пришлось бежать из страны.
Спустя 8 лет, капитан Дудкин утверждает, что Наумов чуть ли ни дословно повторил ему эти же слова, когда молодой офицер пришел с вопросом «Что делать?». Капитан, наверняка,   сгорел бы в котле межклановой  борьбы, как сгинули многие умники и до него. Но он повел себя иначе. Впервые со времени бегства из Беларуси начальника СИЗО №1 Олега Алкаева сотрудник МВД открыто выступает против системы. Причем Алкаев – представитель советского поколения, не воспитанного Лукашенко, не вскормленного отравленной пайкой порочной системы. Сотни сотрудников МВД или прокуратуры тихонько увольняются из органов, многие уезжают заграницу. Против системы пошел человек, который еще недавно не отделял себя от нее, считая систему Лукашенко самой справедливой и надежной.  Дудкин набрался смелости и рассказал о том, что творится в белорусской властной верхушке. У него было несколько вариантов поведения: покаяться, повиниться перед президентом, сдать Наумова, уехать и тихо отсиживаться в России. Варианты есть всегда.
Знаете, кто спас Зенона Ломатя  от ареста? Чекисты! Они решили, что судьба Ломатя предрешена, поэтому и избили высокопоставленно чиновника. Но один важный чекист оказался умнее своих боевых товарищей. По слухам, заместитель Сухоренко взял диск с записью избиения и передал ее Наумову. Тот показал «кино» президенту. Увидев старика, валяющегося на полу и зовущего на помощь мать, Лукашенко пришел в ярость и приказал жестоко наказать зарвавшихся сотрудников КГБ вместе с их начальниками. А как иначе вы объясните, что заместитель Сухоренко Дементей после скандального увольнения и зачистки КГБ получил супер-должность – заместителя председателя Таможенного комитета, и живет себе припеваючи? Но это опыт – сын ошибок трудных. У молодого капитана Дудкина  по прозвищу «Малёк» опыта маловато, зато с совестью все в порядке. Парень повзрослел. Это сигнал о том, что поколение, выросшее при режиме Лукашенко, взращенное в его государственных институтах, все-таки не безнадежно.
12:10 19/01/2010




Loading...


загружаются комментарии